Г. И. Ханин Советская экономика в 1966-1987 гг

Г.И.Ханин

Советская экономика в 1966-1987 гг.

Введение

Глава 1. Институциональные изменения.

    1. Экономическая « реформа» 1965 г.: замысел и его реализация.

    2. Рецентрализация экономики в 70-е годы.

    3. Экономическая реформа 1979 г.: замысел и его реализация. Хозяйственные реформы 1983-1986 гг.

    4. Изменения в системе хозяйственного руководства.

Деградация политического и хозяйственного руководства в брежневский период.

    1. Возникновение и развитие протокапитализма, попытки борьбы с ней в брежневские годы. Влияние протокапитализма на экономическую жизнь СССР.

    2. Экономические нововведения начального периода перестройки: замысел и результат.

Глава 2 Экономическая политика советского руководства в 1966-1987 гг.

2.1 Факторы определения экономической политики.

2.2 Структурная политика.

2.3 Научно-техническая политика.

2.4 Политика доходов.

Глава 3. Результаты развития советской экономики в 1966-1987 гг.

3.1 Макроэкономические показатели советской экономики.

3.2 Развитие важнейших отраслей экономики.

3.3 Финансово-кредитная система и денежная система.

3.4 Внешнеэкономические связи.

3.5 Уровень жизни населения.

3.6 Научно-технический прогресс.

Заключение.

2.Экономическая политика советского руководства в 1966-1986 гг.

2.1.Факторы определения экономической политики.

Многочисленные факторы влияли на определение экономической политики советским руководством в данный период. Во-первых, доктринальные факторы. Для советского руководства того периода, получившего политическое образование в 30-40-е годы, существовали понятия, которые оно считало священными и неприкосновенными. К ним относилось господство общественной собственности в экономике и необходимость народнохозяйственного планирования, полная занятость, монополия внешней торговли, интернациональная экономическая помощь своим союзникам. Выступить тогда против этих принципов означало сразу оказаться вне партийного руководства или даже вне партии. Даже робкая попытка П.Шелеста в середине 60-х годов предоставить Украине некоторую (в торговле со странами, которые не торгуют с Советским Союзом) самостоятельность в проведении внешнеэкономических связей вызывало единодушный отпор всех членов Политбюро и руководителей экономических ведомств, и Шелест немедленно от нее отказался (1).

Во-вторых, конкретная экономическая ситуация в стране (и в этом советское руководство поступало, как и руководство многих других стран). К изменениям экономической политики его подталкивало ухудшение экономического положения, удовлетворительное экономическое положение способствовало сохранению прежнего экономического курса: от добра, добра не ищут. В отличие от прежнего политического руководства брежневское не строило долгосрочных планов типа плана ГОЭЛРО или 20-летнего плана строительства коммунистического общества в Программе КПСС. Об этой программе благополучно забыли. Лишь в середине 70-х годов вновь вспомнили о необходимости долгосрочных планов, но они остались упражнениями для научных работников, нежели имели практическое значение в экономической политике. Они так и не получили никакой официальной санкции.

В-третьих, сильное влияние оказывали политические события в СССР и других странах, связанные с экономической политикой. Волнения в Новочеркасске в 1962 году надолго отбили желание менять розничные цены на продовольствие, хотя острая необходимость их повышения росла в 70-80-е годы, по мере роста субсидий на мясомолочные изделия. Волнения рабочих в Польше в 1970-х и 1980-х годах толкали на выработку мер по подъему уровня жизни советских людей, чтобы избежать аналогичных событий. Поэтому в планы на IX и XI пятилетки был заложен курс на преимущественное развитие группы «Б» над группой «А».

В-четвертых, огромное значение имел профессиональный и интеллектуальный уровень высших советских руководителей, о чем уже говорилось выше. Среди них вообще не было профессиональных экономистов, и хотя у них и был зачастую производственный опыт и знание жизни, теоретические знания отсутствовали. У подавляющего большинства из них не было и понимания их необходимости. Экономическая теория ассоциировалась в их сознании с нудными учебниками по политэкономии, которые они изучали в советских вузах. Экономические советники из числа научных работников привлекались ими, судя по воспоминаниям, преимущественно, для написания речей, нежели, для выработки экономической политики. Впрочем, многие из них (например, академики Иноземцев и Арбатов) сами не имели каких-либо серьезных научных заслуг в экономике, и в лучшем случае могли пересказать выводы своих подчиненных в руководимых ими научных институтах Академии наук СССР, знакомых с капиталистической экономикой, но далеких от практики экономической жизни в СССР. Высшие руководители послесталинского периода в отношении к экономической науке коренным образом отличались от Ленина и Сталина, которые и сами обладали серьезными экономическими познаниями (особенно Ленин), и умели находить себе квалифицированных экономических советников среди ученых старшего поколения, получивших экономическое образование еще до революции, и имевших крупные научные заслуги (например, академики Варга и Струмилин).

