Удк 316. 75+316. 34 Ббк 60. 563. 0+60. 542. 1

В отношении к содержанию базового гуманитарного образования изучение православной культуры является расширением, прежде всего, общего историко-обществоведческого, а также филологического и искусствоведческого образования в части знаний о традиционной религии как сфере общественной жизни, традиционной религиозной культуре как существенной части культуры российского общества в прошлом и в современности.

Элементы знаний о православной культуре присутствуют в базовом содержании общего среднего образования в курсах основных учебных дисциплин образовательных областей «Филология» (русский язык, литература), «Обществознание» (всеобщая история, история Отечества, обществознание), «Искусство» (изобразительное искусство, музыка, мировая художественная культура), «Естествознание» (социальная и экономическая география), «Технология» (в части изучения традиционной материальной культуры народа, ремесел, домоводства), что отражено в соответствующих образовательных стандартах.

Учебные курсы православной культуры включаются в учебный план общеобразовательной школы на всех образовательных ступенях по концентрической модели.

В начальной школе в виде основного учебного предмета «Православная культура» с нагрузкой 1 ч в неделю в 1—4 (1—3) классах и(или) путем интеграции его содержания в преподавание курсов отечественной истории, русского языка, чтения, родиноведения, региональных историко-обществоведческих учебных курсов.

В основной школе в виде основного учебного предмета «Православная культура» с учебной нагрузкой 1—2 ч в нед. в 5—9 классах 11-летки (5—10 классах 12-летки) и(или) в виде ряда учебных курсов, ориентированных на отдельные аспекты православной культуры («История Церкви», «Библейская история», «Церковнославянский язык», «Церковная музыка», «Традиционная русская культура» и др.).

В старшей школе в виде основного учебного предмета «Православная культура» с учебной нагрузкой 1—2 ч в нед. в 10—11 классах 11-летки (11—12 классах 12-летки) и(или) в виде модульных учебных курсов по выбору учащихся, ориентированных на отдельные аспекты православной культуры («Православное искусство», «Православная литература», «История Православия», «Православная этика» и др.).

Учитывая специфику знаний о православной культуре и сложившийся опыт ее изучения в общеобразовательной школе, целесообразно выделять на изучение курсов православной культуры на всех образовательных ступенях не менее 340 ч (374 ч при 12-летке).

Оптимальным с точки зрения полноты и качества освоения учащимися содержания образовательной области является выделение на ее изучение в учебном плане средней школы 544 ч (612 ч при 12-летке), в том числе на пропедевтический учебный курс в начальной школе 102 ч; на основной учебный курс в основной школе 340 ч (408 ч при 12-летке); на изучение православной культуры в старшей школе в виде интегрированного повторительного курса или модульных спецкурсов 102 ч.

Примерное содержание изучаемых знаний по учебному предмету «Православная культура» подразделяется на восемь содержательных линий. Совокупность содержательных линий и их состав (элементы содержания) адекватно отражает строение объекта изучения и его состав:

1) Православная христианская картина мира.

2) История православной религии и культуры.

3) Православная культура и религии мира.

4) Письменная культура Православия (православная словесность).

5) Православный образ жизни.

6) Нравственная культура Православия.

7) Художественная культура Православия.

8) Православие — традиционная религия русского народа.

9) Региональный (национально-региональный) компонент образования.

Содержание образования в основной школе является базовым в отношении содержания изучения православной культуры в начальной и старшей школе.

Содержание образования в начальной школе определяется разработчиками учебно-методического обеспечения для начальной школы самостоятельно на основе содержания образования в основной школе. Оно должно включать элементы из всех содержательных линий настоящего Примерного содержания на уровне, доступном младшим школьникам
и обусловленном возможностями учебной нагрузки в начальной школе.

В старшей школе элементы всех содержательных линий в интегрированном повторительном курсе изучаются на более высоком уровне теоретического обобщения в течение меньшего количества учебного времени.

Хотелось бы отметить, что дискуссии, проводимые в последние годы и посвященные проблеме интеграции православной культуры в наше образование, оказались по преимуществу бесплодными, неконструктивными. Это вполне относится к общественному обсуждению проблемы
в СМИ и в существенной части к дискуссиям в профессиональной среде. Почему так происходит? Попробуем разобраться, начав с нескольких общих замечаний.

