Социальная антропология по-русски: наука, профессия, идентичность

Павел Романов, Елена Ярская-Смирнова

Социальная антропология по-русски:

наука, профессия, идентичность

Альфред Луис Крёбер доказывал в своих исследованиях, что периоды научного подъема согласуются с эпохами общего национального и культурного процветания, однако, сам же предостерегал от опасности возведения этого вывода в ранг псевдозакона 1. Гуманитарные и социальные науки расцветали на постсоветском пространстве в 1990-е годы, и это соответствовало определенному этапу национально-культурного развития, хотя процветанием его вряд ли можно было бы назвать. В тот период бурно развивалась социология, формировались разные конфигурации научных сред 2, возникали еретические (с точки зрения мэйнстримных и статусных моделей социологии) или революционные течении, новые школы, вокруг которых собирались вдохновенные единомышленники. Практически одновременно с широким учреждением социологического образования в разных городах и вузах страны, была открыта и специальность «социальная антропология», и ее развитие было не столь масштабным, но все же заметным явлением. В начале и середине 2000х годов в социологии были осуществлены разного рода усилия по интеграции, однако, научное поле остается ощутимо сегментированным 3. Символическая борьба на поле социальной антропологии и конфигурация академических сообществ в контексте властных решений по поводу структуры воспроизводства профессиональных кадров составляют предмет настоящей статьи.

День закрытых дверей для социальной антропологии

Любой вид деятельности, и наука не исключение, для собственного самосохранения нуждается в подмастерьях, в новой поросли кадров. Для того, чтобы обеспечить эту преемственность, ученые преподают в университетах, руководят дипломниками и аспирантами. Наверное, в каждой научной отрасли сегодня есть структура воспроизводства кадров – вузовская программа, научная специальность, кафедра в университете, соответствующий вид специализированной занятости вовне академии. Нас заинтересовала противоречивая конфигурация этой структуры в случае социальной антропологии.

Высшее профессиональное образование (ВПО) по специальности 350100 «Социальная антропология» было введено в России в 1992 году, и казалось бы, эта специальность довольно молода. С другой стороны, этнография как предшественница социальной антропологии (а подчас это лишь синонимы) в России развивается с XVII века. Институт этнологии и антропологии РАН4 - старейшее гуманитарное научное учреждение страны, берущее начало от Петровской Кунсткамеры. И хотя высшее профессиональное образование по социальной антропологии было учреждено, такой должности, как «социальный антрополог», в Общероссийскомклассификаторе профессий рабочих, должностей служащихи тарифных разрядов не было. Получается, что выпускник, имеющий по диплому квалификацию «Социальный антрополог», не может трудоустроиться в полном соответствии с полученным дипломом, поскольку ни в одном месте такой должности не предлагается. Напротив, любой человек, который занимается тем, что представляется ему или ей социальной антропологией, может себя именовать антропологом, указывая на это резюме, визитной карточкой, да и всем своим габитусом.

Границы идентификации становятся еще более зыбкими, как и судьба самой науки, поскольку специальности «Социальная антропология» в России осталось еще от силы пять-шесть лет, ибо на то есть специальное решение Министерства образования. С закрытием специальности проблема воспроизводства социальной антропологии как науки встает во весь рост.

В 2010 году все вузовские преподаватели, связанные с социальной антропологией как специальностью высшего профессионального образования, станут свидетелями печального события – на нее прекратится прием абитуриентов. Слухи о намерении чиновников прибегнуть к этому шагу в условиях перехода к международной двухступенчатой системе «болонского» типа ходили в 2005 году (в рамках процесса сокращения и укрупнения числа ненужных/избыточных специальностей на первой ступени вузовского образования). Затем появилась информация о том, что специальность включили в направление «Социальная работа», а окончательное решение Минобра вывести ее из рубрикатора направлений было озвучено осенью 2007 года на заседании УМО – по традиции, оно было донесено в виде «принять к сведению», т.е. без широкой дискуссии заинтересованных сторон, включая практикующих профессионалов.

