Удк 81'1=81'366. 56+81'367. 625 Лаврентьев В. А. Взаимодействие категорий лица и залога

УДК 81'1=81'366.56+81'367.625Лаврентьев В. А.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КАТЕГОРИЙ ЛИЦА И ЗАЛОГА

Глагол выражает значение процессуальности в категориях вида, залога, лица, наклонения, времени, числа, при этом все названные категории находятся в многосторонних и многообразных связях между собой, однако далеко не все эти связи детально изучены и описаны. Нами анализируется взаимодействие категорий лица и залога; рассматриваются их сходства и различия; определяется степень взаимовлияния. При анализе применяется структурно-семантический подход.

Ключевые слова: категория, лицо, залог, субъект, объект.

Дiєслiво висловлює значення процесуальностi у категорiях виду, стану, особи, способу, часу, при цьому усi названi категорiї знаходяться у багатостороннiх та багатообразних зв’язках мiж собою, але далеко не усi цi зв’язки детально вивченi та змальованi. Нами аналiзується взаємодiя категорiй особи та стану; розглядаються їх схожостi та вiдмiнностi; визначається ступiнь взаємовпливу. Пiд час аналiзу використовцється структурно-семантичний пiдхiд.

Ключовi слова: категорiя, особа, стан, суб’єкт, об’єкт.

Verb expresses meaning of processuality in categories of kind, voice, person, mood, time and number. At this all these categories are in multi-faceted and numerous connections with each other though not all these connections are studied and described. The article analyses interactions of categories of person and voice, their similarities and differences and level of mutual influence. The analysis employs structural semantic approach.

Key words: category, person, voice, subject, object.

Грамматические категории взаимозависимы, причем одни находятся в тесной связи, другие имеют связь весьма слабую. Тесные единства образуют родственные категории, то есть те, которые близки по своей природе и по функции в языке. Так, действие связано с его носителем, что находит выражение в категории лица (личности-безличности), глагольное лицо является ядром функционально-семантической категории персональности; действие невозможно вне отношения к реальности, что находит отражение в категории наклонения, которое как морфологическое средство выражения отношения к действительности является ядром функционально-семантической категории модальности; реальное действие непременно существует во времени, что выражается в глаголе категорией времени, являющейся ядром функционально-семантической категории темпоральности. В свою очередь названные категории составляют категорию предикативности. Тесное единство образуют те категории, которые служат средством выражения одной и той же части речи или родственных частей речи. Близость и связь категорий определяется в таком случае их соотнесенностью с одной и той же частью речи: тесно связанными являются категории рода, числа и падежа, потому что в них находят свое выражение предметность, атрибутивность, количественность; категории вида, залога, наклонения, времени, лица составляют также тесное звено, потому что служат средством выражения одного реального факта (процесса), средством выражения одной части речи (глагола).

В данной статье речь пойдет о связи лица глагола с категорией залога как наименее изученного, на наш взгляд, аспекта этой проблемы, к тому же есть мнение, что залог «стоит особняком по отношению к другим категориям глагола» [2, с. 10].

По традиции категорию лица в глаголе рассматривают на уровне словоформы и определяют как словоизменительную категорию, выражаемую трехчленной системой противопоставляемых форм, однако «самой высокой ступенью абстракции грамматического лица является не взаимное противоположение трех форм лица, а противоположение форм, указывающих на наличие субъекта (личные глаголы), и форм, указывающих на отсутствие субъекта (безличные глаголы)» [6, с. 204], т. е. «на базе грамматической категории лица русского глагола… в языковой практике сформировалась оппозиция глагольных форм на оси «личность-безличность», выражающая отношение к лицу как наличие/отсутствие лица-деятеля» [7, с. 18]. Поэтому наряду с категорией лица выделяется категория личности-безличности, которая «служит для указания на то, есть ли в предложении главный участник (протагонист) сообщения, называемый именем в грамматической форме подлежащего, функцией которого является указание на первый смысловой «ранг» данного имени в ряду других имен предложения» [10, с. 321]. Наличие одной грамматической категории в другой, как это имеет место в глаголе (категория лица на уровне слова входит в более общую грамматическую категорию – категорию личности-безличности в глаголе, обращенную к синтаксису), представляет закономерность, наблюдаемую не только в структуре языка, но и во многих других явлениях объективного мира.

