Книга III

Иновремяне: герои не нашего времени

"Мы - люди, и наш удел - познавать таинственные миры и вторгаться

в них".

Джордж Бернард ШОУ

Я долго сомневался, не зная с чего же начать свой рассказ об этом

удивительном и загадочном человеке. Придумал десятки различных вариантов

захватывающей завязки и умопомрачительного (как мне казалось) развития

сюжета. Но чем дальше оттачивал и доводил свой документальный рассказ о

реальном человеке, тем все больше герой в нем становился похожим на

персонажа фантастического романа. Как же сделать этого человека в глазах

читателя вполне реальной осязаемой фигурой? В конце концов пришлось

пожертвовать художественностью и перейти к непосредственному изложению этой

истории...

Что лукавить, на самом деле началось все очень просто, без

каких-либо приключений. Этот человек подошел ко мне и после недолгого

вступления сказал: "Я прилетел сюда на машине времени!!"- и представился:-

"Евгений Иосифович". Как по-вашему, что я должен был на это ответить?!

Прежде чем сказать "до свидания", я спросил, почему он именно мне все это

говорит и слышу в ответ явную чушь: он, якобы читал о машине времени... у

меня! Это было невозможно, ибо в то время моей книги о Времени не

существовало даже в черновиках. Впрочем, объяснять все это я не стал. Зачем?

Что с больного возьмешь?!

Версия о психической болезни была самой первой и самой логичной, я

и сейчас, столько лет спустя, иногда возвращаюсь к этой спасительной мысли,

и будь она правдой - все бы очень сильно упростилось в этой истории. Забегая

вперед скажу, что выяснял у местных медиков - человек он абсолютно здоровый

в психическом плане. Наоборот, как я потом имел неоднократную возможность

убедиться, он имел весьма острый и проницательный ум. В ответ на мое

прощание, он ответил тем же банальным "до свидания", но поставленным

ударением как бы подчеркнул, что свидание состоится обязательно.

Нельзя сказать, чтобы сейчас идея путешествия во Времени овладела

массами, но в те года всякое упоминание о собственном полете в машине

времени служило пропуском в психиатрическую лечебницу даже лучшим, чем почти

анекдотичное утверждение "Я - Наполеон!" Людей, которые могли поверить или

хотя бы прислушаться к данному заявлению было совсем немного: всего через

пару месяцев в газете "Социалистическая индустрия" промелькнет маленькая

заметка об известном физике Кипе ТОРНЕ, который наконец-то теоретически

обосновал возможность создания МВ, еще через год аналогичная книга выйдет у

московского ученого Игоря НОВИКОВА.

Наверное, должен был поверить в это и я. Евгений Иосифович не мог

об этом знать, но, действительно, уже около года в одной из редакций лежала

моя (первая) статья об опытах со Временем и о возможности создания МВ. (Но

не все так просто! Редактор отдела по фамилии Чудаков, сейчас - журналист на

пенсии, сам, наверное, считал меня чудаком. А что бы подумал он и все

остальные, если бы стало известно, что в погоне за лишними доказательствами

написанного я бы связался с умалишенным?!! Лучшей дискредитации и придумать

невозможно)... Именно поэтому, и не почему больше, я инстинктивно

перестраховался (в чем, вероятно, теперь и пытаюсь оправдаться перед самим

собой за упущенные возможности).

Прошло, однако, около двух лет, любопытство постепенно взяло вверх

и захватив с собой в качестве официального предлога для "нечаянного"

возобновления разговора пару собственных, уже вышедших к тому времени статей

на эту тему, я отправился в путь. Впечатление было такое, что Евгений

Иосифович ждал этого визита, во всяком случае ни малейшего удивления по

этому поводу не высказал. Разговор сам собой зашел о политике (самая модная

тема времен Перестройки), предстоящих выборов первого президента России...

"Да, интересное время сейчас!" - привожу его слова не совсем дословно,-

"Однозначно в президенты изберут Ельцина, это всем понятно. Горбачев уйдет,

СССР распадется, война между армянами и азербайджанцами продолжится, но при

этом еще подошли вплотную к войне Молдавия, Грузия, Чечено-Ингушетия,

Средняя Азия... Тут еще Украина как зубная боль..." Рассказывал он в

общем-то невероятные вещи, подкрепляя выводы вполне логичными фактами; все

это было чрезвычайно интересно, но пора было брать быка за рога...

- Евгений Иосифович, все это достаточно убедительно, вы случайно

не в Будущем про все это узнали? - на всякий случай улыбнулся, а вдруг его

прежнее заявление о машине времени было лишь шуткой?!