Во-первых, дискуссия о вопросах, затрагивающих мировоззренческую проблематику, а наша проблема является как раз такой, не имеет смысла: если люди стоят на разных мировоззренческих позициях — они никогда не договорятся. Ситуация может измениться только в случае наличия «третьего», когда кто-то или что-то еще заставит стороны прийти к компромиссу. Если человек считает религию неполноценным мировоззрением, выдумкой, которая только затуманивает ум, парализует волю, уводит общество в мифологические дебри, трудно ждать от него спокойного отношения к этой проблеме, он будет стараться внести в нее или атеизм, или что угодно еще, способное оградить молодое поколение от «поповских сказок». Также православный, равно как иудаист, мусульманин и т. д., для которого его вера и культура — «наше все», желая добра ближним, будет стараться вернуть в светскую школу Закон Божий (во всех его конфессиональных вариантах). И вымести из нее все атеистические, безбожные идеи, разрушающие личность, нравственность, семью, культуру, государство и т. д.

Конечно, можно формировать и выражать свое мнение и на такой, «чисто» мировоззренческой основе, но это не поможет в решении конкретных проблем. Потому что не учитывается реальная ситуация в обществе, системе образования, игнорируются законные права сограждан, имеющих другие взгляды. Не те права, которые я готов признать, считаю разумными и правильными, а те, которые существуют безотносительно
к моему мнению и отношению, закреплены законодательно или не противоречат закону. Закон может быть и плох с той или другой стороны, но это закон, и его надо уважать как результат гражданского согласия на данный момент времени.

Итак, обсуждение проблемы с крайних мировоззренческих позиций — бессмысленно. Однако, к сожалению, такие оценки исходят не только от частных лиц и общественных объединений, но и от журналистов, ученых, даже чиновников. Их, конечно, нельзя не учитывать, нельзя и запрещать (если только они не содержат оскорблений, клеветы, подлогов и т. п., что можно доказать в суде). Однако для понимания ситуации, ее практического решения они (с обеих сторон) заведомо не полезны.

Второе замечание касается критерия опыта. Использовать здесь этот критерий можно, но трудно. На каждый аргумент, иллюстрирующий
негативные последствия изгнания церкви из светской школы, будет представлен контраргумент. Вплоть до того, что иначе мы не покорили бы целину, не вышли в космос и т. п.

Пользы изучения религиозной культуры в общеобразовательной школе многие оппоненты этой практики не видят и просто потому, что образовательные результаты, которые при этом достигаются, либо им неинтересны, либо вообще считаются ими ненужными для молодых людей
в современном обществе. И это касается, прежде всего, не вторичных результатов (эстетическое развитие, филологическое образование, экологическое воспитание и т. п.), а главного — приобщения детей к духовному, историческому и культурному наследию народа, формирования этнокультурной и этноконфессиональной идентичности. Того, что составляет ядро образовательного запроса на этот вид образования со стороны родителей, этноконфессиональных групп населения.

Еще один момент — сохраняющееся с прошлых времен убеждение, что любой вопрос о содержании образования в школе должен иметь одно, определенное решение. Можно еще согласиться с разнообразием в дополнительном образовании — дети могут выпиливать лобзиком, мастерить модели, танцевать, вышивать бисером. Но вот чтобы они, разделившись на группы, изучали что-то разное о мире, обществе, человеке, — это
«неправильно». Говорится, что тогда они будут отчуждаться друг от друга, отсюда недалеко и до экстремизма. А мыслится, может быть, даже
в подсознании, что они будут усваивать «не те» взгляды. Не так давно они были бы не коммунистическими.

Согласиться, что в обществе могут сосуществовать большие группы населения, которые по-разному смотрят на мир, человека в нем, такие люди могут только теоретически. Когда-то мы усвоили, что единственно верное учение — марксизм-ленинизм, потом нам сказали, что такое учение теперь либерализм-гуманизм. Все остальное не прогрессивно, должно отмереть и т. п. В результате действия таких людей всегда исходят из посылки, что надо придумать какое-то одно, «правильное» содержание
образования в области знаний о религии, которое должно устроить всех.