Категория залога имеет особое грамматическое содержание и функции, однако она является спорной, по-разному интерпретируемой в литературе, «в этой категории в чрезвычайно сложный узел связаны многочисленные явления лексики, словообразования, морфологии и синтаксиса» [5, с. 4], поэтому сразу оговоримся, что мы придерживаемся трехзалоговой системы [11, с. 282-285].

Категория залога выражает отношение действия к субъекту и объекту, следовательно, в отличие от категории лица (личности-безличности), указывающей на отношение действия только к субъекту, категория залога через действие выражает субъектно-объектные отношения, т. е. категория залога является субъектно-объектной категорией, а категория лица, если ее определять с тех же позиций, является категорией только субъектной. В предложении Сестра одевает брата форма одевает указывает на то, что действие, производимое субъектом, направлено на объект. В предложении Сестра одевается действие, выраженное глаголом, замыкается на субъекте, здесь объектом действия является сам субъект.

Категория залога, как и категории лица (личности-безличности), является реально-объективной категорией, однако если содержание категории лица носит словоизменительный, а личности-безличности – лексико-грамматический характер, то залог, по нашему мнению, следует квалифицировать как категорию смешанного характера, совмещающую процессы формо- и словообразования [9, с. 456].

Страдательный залог выражается возвратными формами, образованными от переходных глаголов. При возвратной форме глагольный субъект стоит (или подразумевается) в форме творительного падежа, а объект – в форме именительного: Приемщик объяснил, что телеграфные сообщения в азиатскую часть империи расцениваются по двойной таксе, и даже показал прейскурант, но штабс-капитан и слушать не хотел
(Б. Акунин). Действительный и страдательный залоги взаимосвязаны и взаимообратимы: ср.: телеграфные сообщения расценивают по двойной таксе, т. е. расцениваются – это возвратная форма к глаголу расценивать, поскольку постфикс -ся не меняет лексического значения, разница только в том, в какой позиции находятся (или могут находиться) субъект и объект.

Средневозвратный залог обозначает действие, не направленное ни на субъект, ни на объект, оно замкнуто в самом субъекте. Средневозвратный залог выражается возвратными глаголами, образованными от переходных (умыться, возвращаться). При возвратном глаголе субъект не может употребляться в форме творительного падежа, а всегда имеет форму именительного падежа. Средневозвратный залог объединяет глаголы с -ся, имеющие разные лексические значения. Такие глаголы можно сгруппировать в зависимости от оттенков значения, которые вносит постфикс, присоединяясь к переходным глаголам.

1. Глаголы с собственно-возвратным значением обозначают действие, направленное на субъект, на изменение его внешних признаков. Субъектом является одушевленное существительное и этот субъект испытывает на себе то действие, которое сам же и производит, в этих глаголах -ся = себя: Женщина же, которую Афраний назвал Низа, оставшись одна, начала переодеваться, причем очень спешила (М. Булгаков).

2. Глаголы с общевозвратным значением обозначают действие или состояние, которое полностью замыкается в субъекте, такие глаголы легко сочетаются с местоимениями сам, самому: Поскандалив, Василий Александрович переместился в очередь к международному окошку и отправил телеграмму в Париж (Б. Акунин).

3. Глаголы с взаимно-возвратным значением обозначают действие, которое выполняют несколько лиц, являющиеся одновременно и субъектами, и объектами действия,такие глаголы употребляются с сочетаниями друг друга или друг с другом: Ты, кстати, с ним помирись (В. Пелевин).

4. Глаголы с косвенно-возвратным значением обозначают действие, которое совершает субъект для себя, в своих интересах, такие глаголы сочетаются с местоимениями для себя, у себя: Улыбка на родительском лице вызвала во мне ревнивую досаду: она явно была адресована не мне, а вменяемым элитам, чью собственность я должен был научиться уважать (В. Пелевин).

5. Глаголы с активно-безобъектным значением обозначают характерную, постоянную, отличительную черту субъекта: Не бойтесь, он [пес – В. Л.] не кусается (М. Булгаков).

6. Глаголы с пассивно-качественным значением обозначают действие как характерную черту предмета или лица, но они испытывают это действие со стороны, а не производят его сами: Осторожно! Двери не закрываются... (заголовок в «МК»).