Число проблем экономической политики, с которыми сталкивались советские руководители - множество, и нет возможности (и необходимости) их рассмотреть. Остановлюсь поэтому только на важнейших.

2.2 .Структурная политика.

Структурная политика всегда находилась в центре внимания советского государственного руководства. Именно коренное изменение структуры экономики явилось решающим фактором динамичного развития советской экономики в 30-50-е годы. Вместе с тем, этот период с его огромными потрясениями и жертвами показал опасность чрезмерно быстрых и резких структурных сдвигов в экономике. Это убеждение окрепло у советского руководства в результате трудностей, возникших в ходе реализации структурных сдвигов, начатых в период руководства Хрущева, в частности ускоренного развития химической промышленности и структуры зернового производства в пользу кукурузы.

Брежневское руководство оказалось консервативным и в области структурной политики, в чем также проявились его застойные черты. Риску и неизбежным трудностям быстрых структурных изменений оно предпочитало более спокойное и плавное развитие. Тем более, что необходимость этих быстрых изменений не было в его глазах столь же насущным как в сталинские времена.

В центре внимания советского руководства в 60-80-е годы находились пропорции между развитием потребительского, инвестиционного и военного секторов экономики. Дискуссии о соотношении между этими секторами прямо или косвенно происходили, чаще всего, при обсуждении директив по составлению пятилетних планов. Поскольку, статистически эти сектора прямо не отражались в принятой схеме плановых показателей, дискуссии практически велись вокруг динамики развития конкретных отраслей экономики, в которых овеществлялась продукция этих секторов: сельского хозяйства, легкой и пищевой промышленности, гражданского и оборонного машиностроения и т.д. Еще более предметный характер она носила при решении вопроса о распределении капитальных вложений по отраслям экономики и определении отраслевой структуры экспорта и импорта. Другим (хотя и не совсем точным) выражением той же проблемы явилось определение соотношения между группой «А» и «Б» промышленности, соотношения динамики розничного товарооборота и капитальных вложений. Конечно, все эти проблемы возникали и при обсуждении вопроса о годовых народнохозяйственных планах, если развитие экономики (как это, чаще всего, и было) отклонялось от проектировок пятилетних планов.

К сожалению, для данного периода я не могу воспользоваться при рассмотрении этой проблемы таким бесценным источником, как протоколы заседаний Президиума ЦК КПСС, которые пока еще не опубликованы. Поэтому приходится опираться на народнохозяйственные планы и воспоминания осведомленных современников об обсуждении этих вопросов советским руководством.

Установившееся в 50-60-е годы относительное равновесие в экономике, ее довольно успешное развитие и довольно прочное международное положение СССР, и, уже достигнутый, высокий уровень военных расходов давали основание полгать, что отсутствует необходимость в крупных изменениях, указанных соотношений. Дискуссии шли о небольших их изменениях.

Поскольку советское руководство осознавало степень отставания уровня жизни в СССР по отношению к западным странам, оно при первой возможности ставило себе цель обеспечить более быстрый рост уровня жизни населения. Тем более, что основной экономический закон развития советской экономики говорил о том же. Это желание было совершено искренним. Другое дело, насколько оно было осуществимо при существовавшем хозяйственном механизме и стремлении сохранить крупные военные расходы.

После серьезных неудач с повышением уровня жизни населения в первой половине 60-х годов, послехрущевскому руководству было желательно предстать в глазах населения в наилучшем виде.

Курс на большее удовлетворение потребностей населения был достаточно отчетливо выражен уже в директивах плана на VIII пятилетку. В нем предусматривался, почти тот же, рост группы «Б», как и «А» (соответственно, по приросту на 43%-46% и 49%-52%) с опережением группа «А» лишь в 1,1-12 раза, вместо 1,6 раза - в предыдущие 15 лет (2). Справедливости ради надо отметить, что аналогичное сближение темпов роста предусматривалось и в семилетнем плане. Однако, в отличие от периода семилетнего плана это намерение в VIII пятилетке было даже несколько перевыполнено. Превышение роста группы «А» над группой «Б» составило 1,01 раза - самое небольшое за весь послевоенный период в пятилетнем разрезе (3).