И третье замечание, как уточнение. В практическом плане обсуждаемая проблема почти полностью относится к изучению в школах православной культуры при участии Русской Православной Церкви. И не только из-за «веса» религии, традиционной для большинства населения. Ситуация почему-то иная с изучением некоторых народных верований
в ряде регионов, иудаизма или ислама. Особых вопросов и дискуссий это, как правило, не вызывает, и вспоминают о такой практике обычно только в связи с дискуссиями по поводу изучения православного христианства.

Общество в целом, особенно в его нерелигиозной части, на наш взгляд, главным образом должно заботить одно: чтобы изучение религиозной культуры в школе не препятствовало детям любить нашу Родину, семью, природу, приобщаться к национальной и мировой культуре, получать научные знания. Если будут представлены доказательства (с которыми можно идти в суд), что православная или любая другая религиозная культура препятствуют этому, только тогда надо бить в колокола, поднимать народ. В любом другом случае все тревожные заявления — это болезненное самовыражение людей, не находящих себе другого, полезного применения. Что касается преподавания православия в школе, то стоит отметить, что это способствует приобщению детей к культуре всего народа, к его объединению и воспитанию патриотизма у школьников.
А воспитание патриотизма в начальной школе является залогом воспитания достойных членов общества нашего великого государства!

М. Д. Шевцова

Образ «еврея-врага» в современной
антисемитской и неонацистской интернет-периодике

Известно, что фашизм, как и другие формы тоталитаризма, апеллирует, в основном, к психологии толпы, являясь, по выражению одного из первых исследователей этой идеологии В. Райха, прямым «выражением иррациональной структуры массового человека» [1, с. 20]. Другой исследователь истоков тоталитаризма и Холокоста, известный философ Х. Арендт в своей книге «Банальность зла. Эйхман в Иерусалиме» также показала: чтобы совершить самые чудовищные злодеяния, не нужно быть выдающимся гением, достаточно тупо, целенаправленно, не задумываясь исполнять чей-то чудовищно сумасбродный план. В определенных обстоятельствах «каннибалами становятся и обыкновенные люди», — пишет философ [2].

Эта проблема направляет нас на исследования механизма манипуляции массовым сознанием, используемым современными последователями нацистской идеологии с помощью новейших средств массовой информации. Одним из главных инструментов подобной манипуляции, многократно апробированным популистской практикой разнообразных политических экстремистов от черносотенцев и большевиков начала XX в. до современных скинхедов, является конструирование образа врага в сознании массового человека. Наиболее часто в роли такого врага выступают люди иной национальности или вероисповедания, отличающиеся от привычных стандартов восприятия цветом кожи, внешностью или образом жизни.

Образ еврея как объект подобного конструирования является одним из самых удобных и исторически востребованных в мировой националистической литературе. Это обусловлено как традицией европейского антисемитизма, уходящей корнями глубоко в Средневековье, так и российскими реалиями рубежа XX—XXI вв. Как показывают громкие публикации последних лет, в частности, выход книги А. Солженицына «Двести лет вместе», «еврейский вопрос» для России, по замечанию М. Гефтера, далеко не утратил своей актуальности [3, с. 185].

Антисемитизм как разновидность экстремисткой идеологии становится востребованным для массового сознания, как правило, в кризисные моменты истории, хотя в латентной бытовой форме он является неотъемлемым спутником нашей жизни. Образ «еврея-врага», созданный в 90-е гг. в российской национал-патриотической прессе, буйно расцветшей в это время на фоне резкого падения уровня жизни и политических неурядиц, — прямое продолжение и развитие расово ориентированного националистического мифотворчества начала XX в. и нацистской пропаганды 20—40-х гг. В последнее десятилетие в связи со стабилизацией политической жизни, как и вся шовинистическая пропаганда, он был постепенно вытеснен из печатных СМИ в электронные, где продолжает существовать по сей день, подпитывая плевелами ненависти современное массовое сознание.

