Художественный мир прозы э. Мальбахова: творческая индивидуальность и жанровое своеобразие 10. 01. 02 литература народов Российской Федерации (кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература)

На правах рукописи

Мизова Залина Замирджановна

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР ПРОЗЫ Э. МАЛЬБАХОВА:

ТВОРЧЕСКАЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ И ЖАНРОВОЕ

СВОЕОБРАЗИЕ

10.01.02 – литература народов Российской Федерации

(кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Нальчик – 2011

Работа выполнена в секторе кабардинской литературы Учреждения Российской академии наук «Институт гуманитарных исследований Правительства КБР и Кабардино-Балкарского научного центра РАН»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Тхагазитов Юрий Мухамедович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Куянцева Елена Александровна

кандидат филологических наук, доцент

Мартазанова Ханифа Магомедовна

Ведущая организация: Адыгейский государственный

университет

Защита состоится «23» декабря 2011 г. в _____ часов на заседании Диссертационного совета ДМ 212.076.04 при Государственном бюджетном образовательном учреждении «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова» (360004, КБР, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного бюджетного образовательного учреждения «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова» (360004, КБР, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173).

Автореферат разослан «»2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета А.Р. Борова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Адыгская, в частности кабардинская, проза давно стала объектом литературоведческого анализа – как в общем контексте северокавказских литератур, так и сама по себе. Количество исследований в интересующей нас области весьма велико, однако нельзя не заметить, что практически все они рассматривают развитие национальных литератур под определенным углом, а именно – в рамках различных концепций эволюционного плана, в том числе ускоренного развития, причем в последовательной системе отношений с большой русской литературой.

Иначе говоря, научная литературоведческая мысль в любом варианте воспринимала национальные литературные системы как компоненты более обширного литературного сообщества, что, безусловно, соответствует истине. Но, с другой стороны, универсальность и обязательность подобного подхода привели к тому, что этницизм в своей самозначимости и эстетические концепты, генезис которых не зависел от доминирующего влияния большой советской, а позже – русской литературы, остались в стороне от внимания литературоведов и критиков. Сказанное относится и к фольклорным интрузиям, функционировавшим, с точки зрения литературоведения, в качестве элементов, включенных в орбиту внешне детерминированной архитектоники в каждом конкретном тексте.

При ближайшем рассмотрении выясняется, что литературоведческие трактовки творчества даже крупнейших представителей национальных литератур сводятся к их способности и реализовавшимся возможностям демонстрации национального содержания русскоязычному и мировому читателю без каких-либо намеков на эстетическую креативность общецивилизационного характера. Даже в своих высших пиковых точках этническое художественное мышление, таким образом, оценивается весьма скромно, без признания перспектив пассионарного влияния на мировое литературное сообщество.

Между тем, младописьменные литературы давно перешагнули тот порог качественного развития, которым были отмечены эволюционные этапы несамостоятельного пути. Но если поэзия Северного Кавказа прошла этот рубеж еще в 1960-х годах, то проза региона вплотную подошла к нему, по нашему мнению, лишь в последние два десятилетия ушедшего века.

И это время оказалось весьма богатым на события. Изменения внешнего по отношению к этносам Северного Кавказа мира носят весьма опасный характер. Ясно, что свою аутентичность сохранят народы, чья ментальность, духовность, интеллектуально-информационный багаж, специфика социальных институтов и способы жизнеобеспечения окажутся наиболее адаптированными к новым реалиям, новому окружению.

Пропаганда этничности в ее развитых формах, выявление национально-маркированных структур этико-эстетического характера, структур, реализованных на уровне высшего цивилизационного ценза, уточнение путей дальнейшего развития коллективного этнического мышления – вот чем могут воспользоваться малочисленные этносы региона в предстоящей борьбе за сохранение своей специфичности, лица, духовности.

Исследование творчества Эльберда Мальбахова актуально именно ввиду вышеперечисленных соображений. Бикультурный характер мышления писателя во многом способствовал тому, что в архитектоническом, концептуальном, общенарративном планах его творчество было изначально лишено налета провинциализма – во всяком случае, если не по всем, то по многим показателям. Э. Мальбахов сумел воплотить в своих произведениях – пусть не буквально, но хотя бы коллажно – то направление эволюции художественного мышления адыгов, которое с полным основанием можно считать в значительной мере адаптированным к современной информационной среде, сохранив при этом его ясное этническое качество. В определенном плане Э. Мальбахов – автор, который наряду с Т. Адыговым впервые среди кабардинских прозаиков осуществил попытку презентации этнического бытия адыгов с помощью современного выразительного и идеологического инструментария, что особенно важно – инструментария аутентичного, заслуга в создании которого принадлежит именно ему. Э. Мальбахов как явление представляет собой результат действия целого комплекса факторов, определяемых как идеологические и эстетические доктрины СССР, лежащих в традициях национально-периферийной литературы, и все это наложило отпечаток на его произведения. Однако неизбежный багаж предыдущего опыта национальной прозы никоим образом не умаляет тенденциального значения писателя.