Как организационно выглядит ликвидация специальности социальная антропология? Согласно Классификатору направлений и специальностей высшего профессионального образования, утвержденному приказом Госкомвуза России от 05.03.94 № 180, специальность 020500 «Социальная антропология» относилась к группе 020000 «Гуманитарно-социальные специальности» наряду со специальностями 020300 «Социология» и 022100 «Социальная работа». В 2000 году эта специальность под кодом 350100 в новом Перечне направлений подготовки и специальностей высшего профессионального образования уже относилась к группе 350000 Междисциплинарные специальности 5 (вместе с социальной работой и многими другими). Специальность «социология» относилась к группе 020000 «Гуманитарно-социальные специальности». Была в этом Перечне и группа 520000 «Гуманитарные и социально-экономические науки», где уже фигурировали направления «Социология» и «Социальная работа» (с бакалавриатом и магистратурой). Несколькими годами позже, в Общероссийском классификаторе специальностей по образованию ОК 009-20036, специальность 040102 «Социальная антропология» входила в группу 040000 «Социальные науки» под рубрикой 040100 «Социальная работа». Для социологии тогда образовали в той же группе «Социальные науки» самостоятельную рубрику 040200. Характерно, что социология и социальная работа были указаны как специальность и направление (с балакавариатом и магистратурой), а вот социальная антропология представлялась только в рамках специальности, что в контексте ускоренной болонизации могло означать лишь ее ликвидацию. Практически та же картина воспроизведена в Перечне направлений подготовки (специальностей) высшего профессионального образования 2005 года7.

Так завершается более чем десятилетняя история подготовки профессиональных социальных антропологов в России – через пять лет, таким образом, состоится последний выпуск специалистов, принятых на первый курс обучение в 2009 году. Сегодня, по имеющимся у нас данным, обучение специалистов по вузовской специальности «социальная антропология» ведут 17 вузов 8, из них четыре классических университета, восемь – технических, педагогический, экономический, а также Российский государственный социальный университет, Российский государственный гуманитарный университет, Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, а один негосударственный университет (ЕУ СПб) осуществляет поствузовское образование по антропологии. В настоящее время в разных вузах эту специальность получают около 1300 студентов. Подготовка социальных антропологов ведется в Екатеринбурге, Владивостоке, Ижевске, Москве, Находке, Новосибирске, Орле, Омске, Санкт-Петербурге9, Саратове, Тюмени, Чите. Интересно, что разрешение на открытие специальности «социальная антропология» все эти годы следовало получать в Учебно-методическом объединении по социологии и социальной антропологии (УМО), базирующемся на социологическом факультете МГУ им. Ломоносова. Правда, в МГУ нет кафедры социальной антропологии10, студентов по этой специальности там тоже не готовят и никогда не готовили, а саму специальность считают «бесперспективной с рыночных позиций» (из беседы с преподавателями соцфака МГУ).

Вместе с тем, преподаватели и декан социологического факультета МГУ издали несколько наименований учебной литературы под названием «Социальная антропология»11, поскольку одноименная дисциплина входит в стандарт пятилетней программы специальности 020300 «Социология». Эта учебная литература, на наш взгляд, играет свою роль в формировании консенсуса среди тех преподавателей, которые ведут курс «Социальная антропология» у студентов-социологов, а возможно, повлияла и на преподавателей, работающих на отделениях антропологии. Авторитет «главного вуза страны», УМО и солидные тиражи изданий зафиксировали символическую конфигурацию социальной антропологии – с одной стороны, в рамках исторического материализма: «теория и эмпирические данные антропогенеза и социогенеза; типология ранних обществ и исторические этапы развития традиционного общества» (книги Кравченко и Добренькова), а с другой стороны, в метафизическом мыслительном формате «связь человека как био-психосоциального существа, т.е. существа мыслящего, понимающего других, переживающего и творящего, с деперсонализированными сферами его окружения, нейтрально или враждебно чуждыми ему» (книга Минюшева).

В первой, эволюционистской концепции озвучиваются догматы колониального метанарратива, свойственного для так называемых «органических интеллектуалах», которые занимаются производством, дискурсивным обоснованием и распространением идеологий, озвучивая мировоззрение и интересы определенного класса, легитимируя его роль в истории, притязания на власть и на управление процессом общественного развития в духе вышеупомянутых ценностей12. Обе приведенные выше версии определения предмета социальной антропологии в своей идеологической основе характеризуются избеганием критической перспективы, равно как и акцента на полевых исследованиях – первооснове, пожалуй, большинства антропологических школ.