Являясь образцом самой примитивной и потому вполне понятной массе риторики, этот образ — смесь излюбленных жанров тоталитарного агитационного творчества: карикатуры, лозунга и различных конспирологических теорий, направленных на то, чтобы запугать обывателя и заставить почувствовать себя во враждебной социальной среде. Здесь используются все проверенные средства подобной пропаганды:

1) ссылки на «авторитетных» авторов — «классиков» антисемитской публицистики и их сочинения — от «Международного еврейства» Г. Форда [URL: /biblioteka/ford.htm] и «Спора о Сионе»
Д. Рида до «Русофобии» И. Шафаревича [URL: / russian/library/ books/shafarevich.htm] и «Десионизации» В. Емельянова [URL: http://magiaworld. /library/book-162.html]; особой популярностью среди увлекающейся подобной литературой молодежи пользуются книги Г. Климова («Протоколы красных мудрецов», «Князь мира сего» и др. [URL: http://www.g-klimov. info/]);

2) цитирование классиков русской литературы и примеры карикатурного изображения евреев из их произведений — здесь первенство, несомненно, принадлежит Н. В. Гоголю («Тарас Бульба») и Ф. М. Достоевскому («Дневник писателя», «Братья Карамазовы»), но не забываются
и другие менее известные антисемиты XIX в. — Н. Суворин, К. Победоносцев и даже Александр III;

3) гораздо реже и осторожнее подобные интернет-издания используют одиозные профашисткие сочинения, вроде «Мифа XX века» А. Розенберга [URL: /rosenberg_estimation/], «Майн Кампф» А. Гитлера [URL: http:// /the_books/mein_kampf1.php] и их российских последователей — таких, как «Иуда на ущербе» К. Родзаевского [URL: /rhall/rodzaevsky-iuda-na-usherbe.html] и т. д.;

4) не остается в стороне и традиционный для антисемитов религиозный акцент — так называемый «кровавый навет» — обвинение иудеев
в ритуальных убийствах с целью использования человеческой крови
в своих обрядах, что в свое время стало поводом к нескольким крупным еврейским погромам. Особое место здесь занимает Записка Министерства внутренних дел Российской империи 1844 г. «Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их», авторство которой приписывается писателю и составителю известного словаря В. И. Далю [URL: /history/library/dal.htm];

5) специальной темой в антисемитской интернет-периодике является отрицание Холокоста, представление его как спекулятивной выдумки, сознательно созданной Израилем, чтобы выкачивать деньги из европейских стран и, в частности, из Германии [4, с. 47].

В целом, образ еврея в интерпретации современных националистов неотделим от обобщенного образа еврейского народа (не случайно постоянно обращается внимание на такую черту евреев, как коллективизм
и взаимопомощь) — как народа-оборотня, представляющего мировую опасность, и в особенности для России. В некоторых изданиях наша страна прямо объявляется зоной скрытой «еврейской оккупации», а вся ее современная политическая и культурная элита — поголовно сменившей фамилии «еврейской мафией» (приводятся даже их «настоящие» фамилии). Устойчивой мифологемой, наследуемой от традиционного антисемитизма начала XX в., является идея «жидомасонского заговора» и тайного мирового еврейского правительства («кагала»), штаб которого находится в США.

Итак, можно сказать, что образ еврея-врага в антисемитской интернет-публицистике не претерпел существенных изменений и почти полностью повторяет тот, который был создан русскими черносотенцами в начале XX в. и затем использован нацистами во время Второй мировой войны для оправдания Холокоста на оккупированных советских территориях [5, с. 133]. Этот образ почти целиком есть заимствование и гипертрофированное негативное развитие фольклорного образа еврея, сложившегося
в массовом сознании под влиянием многовековой антисемитской политики и пропаганды и включающего в себя несколько устойчивых черт-стереотипов:

  • евреи — ростовщики, богатые и жадные;

  • евреи — антихристиане, не принявшие и казнившие Иисуса Христа;

  • евреи — ленивые, поэтому занимаются только «легким» интеллектуальным трудом;

  • евреи-иудеи — опасные сектанты, питающиеся человеческой кровью;

  • внешность евреев — отталкивающая;

  • быть евреем стыдно, поэтому они маскируются под другие национальности, меняют фамилии и т. д.;

  • евреи помогают друг другу и стараются захватить самые «теплые места».

Цель создания подобного образа в массовом сознании понятна — подвести аудиторию к выводу, что евреи — «вырождающаяся нация», враги русских и всего человечества. Очень часто это, к сожалению, удается, так как массовому интернет-пользователю и читателю такой литературы не хватает главного противоядия подобной агрессивной пропаганде — элементарных знаний: он не слышал, что такое Холокост, иудаизм для него столь же экзотическая религия, что и вуду, а евреев он видел только на антисемитских карикатурах. Именно невежество потребителя идей антисемитизма и делает возможным его распространение. Пробел, возможно, хоть отчасти восполнит новый предмет «Основы религиозных культур
и светской этики», который планируется ввести во всех школах страны
к 2012 г., а также специальные программы по развитию у школьников толерантного сознания, в частности, через изучение страшного опыта Второй мировой войны — Холокоста [6, с. 3].