Целью диссертационной работы является исследование творческого метода и эстетического опыта Э. Мальбахова – писателя-новатора, утвердившего нарративные нормы в современной кавказской литературе; анализ и интерпретация художественного мира прозы Э. Мальбахова, его творческой индивидуальности и жанрового своеобразия на материале повестей «Набирая высоту», «Мемуары старой собаки» и романов «Страшен путь на Ошхамахо» и «Ищи, где не прятал»; выявление и определение специфики принципиально нового типа исторического романа; определение места и роли писателя в становлении и дальнейшем развитии прозы Северного Кавказа.

Для достижения поставленной цели предполагается решение следующих теоретических и практических задач:

1) обзор творческого наследия Э. Мальбахова;

2) определение места и роли писателя в общем контексте кабардинской литературы;

3) изучение генезиса эстетического мышления писателя-прозаика

4) выявление нарративной специфики произведений Э. Мальбахова и ее обусловленности авторскими целеустановками;

5) формулировка основных параметральных признаков этно-исторического романа как новой разновидности этого вида национальной прозы.

Научная новизна диссертационного исследования обусловлена избранной темой. В работе впервые гипотеирована связь литературной прозаической младописьменной традиции с опытом создания дореволюционных хроник. На примере творчества Э. Мальбахова выявлена возможность существования в тексте такого феномена, как этномаркированное описание без прямой номинации национального содержания словесных представлений, например – ландшафта.

В работе выдвинуто предположение о формировании в новописьменных литературах особого подвида исторического романа – этно-исторического – и определяются его основные отличительные идеологические, конфликтные, образные и нарративные черты.

Объект исследования – художественная проза Эльберда Мальбахова. В качестве основного материала используются произведения «Страшен путь на Ошхамахо», «Ищи, где не прятал» и рассказы «Набирая высоту», «Мемуары старой собаки». Выбор произведений обусловлен их особой ролью и художественной значимостью как для творческой эволюции Э.Мальбахова, так и для кабардинской литературы в целом.

Степень научной разработанности проблемы. Русскоязычная проза Кабардино-Балкарии остается явлением малоизученным. В адыгском литературоведении нет специального научного исследования, посвященного творчеству Э. Мальбахова. Частично некоторые аспекты по данной теме рассматриваются в монографических исследованиях А.Х. Мусукаевой (Северокавказский роман: Художественная и этнокультурная типология, 1993), Ю.М.Тхагазитова (Адыгский роман, 1987), Р.М. Камбачоковой (Адыгский исторический роман, 1999).Таким образом, степень научной разработанности весьма неудовлетворительна. За исключением глав в нескольких монографиях, ряда газетных статей, творчество прозаика оказалось лишено внимания ученых и критиков. Данное диссертационное исследование является первой попыткой литературоведческого анализа по творчеству русскоязычного писателя Э. Мальбахова.

Методологической и теоретической базойисследования послужили труды ведущих ученых в области литературоведения и теории литературы. В общетеоретическом плане – в основном по проблемам характера эволюции, способов текстуального воплощения замысла, архитектонике и хронотопическому чередованию, ритмическим схемам, реализованным в произведениях Э.Мальбахова, - мы ориентировались на труды классиков советского и российского литературоведения. Это исследования таких крупнейших ученых, как М. Бахтин, С. Василев, М. Гаспаров, Г. Гачев, Л.Гинзбург, Ю. Лотман, М. Храпченко и др.

Не менее значимыми для успешного решения поставленных задач были и вопросы функционирования национальных литератур в общелитературной среде периода СССР, вопросы их взаимовлияния и характера этого взаимовлияния. Здесь мы ориентировались на положения обширного спектра работ, созданных в условиях безусловного доминирования доктрины социалистического реализма, но, тем не менее, фундаментально освещающих действовавшие схемы межлитературных контактов, по крайней мере, в их идеологическом аспекте. Речь идет о монографиях Ю. Андреева, С.Асадуллаева, Н. Гей, Г. Ломидзе, Б. Сучкова, М. Храпченко и др. Необходимость обращения к исследованиям подобного рода обусловлена тем, что, невзирая на идеологическую ангажированность литературоведческих работ этого периода, их несомненная научная состоятельность и актуальность в части проблем, касающихся взаимнокаузальных интервенций различных культурных пространств, неоспорима и сегодня.