Острая борьба вокруг соотношения между развитием потребительского и инвестиционного сектора возникла при подготовке IX пятилетнего плана. Вот как об этом вспоминал Александр Бовин: «В январе разыгрались бурные события вокруг экономического раздела. Арбатов и Иноземцев доказывали Брежневу, что традиционный подход, когда группа «А» (производство средств производства) идет впереди группы «Б» (производство предметов потребления) - устарел. Производство для потребления, для повышения благосостояния людей – так надо ставить вопрос. Соответственно темпы роста группы «Б» должны быть выше, чем темпы роста группы «А». После длительных дискуссий Брежнев согласился» (4). Тем не менее, даже после этого при редактировании текста доклада горячая дискуссия продолжалась. Противники этого решения указывали на военную опасность и необходимость укрепления обороны. Иноземцев обращал внимание на то, что при низкой заработной плате становится невыгодным внедрение новой техники (5). Хочу в этой связи еще раз обратить внимание на то, что горячая дискуссия вокруг установок развития экономики в пятилетнем плане опровергает, широко распространенный в западной советологической литературе, тезис, что пятилетние планы всерьез не воспринимались советским руководством и носили чисто пропагандистский характер. Другое дело, что от этих проектировок легко отказывались, если экономическое развитие шло в ином, по сравнению по сравнению с намеченным направлением.

В директивах по составлению IX пятилетнего плана впервые предусматривались более высокие темпы роста группы «Б» по сравнению с группой «А»: соответственно 44%-48% и 41%-45% (6). В то же время впервые, рассчитанный в плане IX пятилетки, показатель роста I и II подразделений предусматривал некоторое небольшое (1,03 раза) превышение темпов роста I подразделения (7).

Намеченный в IX пятилетке курс на преимущественное развитие производства потребительских товаров опирался на явно нереальные задания по повышению эффективности производства. Иноземцев, Арбатов и Бовин оказались плохими экономистами, ничуть не меньшими волюнтаристами, чем их политические противники. Фактически, в ходе выполнения IX пятилетнего плана группа «А» росла быстрее, чем группа «Б», хотя это превышение было небольшим (1,05 раза) (8).

Волюнтаристское планирование в IX пятилетке, наряду с традиционными недостатками либеральной модели командной экономики, тяжело сказалось на развитии экономики. Ослабленное внимание к развитию инвестиционного сектора экономики по сравнению с оборонным и потребительским секторами привело к недовыполнению планов по вводу в действие производственных мощностей в ряде отраслей экономики, заданий по механизации ручного труда, и последующему замедлению развития и темпов роста производительности труда. Об этой опасности уже с начала 60-х годов предупреждал, выдающийся советский экономист, А.Ноткин (9). Поскольку, однако, основные фонды по ошибочным данным ЦСУ СССР продолжали увеличиваться достаточно быстро, эта причина замедления экономического роста и других растущих проблем советской экономики выявлена не была. В то же время ограничивать военные расходы также не собирались. В результате уже к концу IX пятилетки по оценке Госплана СССР «страна начала жить не по средствам, шло неуклонное нарастание зависимости от импорта многих товаров, в том числе и стратегических» (10). Тем не менее, Брежнев на заседании Политбюро, состоявшемся 2 апреля 1975 года, через три дня после получения этого доклада, обвинил Госплан СССР в «…сгущении красок и назвал IX пятилетку «нашей лучшей пятилеткой» (11). После этого, чуть ли не прослезившись, он сел. Его тут же начали успокаивать»(12). Косыгин, судя по всему, не выступил в защиту Госплана СССР.

В оценке Госпланом СССР экономического положения СССР в середине 70-х годов особое внимание заслуживает констатация, что СССР начинает жить не по средствам. В воспоминаниях Байбакова, откуда взято это утверждение, его экономический смысл не раскрывается. Вряд ли речь шла о возникшем уже небольшом дефиците государственного бюджета или даже о сокращении золотовалютных резервов, которые в связи с нефтяным кризисом снова начали расти. Допускаю, что квалифицированные работники Госплана СССР, хорошо знавшие реальное состояние экономики, имели в виду назревающее сокращение производственного потенциала, старение производственных фондов, что показывала даже официальная статистика. Именно последнее обстоятельство явно не понималось, и не принималось в расчет Брежневым и его окружением, все более жившими только сегодняшним днем.