Литература

      1. Райх В. Психология масс и фашизм. СПб., 1997.

  1. Фадееева И. Тоталитарное общество Ханны Арендт. URL: /153/arendt.htm

  2. Гефтер М. Эхо Холокоста и русский еврейский вопрос. М., 1995.

  3. Альтман М. М. Отрицание Холокоста: история и современные тенденции. М.: Фонд «Холокост»; Журналистское издат. агентство «ЖАГ-ВМ», 2001. 88 с.

Л. С. Щербакова

Понятие о чести. Честь истинная и ложная

Как уже отжившие, но еще красивые осенние листья, с легким шелестом из нашей жизни уходят слова: верность, честь, мужество, целомудрие, благородство, достоинство.

Все эти понятия устаревают и становятся неактуальными среди современной молодежи.

В 2007 г. во время посещения монастырей в Задонске, нам выпала возможность пообщаться с настоятельницей женского монастыря матушкой Марией. Один из паломников спросил: « Существует ли в православии понятие честь? Если существует, то как к нему относится с православной точки зрения?».

Вот что ответила матушка: «Слово „честь“ объединяет в себе такие категории, как почитание, уважение, честность в отношении какого-либо человека. И здесь мы по опыту знаем, что есть такое понятие, как честь, так как человек, имеющий честь, сам должен быть и бывает честен во всех отношениях с людьми, его окружающими. Такие качества, как справедливость, доброта, щедрость, готовность к самопожертвованию, достойны почитания, уважения и чести».

Понятие «личность» является базовым понятием всего мироздания, так как источником всего сущего — видимого и невидимого — является Личность Живого Бога Вседержителя, который по своему образу и подобию сотворил человека как личность и дал ему Дух жизни. Создав человека личностью, Бог дал ему свободу быть или в чести, или не в чести — в зависимости от правильности (праведности) его жизни. А значит, человек сам своим поведением определяет достоинство своей личности — то есть чего он достоин, чести или бесчестия. Поэтому можно сказать, что понятия чести и достоинства личности не только существуют, но и являются основными в понимании смысла жизни человека, ибо они при правильном православном рассмотрении их дают ответ на вопрос: «Что же есть человек в этом мире, и какова его ценность и предназначение?».

Но хотелось бы показать на конкретных примерах, что значит честь истинная и честь ложная. В 2007 г. на улицах Санкт-Петербурга проводили социологический опрос, у прохожих спрашивали: «Как вы думаете, есть ли в России герои, которые погибли за веру? Кто они?». Такой простой вопрос вводил в ступор. Если люди старшего поколения могли назвать одно-два имени, то молодежь растерянно молчала. И это больно
и обидно, что подрастающее поколение учится не на примерах людей, которые достойны уважения, а на «героях» и лозунгах, пришедших с Запада и противоречащих нашей православной вере. В нашей стране
не принято говорить о подвиге, это считается уже устаревшим, никому
не интересным. А сегодня тем более, нашим государственникам, видимо, русские герои не нужны. Вот почему мы видим инвалидные коляски бывших воинов в Чечне, унижающихся в поисках куска хлеба на вокзалах и в электричках. Калеки-воины не уместны на сатанинском пиру, устроенном в честь разграбления Руси. Лишь в церквях и монастырях помнят
и уважают этих людей, положивших свою жизнь за православную веру.

Это герой-современник, это явный пример чести истинной и благородства. Евгений Родионов погиб 19-летним мальчиком от пыток маджахедов за то, что не снял с себя креста, не предал своей веры, своего Бога
и свою Родину. В 2002 г. 16 апреля в Ростове-на-Дону проходил закрытый суд, на котором подсудимыми выступили 17 русских солдат, воевавших на стороне боевиков. Боевики их выдали, так как от предателей, как правило, стараются избавиться как можно быстрее. И там, на суде, в одном зале, недалеко друг от друга сидели матери убитых и матери убийц. И возникает вопрос: «Чья мать счастливее, та, у которой сын погиб,
не изменив ни долгу, ни чести, или та, чей сын — убийца и предатель жив?!».