Внезалоговые глаголы с -ся, не употребляющиеся без постфикса: Наклонил [Мыльников – В. Л.] лысоватую голову, полюбовался своим творением (Б. Акунин); образованные от непереходных: Власти города долго стучались в закрытую дверь, чтобы выбить законное право помогать федеральным льготникам: сделать городские здания и транспорт «подъемными» для инвалидов («АиФ»); образованные от переходных, но разошедшиеся с ними по лексическому значению: В квартире на Надеждинской, куда Рыбников долго добирался с Литейного проходными дворами, его ждала не прекрасная дама, а молодой человек в крапчатом пиджаке (Б. Акунин), также являются возвратными глаголами, а не формами.

Сказанное выше позволяет считать залог смешанной категорией, хотя есть и другая точка зрения, по которой категория залога определяется как словоизменительная [3, с. 206]. Это дает основания некоторым ученым включать залог в глагольную парадигму: «Широко понимаемая глагольная парадигма включает в себя формы наклонения, залога, времени, лица и числа (в настоящем времени), рода и числа (в прошедшем времени и в сослагательном наклонении), а также формы причастий и деепричастий» [1, с. 5].

Залоговое значение во многом зависит от семантики глагола, а потому свойственно не всем глаголам. В современном русском языке есть глаголы, не сочетающиеся с прямым дополнением (непереходные глаголы), которые залоговых значений не имеют (гулять, спать и др.). Залоговые значения имеют только переходные (или образованные от переходных) глаголы. Поэтому, с одной стороны, категория переходности-непереходности шире категории залога, так как залоговые значения образуются только на базе переходных глаголов, с другой стороны, категория переходности-непереходности не покрывает категорию залога, так как залог выражает отношение не только к объекту, но и к субъекту (субъектно-объектные отношения), при этом залог выражается не только спрягаемыми формами глагола, но и причастием.

Внешние показатели категорий залога и лица (личности-безличности) часто совпадают. Так, для образования возвратных безличных глаголов и для залоговых образований используется один и тот же аффикс (постфикс -ся). При образовании безличных глаголов этот аффикс присоединяется к непереходным производящим глаголам, а при образовании глаголов с залоговыми значениями – к переходным, например: спит – спится, сидит – сидится и др.; ср.: пишет – пишется, строит – строится и др. Эти примеры показывают, что между категорией лица (личности-безличности) и категорией залога существует определенная взаимосвязь на почве образования значений этих категорий. Залоговые значения связаны с личными значениями в глаголе: если есть в глаголе залоговое значение, то не может быть безличного значения, и наоборот.

Следует отметить и тот факт, что от залога зависит количество личных форм глагола: «… в пассиве по сравнению с активом состав форм лица ограничен. В пассиве глаголы, как правило, регулярно образуют лишь формы третьего лица… Особенно это касается форм несовершенного вида, потому что формы совершенного вида в некоторых случаях способны передавать значение первого и второго лица…» [8, с. 190].

При глаголах действительного, средневозвратного залогов, а также внезалоговых собеседники (1-е и 2-е лицо) рассматриваются в первую очередь как возможные субъекты действия: Когда поездотъехал от последней латвийской станции… и… сталприближаться к российской границе, Николаспридвинулся к окну купе и перестал слушать косноязычную болтовню попутчика (Б. Акунин). Если же глагол стоит в форме страдательного залога, то система личных форм глагола «осуществляет соотнесенность действия с участниками речевой ситуации с точки зрения того, способны ли говорящее и слушающее лица выступать не как потенциальные субъекты, а как потенциальные объекты обозначенного действия (ср.: *пересматриваюсь – *пересматриваешьсяпересматривается)» [8, с. 192]. «Страдательные глаголы, действительно, редко употребляются в формах 1-го и 2-го лица, потому что обозначаемое этими глаголами отобъектное пассивное действие редко приписывается лицам речи, а также потому, что в русском языке есть формы страдательных причастий, передающие значения, близкие к значениям спрягаемых форм возвратных глаголов страдательного значения и употребляющиеся при подлежащих – личных местоимениях 1-го и 2-го лица предпочтительнее» [12, с. 143-144]: Следователь достал постановление и прочел, что я привлекаюсь свидетелем по взрыву на улице Твардовского, 31 (В. Карышев); Евгений Петрович, вы – региональный лидер. И сегодняшняя система четко вам говорит: выназначаетесь на должность Президентом и являетесь его представителем в регионе («Столичные новости»). Подобные случаи употребления глаголов объясняются тем, что некоторые глаголы страдательного залога выражают процесс, направленный на объект, выраженный одушевленным существительным. Также примеры употребления форм 1-го и 2-го лица глаголов страдательного залога встречаются при метонимическом переносе: Когда я пришлю Вам контракт подлинный – предложите Вы этой фирме издать полное собрание моих сочинений. Я здесь очень читаюсь – «Фома» на днях вышел 17-м изданием… (из письма М. Горького И. П. Ладыжникову).