Об экономических приоритетах Брежнева достаточно точно говорит хорошо его знавший Александр Бовин: «В деятельности Брежнева выделяются два стратегических направления: улучшить жизнь людей, особенно деревни, и не допустить новой войны» (13), что означало не только линию на разрядку международной напряженности до середины 70-х годов, но и всемерное укрепление вооруженных сил, даже в ущерб экономики. О том же вспоминает и Горбачев, говоря о том что «хлеб и оборона» были для Брежнева главными приоритетами (14). О том, сколь сильной была зацикленность советского руководства на военных расходах, свидетельствует тот факт, что в планах на X и XI пятилетки, в условиях уже, фактически, начавшегося экономического кризиса, предусматривался рост военных расходов в два раза больший, чем рост национального дохода (Вопросы экономики. 1992. С.30-31.).

Столкнувшись с сильным невыполнением плана IX пятилетки (сориентированных на фактическое развитие экономики в предыдущей пятилетке), даже по данным официальной статистики, советское руководство план X пятилетки составило, ориентируясь на ее фактическое развитие в IX пятилетке. Теперь уже пришлось отказаться и от попыток более быстрыми темпами развивать группу «Б».

Видимо, можно полагать, что 1975 год был последним, когда была возможность относительно безболезненного пересмотра экономической политики, и он был упущен, несмотря на рекомендации плановых работников, по вине недальновидного политического руководства СССР.

В середине X пятилетки выявились большие трудности и с ее выполнением, хотя она была намного менее напряженной, чем предыдущая. Именно в этот период Госплан СССР опять явился возмутителем спокойствия, направив в директивные органы докладную записку о большом неблагополучии с выполнением плана X пятилетки и, в частности, о том, что половина прироста розничного товарооборота происходит за счет скрытого роста цен. И опять он, при полном согласии Косыгина, был обвинен в очернительстве (15).

  1. Г. И. Ханин Советская экономика в 1966-1987 гг (2)

    Документ
    Поскольку макроэкономические показатели развития советской экономики в данный период, как и в предыдущие, не заслуживают доверия, я буду опираться в своем анализе на альтернативные оценки, исчислявшиеся в этот период рядом авторов
  2. Г. И. Ханин Советская экономика в 1966-1987 гг (3)

    Документ
    В отличие от предыдущего периода продолжительностью всего лишь в 5 лет, данная часть нашей работы охватывает более 20 лет. Такая хронология экономических событий в СССР определяется тем, что, несмотря на то, что в данный период и происходили
  3. Формирование и развитие идеологии периода авторитарных режимов в Южной Корее (1948 1987 гг.)

    Автореферат диссертации
    Работа выполнена на кафедре социальной и политической антропологии ВИМО АТР Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Дальневосточный федеральный университет»
  4. М. Н. Глумная История России (1917-1990-е гг.) (1)

    Информационно-методическое пособие
    Аудиторные занятия по курсу история России (1917-1990-е гг.) будут проходить в форме лекций и семинарских занятий. Цель лекционного курса заключается в том, чтобы на уровне современной исторической науки дать студентам основы знаний
  5. М. Н. Глумная История России (1917-1990-е гг.) (2)

    Тематика семинарских занятий
    Аудиторные занятия по курсу история России (1917-1990-е гг.) будут проходить в форме лекций и семинарских занятий. Цель лекционного курса заключается в том, чтобы на уровне современной исторической науки дать студентам основы знаний
  6. Г. И. Ханин экономическая история россии в новейшее время

    Документ
    Уже в самом начале 60-х годов советское государственное руководство в полной мере осознало, что надежды на быстрый экономический рост и победу в экономическом соревновании с капитализмом, «питавшиеся» действительно выдающимися успехами
  7. Учебно-методический комплекс по дисциплине История России.

    Учебно-методический комплекс
    к.и.н., доцент, Бурыкин Владимир Ивановичк.и.н., доцент, Ипатьева Александра Александровнак.и.н., доцент, Кузмищева Марина Вячеславовнак.и.н., доцент, Лисицына Елена Николаевнак.
  8. Программа вступительного экзамена в аспирантуру исторического факультета по специальности 07. 00. 02 Отечественная история кафедра истории России с древнейших времен до ХХ века

    Программа
    Монгольское нашествие и иго: историографическая ситуация. Нашествие монголов. Улус Джучи. Русь и Орда - характер экономических и политических отношений.
  9. Создание химической промышленности в башкирской асср в 1930-60-е гг

    Автореферат диссертации
    Защита состоится « 7 » июня 2006 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 004.011.01 при Институте истории и археологии Уральского отделения РАН (620026, г.

Другие похожие документы..