«У Жени был выбор — только вскинь руку в чужом приветствии, крикни „Аллах акбар!“, возьми в руки оружие и стреляй в своих же — тех, с кем вчера вместе ходил в дозор, ел кашу! И ты останешься жив, и тебя не тронут, а наоборот, будут называть братом, сытно кормить — вот
и все, ничего больше не нужно делать!» — говорит мама Жени Любовь Васильевна. Так поступил товарищ Жени по плену Костя, который в присутствии иностранных репортеров в лицо матери сказал, что нет у него больше ни матери, ни Бога…

При жизни Евгений был самым обычным мальчиком из ничем не примечательного провинциального городка, бренчал на гитаре, писал стихи
и мечтал стать поваром. Но, погибнув, Евгений Родионов перестал быть обычным. Для его почитателей, среди которых — глубоко верующие христиане, ветераны войны, российские националисты, Евгений — это символ патриотизма и чести человеческой, который, как верят тысячи людей, внушит гордость юному поколению и даст миллионам попранных россиян то, чего им так отчаянно не хватает, — надежду.

В 2002 г. в переписи населения России 85 % жителей России назвали себя православными. Вы только вдумайтесь в эти цифры!!! Но мало сказать, нужно подтвердить свои слова на деле. Видно, что только единицы из этих 85 % могут считаться православными. А если провести опрос населения России и спросить: считаете ли вы себя человеком чести? То это будет 100 % результат положительных ответов, хотя современное общество катится по наклонной, и мало кого можно назвать человеком чести. Да и само понятие чести теряется среди других категорий. Но если вы христианин, вы должны всегда помнить о чести и хранить ее как зеницу ока, чтобы никто не мог вас упрекнуть в бесчестии.

«Юный солдат стоит, как на параде. У него лицо человека, для которого долг — это все», — никак не выходит из головы эта фраза, произнесенная опять же иностранными СМИ. Чужое государство завидует, что
у нас есть такие герои и негодующе разводит руками на тот факт, что
в России они забыты. Заметьте, что герой, человек чести — это обязательно глубоко верующий.

Литература

  1. Гусейнов А. А., Апресян Р. Г. Этика. М., 1998.

  2. Дубова О. Н. Честь имею: Курс занятий по патриотическому воспитанию молодежи. М., 2001. С. 27—32.

  3. Кон И. С. Словарь по этике. М., 1975. С. 353—354.

  4. Моховой А. Жить по чести // Наследник. 2003. № 5. С. 3—5.

  5. Протоиерей Олег Ки. Что такое честь? // Благовест. 2004. № 5. С. 1—2.

  6. Руденская М, Руденская С. «Наставникам... за благо воздадим». Л., 1986. С. 135.

  7. Совет русской православной веры: Непознанный мир веры. Сретенский монастырь, 2010.

  8. Янушкявичене О., Янушкавичюс Р. Основы нравственности: методич. пособие. М., 2002.

  9. Янушкявичене О., Янушкавичюс Р. Беседы по этике для старшеклассников. М., 2002.

Сведения об авторах

Баркалова Н. В.канд. социол. наук, начальник психологической лаборатории ФБУТ УФСИН России по Саратовской области.

Беспалова Е. В. социальный педагогМОУ СОШ № 5.

Брякин В. В.канд. филол. наук, доцент кафедры русского языка Балашовского института Саратовского университета..

Бузыкина Ю. С. аспирант кафедры психологии ПГПУ им. В. Г. Белинского, г. Пенза.

Вершинина М. В. аспирант кафедры психологии ПГПУ им. В. Г. Белинского, г. Пенза.

Ворсунова И. Н. учитель истории и обществознания МОУ СОШ № 12,
г. Балашов.

Голомазов Р. В. — выпускник факультета психологии Балашовского института Саратовского университета.

Гороховский П. Д. ВГУ им. П. М. Машерова, г. Витебск, Республика Беларусь.

Гусаков П. И. ВГУ им. П. М. Машерова, г. Витебск, Республика Беларусь.

Елютин Р. С. старший психолог психологической лаборатории ФБУТ УФСИН России по Саратовской области.

Жилич Л. Н. студентка 3 курса педагогического факультета Балашовского института Саратовского университета.

Жогов С. С. — учитель истории МОУ «Гимназия имени Героя Советского Союза им. Ю. А. Гарнаева», г. Балашов.