Несмотря на то, что закрытие приема абитуриентов на специальность «Социальная антропология» ударит по интересам многих, можно предположить, что все произойдет буднично и спокойно – вряд ли кто-то из абитуриентов или студентов выйдет на митинги с требованиями вернуть университетам любимую ими специальность, преподаватели выпускающих кафедр не будут засыпать министерство образования петициями, страницы газет и журналов не будут пестреть публикациями с рассказами о социальной антропологии, которую мы теряем и разрушительных последствиях этого недальновидного решения неведомых администраторов, которые, приближаясь к болонским стандартам высшего образования, сочли эту специальность ненужной для России. Выступления на заседании УМО в МГУ декана социологического факультета СПбГУ Николая Скворцова и некоторых других членов преподавательской корпорации, включая авторов статьи, а также коллективное письмо в адрес Министерства в защиту специальности несколько лет назад, к сожалению, не спасли положения (а, возможно, уже и не могли спасти).

Это неприятно осознавать, но приходится признать, что проект создания сильной, базирующейся на многолетних международных традициях исследований и преподавания университетской социальной антропологии потерпел провал. Непостижимо, но такая эндемическая кабинетная (arm-chair) дисциплина, возникшая в местном контексте на руинах истмата с использованием идей советской социальной философии и своеобычных референций из cultural studies, как «культурология», - остается среди учебных предметов, и позиции ее укрепляются, а социальная (культурная) антропология, с ее колоссальной историей и нынешним развитием, наличием многочисленных кафедр и научных центров по всему миру (в США, например, в 2001 году была 131 программа, в Великобритании в 2005 –двадцать, во Франции – 14 и шесть крупных исследовательских центров, где тоже осуществляется образование13) – в России перестает существовать на уровне бакалавриата, теряет статус и символический капитал. Вероятно, именно в связи с дефицитом символического капитала трудно ожидать и общественного недовольства по поводу закрытия высшего профессионального образования по этой специальности.

Как видно, в России так и не сложилось сообщество преподавателей и ученых в области социальной антропологии со сколь нибудь общим, разделенным большинством пониманием содержания дисциплины, ее предметной области, эпистемологии, истории субдисциплин, стандартов исследования, методов преподавания и требований к научным результатам. Рабочие программы и иные компоненты учебно-методического обеспечения этой специальности или предмета, читаемого разным гуманитарным специальностям (историкам, социологам, философам, специалистам по связям с общественностью) поражают разноголосицей в изложении похожих тем и проблем. Ортодоксальная научная среда, представляющая неоклассическую «дисциплинарную матрицу», по Лорану Тевено14, не приемлет «еретические», революционные школы или новые течения, при этом каждая такая конфигурация научной среды отличается принципами управления научной работой, методическими установками, способами легитимации собственной правоты и значимости – «порядками величия».

Эти различия во многом обусловлены «бэкграундом» - научной базой авторов курсов и руководителей/идеологов кафедр. Так, одни из них пришли в антропологию из истории или этнографии и занимаются изучением быта малых народов, описанием их обычаев и традиций. Здесь собирают фольклор, артефакты и изображения народных костюмов, утвари и жилья – и это в целом совпадает с определением, предложенном в одном из словарей начала 1990-х – социальная антропология это «отрасль этнографической науки, которая исследует социальные институты и отношения в докапиталистических странах»15.

Другие представители университетского сообщества вышли из философии, философской антропологии (или социальной философии) и рассказывают студентам о «Социальной антропологии как науке о человеке и его общественном бытии»16, например, так:

Социальная антропология трактуется как философская дисциплина, постигающая всеобщее посредством исследования человеческого бытия, осмысленного со стороны социальности. Показывается целостный философский образ человека как существа, органически соединяющего в своей деятельности природное и духовное начала, осуществляющего преобразование сил природы в силы и факторы социокультурного бытия17.

Социокультурная антропология: возможные подходы. 1. Раздел социологии, объектом изучения которого являются примитивные и традиционные формы общества и традиционное формирование общества в отличие от его современных форм. 2. Социокультурная антропология - аналог этнологии, занимающийся обобщением социологии и культурологии истории народов всего мира. 3. Социокультурная антропология - ответвление философской антропологии18.