Нет, на самом деле я не так хорошо знал историю, да и многое успел

забыть. Знал бы, что история мне может пригодиться, может все не так бы

было... - он закурил папиросы ("Чертова привычка, никак не отвыкну!"), с

самым серьезным выражением на лице устроился поудобней на стуле (как

оказалось, надолго - на весь рабочий день) и стал говорить. Более

удивительного и одновременно нереального устного рассказа ни мне, ни тому,

кому я впоследствии давал послушать четыре полностью записанные кассеты, еще

не приходилось слышать. Ввиду того, что Евгений Иосифович достаточно часто

делал значительные отступления, рассказ привожу с чрезвычайно большими

сокращениями:

"Я был тогда, в 23-м веке, еще совсем молодым подростком. Однажды

вдвоем вместе с девушкой, чуть старше меня по возрасту, мы попали внутрь

машины времени. Каким образом и с какой целью - эту тайну я унесу с собой в

могилу... Мы собирались отправиться в гораздо более раннее Время, но так уж

случилось, что в тридцатых годах этого (вашего) века мы потерпели аварию...

Я сильно ударился головой, в таком состоянии лететь дальше не имело смысла.

Спутница моя была не в лучшем положении. Но не физические травмы были более

всего страшны...

Ужас сковал нас, когда выяснилось, что поврежденная Машина не

сможет вернуть нас обратно!! Возможно, существовал какой-то выход из этой

ситуации, но я был тогда лишь несмышленным мальчиком, и все, что смог

придумать - облегчить машину на вес самого себя. Пусть хоть один человек

долетит домой, и поэтому без колебаний я затолкнул девушку внутрь. Кроме

того, могло случиться так, что у машины не хватит энергии долететь до ХХIII

века, но где бы она не совершила вынужденную посадку, везде она оказалась бы

ближе к своему Времени и дальше от вашего жестокого века. Остаться в ХХ веке

гораздо страшнее, чем где-нибудь... попозже. Тем более, что мы хоть и слабо,

но все же знали, чем опасно то место и именно то время, где находились...

СССР - начало тридцатых...

Именно поэтому в вашем Времени остался я. Поначалу я надеялся на

какую-то помощь, но никто за мной так и не прилетел... Из-за травмы я

какое-то время болел, меня подобрали добрые люди, и их семья стала

впоследствии моей родной. И хотя отношение ко мне было хорошим, тем не

менее, признаться, я почти возненавидел это Время. Первый шок прошел, когда

я впервые в жизни прокатился на велосипеде. Самые незабываемые

впечатления!!! Да, и в ХХ веке есть свои маленькие радости!..

Потом вырос, поехал учиться в Ленинград на библиотекаря. Стал

встречаться с писателями, в основном с молодыми, которые тогда только-только

начинали робко пописывать, но которые, как я помнил, обязательно

прославятся. Не удивляйтесь, что у меня теперь столько рукописей и

автографов писателей.

Я помнил, что скоро должны начаться бессмысленные аресты и

расстрелы ни в чем не повинных людей, которые впоследствии будут осуждены

всеми, в том числе и самими советскими людьми. Насколько мелочны и

бессмысленны все эти революции, войны, вся эта суета, если заранее знать, к

чему это приведет. Мне, как человеку инородному в этом Времени, ни во что

нельзя было вмешиваться. Да и не было никакого желания участвовать во всем

происходящем, это как читать детектив с известным финалом. Но одно дело

знать о грядущих событиях, другое дело суметь воспользоваться своими

знаниями. У себя мы не привыкли особенно держать язык за зубами, да и к тому

же я "знал слишком много", вот и сболтнул лишнего. Формальной причиной было

то, что я якобы таскал в кармане пиджака фотографию Сталина с проколотыми

булавкой глазами...

...Камера, куда меня поместили, была маленькой, зато народу в ней

- под завязку. "Статьи" были в основном "политические", хотя мужики сидели в

основном малограмотные. Исключение составлял один офицер, его "подвел под

статью" сосед, которому не нравились чужие огуречные грядки под окном; сам

сосед сидел в соседней камере, на него "настучали" другие. Офицер же мне и

подсказал, как мне выйти из тюрьмы живым. Он понял, что я парень умный, но в

"современном моменте" ничего не смыслю. Теперь, когда надсмотрщик приносил в

камеру ежедневную порцию бумаги для курева, мужики подолгу терпеливо ждали,

пока я из обрывков составлял фрагменты газет и устраивал им коллективные

чтения. За компанию тогда я и втянулся в курение (в Будущем не было такой

глупой привычки), зато через пару месяцев в политике разбирался на

"отлично". Помогло и то, что, в отличии от остальных, я знал истинные цели

Сталина и Гитлера, а значит мог читать "между строк"...