Иноземцев (О. Вадим) Настоятель Покровского храма с. Б. Мелик Балашовского района Саратовской области.

Каргина Ю. Ю. студентка 4 курса филологического факультета Балашовского института Саратовского университета.

Кашицына Л. В. — старший преподаватель кафедры безопасности жизнедеятельности Балашовского института Саратовского университета.

Кондрат Е. Н. канд. юридич. наук КГУ им. Н. А. Некрасова, г. Кострома.

Константинов В. В. канд. психол. наук, декан факультета психологии ПГПУ им. В. Г. Белинского, г. Пенза.

Коповая О. В. канд. пед. наук, доцент кафедры педагогики Балашовского института Саратовского университета.

Коповой А. С. канд. пед. наук, доцент кафедры педагогики Балашовского института Саратовского университета.

Костырев Г. Е. зам. директора по общественным вопросам Балашовского института Саратовского университета..

Крайнева Л. В. директор МОУ ДОД «Детская школа искусств № 1», г. Балашов.

Логачев Р. В. курсант 3 курса Высшего военного института тыла (Филиал Академии тыла и транспорта), г. Вольск.

Макеева Н. В. аспирантка кафедры практической психологии Балашовского института Саратовского университета..

Малюхина Л. В. начальник отдела культмассовой работы БФ СГАУ имени. Н. И. Вавилова.

Малюченко Г. Н. — д-р психол. наук,декан факультета психологии Балашовского института Саратовского университета.

Мухортова Н. А. ученица 11 ф/м класса МОШИ «Лицей-интернат г. Балашова».

Назаров В. В. канд. ист. наук, доцент, заведующий кафедрой экономики
и права Балашовского института Саратовского университета.

Нестерова А. Ю. старший преподаватель кафедры немецкого языка Балашовского института Саратовского университета.

Острикова А. Г. учитель русского языка и литературы МОУ СОШ № 5,
г. Волгоград.

Платонов Г. М. канд. ист. наук, заведующий кафедрой гуманитарных и естественно-научных дисциплин БФ СГСЭУ.

Пучкова Т. И. методист МОУ СОШ № 5.

Разаева Л. А. канд. филол. наук, доцент кафедры русского языка Балашовского института Саратовского университета.

Репина В. В. учитель русского языка и литературыМОУ СОШ № 5 г. Балашова.

Розеватов Г. А. — канд. социол. наук, доцент кафедры социологии, социальной политики и регионоведения ПАГС имени П. А. Столыпина, г. Саратов.

Розеватов Д. А. — преподаватель кафедры английского языка ПАГС, г. Саратов.

Романенко А. С. студентка 4 группы филологического факультета Балашовского института Саратовского университета.

Руднева Н. М. учитель истории и обществознания МОШИ «Лицей-интернат г. Балашова».

Саноян Т. Р. аспирант кафедры психологии ПГПУ им. В. Г. Белинского,
г. Пенза.

Сергадеев И. Ю. — научный сотрудник Главного исследовательского центра (ИУ КС), г. Москва.

Cергеев С. И. зам. начальника Балашовского отдела Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Саратовской области в г. Балашове.

Соколец Н. В. — учитель истории и обществознания МОУ СОШ № 9, г. Балашов.

Сучкова З. Л. — руководитель Центра духовно-патриотического воспитания Балашовского института Саратовского университета.

Терещенко А. С. — студентка 2 курса педагогического факультета Балашовского института Саратовского университета.

Цыганова Т. Ф. — канд. филол. наук, доцент кафедры русского языка Балашовского института Саратовского университета, учитель русского языка МОШИ «Лицей-интернат г. Балашова».

Чичкова Л. Я. — учитель русского языка и литературы МОУ СОШ № 9,
г. Балашов.

Шакирова М. Р. — учитель истории МОУ СОШ № 16, г. Балашов.

Шевцова М. Д. — ученица 11 класса МОУ «Гимназия имени Героя Советского Союза имени Ю. А. Гарнаева», г. Балашов.

Щербакова Л. С. — студентка 241 группы филологического факультета Балашовского института Саратовского университета.

Юмашева Т. А. канд. пед. наук, доцент кафедры социальной работы Балашовского института Саратовского университета.

Ясакова Е. А. канд. филол. наук, доцент кафедры литературы Балашовского института Саратовского университета.