Северокавказская и конкретно адыгская проза получили разностороннее освещение в монографических трудах ряда ученых. Развитие теоретических взглядов на способы презентации и суть этнического содержания в произведении, формирование парадигмы эстетического в ее современном виде является в сегодняшнем северокавказском литературоведении основным объектом изучения, с ним так или иначе связаны все направления научного поиска в среде новописьменных литератур Северного Кавказа. Именно подобным подходом отмечены крупные исследования известных ученых: Х.Бакова, Л. Бекизовой, Г. Гамзатова, А. Гутова, Р. Мамий, А. Мусукаевой, К.Султанова, З. Толгурова, Х. Тимижева, Ю. Тхагазитова, Х. Хапсирокова, А.Хакуашева, Т. Чамокова, К. Шаззо и др. В этом плане северокавказское литературоведение находится на передовых позициях, ибо по проблемам реализации этнической специфики в художественных произведениях и ее реальных корней в национальном бытие изданы детальные и аргументированные работы, среди которых выделяются монографии А. Гутова и Ю. Тхагазитова, созданные на стыке литературоведения, психологии и этнографии.

Достаточно полная и обширная жанровая классификация крупных прозаических форм дана в монографии А.Х. Мусукаевой «Северокавказский роман: Художественная и этнокультурная типология» (1993), в этом же исследовании в наиболее распространенном виде определены параметры такого явления, как художественный этнографизм, трактуемого исследователем как один из компонентов парадигмы национального романа. Убедительный анализ творчества Т.Адыгова, тем не менее, не вычленяет этнографизм как системную составляющую, кореллирующую с исторической концепцией, презентативной идеей автора, механизмами актуализации средового антуража и образов – то есть А.Х. Мусукаева не выделяет этно-исторический роман как самостоятельную разновидность этой формы в младописьменных литературах Северного Кавказа.

Теоретическая значимость диссертационного исследованиязаключается в том, что на материале творчества Э. Мальбахова даются обобщения и выводы, главными из которых можно считать утверждение о формировании новой разновидности исторического романа новописьменных литератур и вычленение ее основных параметральных особенностей. Ввиду этого диссертационная работа носит несколько констатационный характер, выявляя лишь самые сущностные черты творчества адыгского прозаика и благодаря этому охватывая практически все его творческое наследие, исключая первые рассказы и книгу по краеведению «Мой дом – Кабардино-Балкария».

Практическая значимость диссертации обусловлена тем, что она расширяет представление о кабардинской прозе в целом и о творчестве Э. Мальбахова. Результаты исследования могут стать частью трудов по литературе народов Северного Кавказа, способствовать формированию общих воззрений на ход развития младописьменных литератур. Кроме того, некоторые положения диссертации могут быть использованы в практике преподавательской деятельности в ВУЗах и школах Северного Кавказа.

Методы исследования обусловлены спецификой изучаемого материала, в ходе работы были использованы методы сравнительно-типологического, историко-генетического, художественно-эстетического принципов проблемного анализа.

Апробация исследования. Основные положения диссертации изложены в пяти научных работах, в том числе, в ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК: Известия Кабардино-Балкарского научного центра РАН (Нальчик, 2011), «Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета» (Пятигорск, 2011), «Вестник Астраханского государственного технического университета. Сборник научных трудов. Гуманитарные науки» (Астрахань, 2011, №3). Материалы исследования доложены на XV Международной научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов (Нальчик, 2011), в сборнике научных трудов студентов, аспирантов и молодых ученых «Перспектива-2011» (Нальчик, 2011), в «Литературной Кабардино-Балкарии» (Нальчик, 2011, № 4).

Рукопись диссертации обсуждена на заседании сектора кабардинской литературы в Учреждении Российской Академии наук Института гуманитарных исследований Правительства КБР и Кабардино-Балкарского научного центра РАН (май, 2011 г.).

Диссертационная работа была также обсуждена на заседании научного семинара «Актуальные проблемы литератур народов Российской Федерации» (сентябрь, 2011г.) Института филологии Кабардино-Балкарского государственного университета.

Структура диссертации определенаее исследовательскими целями и задачами.Работа состоит из введения, трех глав (первая и вторая главы включают по три параграфа, третья – два), заключения и библиографии.

  1. Категория автора в русскоязычной прозе северного кавказа XX века: этнокогнитивный аспект 10. 01. 02 литература народов Российской Федерации (литература народов Северного Кавказа)

    Литература
    Защита диссертации состоится «30» мая 2007 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.076.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук в Кабардино-Балкарском государственном университете им.

Другие похожие документы..