Третьи базируются на феноменологической социологии, социальной истории, современной антропологии и тесно ассоциируют антропологию с междисциплинарным изучением современного общества и его субкультур с привлечением интерпретативных полевых, архивных, визуальных методов (авторы статьи, ученые Центра независимых социологических исследований, преподаватели и выпускники Европейского университета, Санкт-Петербургского государственного университета). Различия между этими тремя интеллектуальными течениями проявляются не только в списках цитирования и специальностях диссертационных советов, где защищаются их последователи. Важная особенность первых двух групп – вполне отчетливое избегание обсуждения социальных проблем (исключение составляют межэтнические взаимодействия и конфликты). Так и возникли эти странные научные лагери, растащившие социальную антропологию за свои ограды, заняв круговую оборону. Всем, независимо от бэкграунда, хотелось бы сохранять свою власть, статус в доступном ареале, утверждаться как профессионалам посредством публикационных и прочих доступных ресурсов. Так возникали условия для воспроизводства непреодолимой разделенности внутри академической дисциплины и складывались механизмы, препятствующие любой попытке интеграции.

Производство общепризнанных знаний в каждом из стилей научного творчества, по мысли Тевено, связано с проблемой общественного признания – не только положительной оценкой (у каждого стиля творчества свои параметры оценивания), но и критикой (способами разоблачения несправедливо вознесенного и реабилитации незаслуженно забытого). Каждый из режимов враждебно настроен по отношению к другим, претендует на всеобщность, на упорядочение всего человечества только по своей собственной модели. Множественные формы оценки знания вступают в конфликты и стараются дискредитировать друг друга. Для ослабления критического напряжения между ними необходимы компромиссы19, которые возникают лишь локально и временно, в виде инсценировок – на официальных встречах ученых.

  1. Г. В. Осипов (ответственный редактор), академик ран, доктор философских наук, профессор (1)

    Список учебников
    История социологии в Западной Европе и США. Учеб-ник для вузов. Ответственный редактор — академик И 90 ран Г. В. Осипов. — М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М), 2001.
  2. Г. В. Осипов (ответственный редактор), академик ран, доктор философских наук, профессор (2)

    Список учебников
    Учебник подготовлен ведущими отечественными и зарубежными специалистами и посвящен системному рассмотрению персоналий, течений, школ и методов в западной социологии XIX—начала XX века.
  3. Г. В. Осипов (ответственный редактор), академик ран, доктор философских наук, профессор (3)

    Список учебников
    Содержание книги соответствует требованиям государственного общеобразовательного стандарта для социологических факультетов по курсу "История социологии".
  4. Концепция науки о культуре text htm glava07

    Документ
    Алфред Р. Радклиф-Браун. Историческая и функциональная интерпретации культуры и практическое применение антропологии в управлении туземными народами. Перевод В.
  5. Введение в социальную эпистемологию языка

    Книга
    Книга представляет собой развернутый анализ последствий «лингвистического поворота» для эпистемологии, философии языка и ряда гуманитарных наук. В ней анализируются формы представления знания в языке в виде текстов, рассматриваются
  6. Социальное конструирование реальности

    Реферат
    Феноменологическая социология знания, сторонниками которой являются авторы книги “Социальное конструирование реальности”, ориентирована не столько на изучение специализированных форм знания, вроде науки, а на “повседневное знание”,
  7. Социальная психология лапчинская И. В. Вопросы к зачету

    Документ
    Природа общественных отношений. Социальная психология как наука. Предмет и объект социальной психологии. Теоретические и прикладные задачи социальной психологии на современном этапе: задачи, связанные с экономической реформой и социальными
  8. 2. Социально-исторические и теоретические предпосылки выделения социальной психологии в самостоятельную науку

    Документ
    История социальной психологии значительно моложе самого социально-психологического мышления. Люди уже на заре человечества сталкивались с социально-психологической действительностью и пытались ее как-то анализировать.
  9. Белик Андрей Александрович. Культурология. Антропологические теории культур ббк71. 1 Б 43 Учебная литература по гуманитарным и социальным дисциплинам для высше

    Литература
    Раздел 1 . Основные понятия . Предмет культурологии : ВведениеИсторический процесс как развитие культур . Основные подходы к изучению культур в XIX- начале XX века :Эволюционизм - Диффузионизм - Биологизм - Психологизм - Психоаналитизм - Функционализм

Другие похожие документы..