ДЛЯ ЗАМЕТОК

ДЛЯ ЗАМЕТОК

Научное издание

Профилактика религиозного экстремизма
и противодействие его проявлениям
в молодежной среде

Материалы

I Всероссийской научно-практической конференции

г. Балашов, 21 октября 2010 г.

Под общей редакцией

Т. А. Юмашевой

Подписано в печать 29.11.10. Формат 60×84/16.

Уч.-изд. л. 9,9. Усл.-печ. л. 10,5.

Тираж 100 экз. Заказ №

ИП «Николаев»,

г. Балашов, Саратовская обл., а/я 55.

Отпечатано с оригинал-макета,

изготовленного редакционно-издательским отделом
Балашовского института Саратовского университета.

412309, г. Балашов, Саратовская обл., ул. К. Маркса, 29.

Печатное агентство «Арья»,

ИП «Николаев», Лиц. ПЛД № 68-52.

412309, г. Балашов, Саратовская обл.,

ул. К. Маркса, 43.

E-mail: arya@balashov.san.ru

1 Свиридов, С.. Молодежные субкультуры, жизнь вне общества. URL: http:// /atributika-neformalov/3/

180

  1. Бюллетень новых поступлений за март 2011г (1)

    Бюллетень
    Тарасов, Александр Алексеевич. Процессуальные и тактико-психологические проблемы расследования преступлений группой следователей : автореф. дис. к.ю.
  2. Бюллетень новых поступлений за апрель 2011г (1)

    Бюллетень
    Минаев, Виталий Анатольевич. Совершенствование библиотечного законодательства с учетом норм авторского права : автореф. дис. к.ю.н. : 12.00.03 / В. А.
  3. Удк 947 ббк 63. 3(2)622 Р89

    Документ
    ЗОЛОТАРЕВ В. А. (председатель), ВАРТАНОВ В. Н. (первый заместитель председателя), БАРСУКОВ А. И. (заместитель председателя), МУХИН В В. (заместитель председателя), ЕФРЕМОВ А.
  4. Книга под голубым шариком символизирует знание без границ. Во «флинте» (1)

    Книга
    Издательство «ФЛИНТА» существует на книжном рынке с 1996 г. Наш логотип – раскрытая книга под голубым шариком — символизирует знание без границ. Во «ФЛИНТЕ» ежегодно выходит более 200 книг.
  5. Книга под голубым шариком символизирует знание без границ. Во «флинте» (2)

    Книга
    Более 50 книг издательства стали победителями различных конкурсов. В 2006 году на Сибирской книжной ярмарке издательство «ФЛИНТА» награждено малой золотой медалью за высокий уровень дидактических материалов.
  6. Вшести томах Том 1 эргономика комплексная научно-техническая дисциплина под-редакцией канд психол наук А. И. Назарова Москва «Мир» 1991 ббк 30. 17 439

    Документ
    Авторы: Ж- Кристенсен, Д. Мейстер, П. Фоули, Н. Моури, К. Уикепс, К. Хойос, П. Килонен, Э. Аллуази, Д. Миллер, А. Суэйн, Дж. Найт, мл., Т. Смит, К- Смит, Р, Соркин, Б.
  7. Удк 025. 32: 65. 011. 56

    Документ
    MARC 21 формат для бібліографічних даних : методичні рекомендації : (скорочений варіант) / [Авт.-уклад.: Бруй О.М., Малецька О.В., Чорна Т.В.] ; Національний університет “Києво-Могилянська академія”, Наукова бібліотека.
  8. України починалася нова історична доба. © Солдатенко В. Ф., 2010 Видання розраховане на науковців, викладачів, студентів, усіх, хто ці­кавиться історією України

    Документ
    Остання, четверта книга історичних есе-хронік присвячена відтворен­ню й оцінці подій 1920 р. в Україні. Завершальний етап громадянської війни ознаменувався вирішальними перемогами Червоної армії над польськими інтервентами, залишками
  9. Видання розраховане на науковців, викладачів, студентів, усіх, хто ці­кавиться історією України

    Документ
    Рекомендовано до друку Вченою радою Інституту політичних і етнонаціональних досліджень ім. І.Ф. Кураса НАН України (протокол № 4 від 29 вересня 2009 р.

Другие похожие документы..