Перед войной меня освободили. Попал служить в аэродромную службу

бомбардировочного полка вблизи Баку. Во время финской войны все опасались,

что англичане начнут бомбить кавказские нефтепромыслы (Действительно, такие

планы Англией готовились, хотя по другой версии, это был намеренный блеф:

разведка Великобритании в марте 1940 года лишь подбросила Сталину фильм, в

котором намекала, что тяжелые бомбардировщики "Веллингтон" с базы

королевских ВВС в иракском Масуле готовы нанести удар по тогда единственному

в СССР крупному району нефтепромысла в Баку - В.Ч).. Я помнил, что Англия

наоборот будет нашим (именно "нашим") союзником, что бомбежка Баку будет

предотвращена "благодаря" действиям Гитлера, но... тюрьма кое-чему успела

научить, и я "опасался" и "был бдительным", как все. И так же как все,

"верил" Сталину, соглашался, что война с Германией вовсе не начнется в

1941-м.

Зато когда Гитлер "внезапно" напал, я уже в воскресенье 22 июня,

когда офицеры были просто ошарашены, читал бойцам лекции о германском

зверином фашизме. Так и стал комиссаром, политработником. Рисовал плакаты, в

Будущем умеют рисовать практически все, вот мне здесь это и пригодилось.

Летчики всегда с удовольствием слушали мои политбеседы, особенно когда я

анализировал дальнейшие ходы союзников и противников. Надо было лишь не

сболтнуть ничего из того, что станет известным только после войны...

Последние надежды на помощь из своего века исчезли, даже если бы

она прилетела теперь, она просто не нашла меня - так уж меня жизнь кидала из

стороны в сторону! Прошел войну комиссаром, потом объездил со своей

эскадрильей практически всю Восточную Европу, Север, Среднюю Азию, Россию. В

том веке, откуда я родом, цены бы мне не было! Со стороны, конечно, они все

основные события истории видели, но одно дело подглядывать незаметно из

аппаратов, совсем другое - когда всю эту "историю" своими руками

чувствуешь...

Обзавелся семьей, вышел на пенсию, так незаметно и жизнь к концу

подошла. Здоровья - уж никакого, так что до того момента, когда создадут

первые МВ, я не доживу. Надежда была только на поисковые группы из Будущего,

теперь найти меня проще, достаточно обратиться в паспортный стол, но я сам

стал частью Истории. А это приговор для меня: никто не имеет права забрать

человека, от которого что-то зависит в Прошлом. Единственное, чем я могу

"подсластить себе пилюлю", - я оставлю им, современникам, информацию. Я же

знаю, какая именно информация о Прошлом ценится в Будущем, рано или поздно

они получат от меня эту "посылку", пусть не поминают лихом..."

Я бы еще добавил за него: "...и считают в какой-то степени

разведчиком..."

...Он ушел из жизни 19 октября 1991 года (странное сочетание

"девяток" и "единиц") ровно через 2 месяца после августовского так

называемого путча в Москве, который как раз и помешал мне приехать в этот

город в конце лета спустя год после последнего, четвертого или пятого нашего

разговора. Он умер за два века до собственного рождения...

Осталась его вдова, его ученики, его "посылка" и его личные тайны.

Поначалу я предполагал, что говоря о "посылке" он имел в виду именно своих

немногочисленных, но верных учеников. Именно так он их и называл, хотя сам

никогда не был учителем. Просто знакомился с соседскими мальчишками и

девчонками, учил их рисовать, писать стихи и прозу, говорил с ними о

непреходящих ценностях. Учил жить благородно. "Ученики" уж сами взрослые

дяди и тети, но периодически слали до последнего дня Евгению Иосифовичу

письма-отчеты форматом с приличную бандероль. Да, таким верным ученикам

можно было доверить свою тайну, и они донесли бы нужную устную либо

письменную информацию через детей и детей своих детей! Но... я обзвонил,

наверное, всех, осторожно интересуясь поручениями Учителя. Нет, никто даже

не догадывался о "великой миссии" казалось бы столь знакомого человека...