Нечастотность употребления глагольных форм 1-го и 2-го лица страдательного залога объясняет и неупотреби-тельность подобных форм в односоставных определенно-личных предложениях, т. к. выражение значения определенности лица всецело принадлежит глаголу-сказуемому.

Спрягаемые страдательные формы употребляются в предложениях с неопределенно-личной семантикой (при расширенном толковании неопределенности [4]), но следует учитывать, что страдательная конструкция с невербализованным субъектом «может включать в круг возможных деятелей в принципе любое лицо, в том числе слушающего и даже самого говорящего: Глава перепечатывается им/тобой/мной… Между тем неопределенно-личная активная конструкция Главу перепечатали исключает участие в действии говорящего лица. Таким образом, пассивная конструкция, если можно так выразиться, «неопределеннее» неопределенно-личной» [8, с. 195].

Подводя итог сказанному, следует еще раз отметить, что все категории глагола взаимозависимы, в том числе лицо и залог.

  1. Удк 550. 4; 551. 46 Результаты экогеохимических исследований донных осадков Северо-Западной части Каспийского моря (1)

    Документ
    В работе изложены результаты мониторинговых химико-битуминологических исследований донных осадков, образцы которых получены в экспедициях 2 -2003 гг. на полигоне «Чистая Банка» размером 20х30 км в Северо-Западной части Каспийского моря между о.
  2. Удк 550. 4; 551. 46 Результаты экогеохимических исследований донных осадков Северо-Западной части Каспийского моря (2)

    Документ
    В настоящее время здесь наблюдается постепенное самопроизвольное восстановление растительного покрова, при этом обыкновенно на беспокровных участках первоначально образуются бурьянистые заросли.
  3. Удк 316. 334. 4 Социальная среда личности как основа ее формирования

    Документ
    Бұл мақалада құқықбұзушы тұлғаның қалыптасуына әлеуметтік ортаның әсер етуі талданады. Құқыққа қарама-қайшы-келетін нысан тәрізінде келетін тұлғалық деформациясы түрінде белсенді түрде әлеуметтік ортаға теріс әсер ететіндігі белгіленген.
  4. Удк 8 (07) ббк 74. 268. 3 М43

    Документ
    Доктор филологических наук, профессор Т.Д. Белова Доктор филологических наук, профессор А.А. Демченко Доктор филологических наук, профессор Н.В. Мокина Кандидат филологических наук, доцент О.
  5. Удк 02: 63 модельный стандарт деятельности библиотеки научно-исследовательского учреждения россельхозакадемии

    Реферат
    Настоящий документ разработан ГНУ ЦНСХБ Россельхозакадемии совместно с Секцией сельскохозяйственных библиотек Российской библиотечной Ассоциации на основе статистического анализа состояния научных библиотек НИУ АПК России (далее -
  6. Удк 631. 171: 633/635

    Реферат
    В связи с тем, что природно-производственные условия в республике варьируются в достаточно широком диапазоне, сельскому хозяйству нужен соответствующий им типоразмерный ряд машин.
  7. Удк 340. 6+681. 327+681 015 Д. В. Ландэ, В. Н. Фурашев (1)

    Документ
    В последнее время значительно повысился интерес к тематике цифровой идентификации личности, что принято связывать с ростом угроз международного терроризма, проблемами процессов демократизации при переходе к информационному обществу.
  8. Удк 340. 6+681. 327+681 015 Д. В. Ландэ, В. Н. Фурашев (2)

    Документ
  9. Удк 338. 124. 4(1-662) ббк 65. 9-97 с 65

    Документ
    Имя Джорджа Сороса - выдающегося предпринимателя и филантропа говорит само за себя. Доктор Honoris Causa, крупный исследователь финан­совых рынков и автор теории рефлексивности, Джордж Сорос почувствовал острую необходимость развить

Другие похожие документы..