Еще через полгода, как мне кажется, я узнал разгадку. В конце

своей жизни Евгений Иосифович создал практически на общественных началах

прекраснейший краеведческий музей. Поглазеть на диковинку приезжали даже

из-за рубежа, особенным успехом пользовались им самим воссозданные

украшения, оружие, бытовые предметы старины. Лично меня заинтересовала его

"Лента времени" - огромной длины изображение всех основных исторических

событий одновременно по всей Земле от каменного века до... ХХI века

включительно! Правда, грядущие события изображены несколько расплывчато, то

ли автор подзабыл историю этого века, то ли не хотел допускать лишней и

опасной информации... Но самый главный сюрприз, как выяснилось, был не в

открытых фондах музея, а в его мастерской.

Тысячи, если не миллионы вырезок из журналов и газет, иллюстрации,

документы, семейные и бытовые фотографии, детские рисунки и дневники будущих

писателей, обычные письма, все, что как нельзя лучше характеризует нашу

эпоху с 1940 по 1991 года (есть и более ранние реликвии 17-19 веков).

Большая часть собрания просто попала бы в утиль, как сгинули в печках и в

мусорных ведрах письма и открытки, совершенно бесполезные для наших предков,

но незаменимо ценные для современных историков. Не сомневаюсь, что попади

это "полное собрание нашего века" в Будущее, из него бы узнали о нас

сегодняшних не меньше, чем из фондов "Ленинки", а кое в чем и больше. В

отличии от государственных архивариусов, Евгений Иосифович старался

подбирать не официально-помпезную информацию, а ту, что максимально была

приближена к действительности, классифицированная по самым невероятным

подборкам (от "Любви" до "Борьбы с генетиками"), она и есть сама жизнь со

всеми ее красивыми и неприглядными сторонами. В то же время, она - отражение

нашей действительности в глазах будущих потомков. Зная разделы этого

величайшего собрания, можно догадаться, что в Будущем изучение нашего

искусства ставят выше расследования военных преступлений, а темы любви,

экологии, освоения космоса, сегодняшних "нетрадиционных" наук интереснее

заунывных официальных отчетов и репортажей.

Если это "полное собрание" и есть пресловутая "посылка", то судьба

ее не может не вызывать опасений. Еще при жизни владельца музей дважды

подвергался опустошительным налетам современных варваров, Евгений Иосифович

  1. Книга III (2)

    Книга
    Вступление (начало философии; преемственности и школы). – Фалес. – Солон. – Хилон. – Питтак. – Биант. – Клеобул. – Периандр.; Анахарсис. – Мисон. – Эпименид.
  2. Книга III (3)

    Книга
    Анаксимандр. – Анаксимен. – Анаксагор. – Архелай. – Сократ. – Ксенофонт. – Эсхин. – Аристипп (ученики Аристиппа). – Федор. – Евклид. – Стильпон. – Критон.
  3. Книга III (5)

    Книга
    Гераклит. – Ксенофан. – Парменид. – Мелисс. – Зенон Элейский. – Левкипп. – Демокрит. – Протагор. – Диоген Аполлонийский. – Анаксарх. – Пиррон. – Тимон.
  4. Книга III (6)

    Книга
    Диоген из Лаэрты в Киликии (первая половина III в. н.э.), грамматик афинский, оставил нам единственную написанную в античности "историю философии" – 10 книг, в которых излагаются учения древнегреческих мыслителей, начиная
  5. Книга III (7)

    Книга
    Одна из величайших христианских добродетелей – это терпение. Вселюбящий Бог неторопливо проводит человеческую душу через испытания, необходимые для ее спасения.
  6. Книга III (8)

    Книга
    Арагорн взбегал крутой тропой, приглядываясь к земле. Хоббиты ступают легко: иной Следопыт и тот, бывало, сбивался с их следа. Но близ вершины тропу увлажнил ручей, и, наконец, нашлись едва заметные вмятинки.
  7. * книга III *

    Книга
    Но солнце точно померкло; расплылись и отодвинулись блеклые дали. Взгляд его неотразимо притягивал север: там среди угрюмых вершин парил в поднебесье огромный орел, снижаясь широким оплывом.
  8. Книга III (1)

    Книга
    Важным компонентом профессиональной дельности педагога-психолога в образовательном учреждении является оформление различного рода документации, сопровождающей каждое направление деятельности педагога-психолога.
  9. История России с древнейших времен до конца XX века в 3-х книгах Книга III

    Книга
    Третья книга из серии. "История России XX века" — очередной или затянувшийся «провал» в истории человечества или еще одна отчаянная попытка отстоять свои культуру, территорию, менталитет, свою веру как неотъемлемый элемент

Другие похожие документы..