История третья: Антонио Гауди

Инна Мальханова

Шестнадцать историй

о счастье и горе...

(технология счастья)

Введение.

История первая: Нгуен Хонг Линь.

История вторая: Посланница Мира.

История третья: Антонио Гауди.

История четвёртая: Майк Тайсон.

История пятая: Баба Ванга.

История шестая: Альберт Швейцер.

История седьмая: Агафья Лыкова.

История восьмая: Люди будущего на нашей Земле.

История девятая: Лени Рифеншталь.

История десятая: Фиона Оакис.

История одиннадцатая: Константин Сабинин.

История двенадцатая: Елена Маруева.

История тринадцатая: Ирина Новожилова.

История четырнадцатая: Анатолий Рядинский.

История пяттнадцатая: Кирилл Кузнецов.

История шестнадцатая: Я – человек счастливый.

Много ли человеку для счастья нужно?

Заключение.

Введение.

На свете не так уж и много абсолютных истин, а вот относительных - гораздо больше. Не считая таблицы умножения, которую все мы знаем ещё со школьных времён, есть и ещё одна непреложная истина: во все времена и на всех континентах каждый человек всегда мечтал о счастье. Никто и никогда не хотел быть несчастным. Однако на самом деле чаще всего получалось иначе – счастливы были лишь единицы, большинство же влачило жалкое существование: войны, голод, нищета, рабство, болезни, одиночество, разбитые мечты, неисполнимые желания, несчастная любовь, предательство и обман, и так далее и тому подобное. Словом, каждый, даже если он сыт, здоров и богат, чаще всего всё-таки сумеет найти для себя причину, чтобы стать несчастным. Глядя вокруг, иногда можно даже подумать, что главная задача человечества как раз в этом и заключается.

Каждый мечтает о счастье, но что это такое, не знает, пожалуй, никто. Существует множество определений счастья и все они совершенно разные, например, такие: «Счастье – это отсутствие несчастья», «Счастье – это гармония души и тела», «Счастье – это когда тебя понимают»... В общем, можно заключить, что у каждого человека – своё счастье. И, действительно, вы ведь согласитесь, что оно совершенно разное у солдата на войне, у многодетной матери, у монашки, у проститутки, у первобытного человека, у современного диктатора, у рядового инженера, у маленького ребёнка, у инвалида в инвалидном кресле, у серийного убийцы, у эстрадной певицы, у дряхлого старика, у миллионера, у бомжа или нищего и так далее.

Сейчас в продаже имеется достаточно книг, предлагающих нам свои рецепты счастья. Впрочем, все эти советы довольно просты и похожи друг на друга: будьте доброжелательны, будьте честны, помогайте другим, добивайтесь профессиональных успехов, откажитесь от вредных привычек, не завидуйте ближнему... Всё это совершенно верно, но, тем не менее, вокруг нас всегда гораздо больше людей, которые живут совсем по другим законам, правда, насколько они счастливы – это уже совсем другой вопрос.

В связи с этим я вспоминаю одну восточную притчу. Жил-был один император, всего у него было в достатке, но он почему-то не чувствовал себя счастливым. Тогда император решил пойти в далёкие горы и спросить мудреца-отшельника, в чём же дело. Как решил, так и сделал. Пришёл к мудрецу и задал мучивший его вопрос. На что мудрец ответил (буквально словами современных книг о счастье) так: не делайте зла другим, будьте доброжелательны, честны, помогайте другим, не предавайтесь излишествам и разврату, не завидуйте ближнему... Император был страшно разочарован и сказал с досадой: Неужели я прошёл такой далёкий путь, чтобы услышать от прославленного мудреца то, что в моей стране знает даже трёхлетний ребёнок!? На это мудрец, усмехнувшись, ответил: Да, конечно, это знает каждый ребёнок, но посмотрите вокруг, многие ли вокруг, даже восьмидесятилетние, именно так и живут?

Так что мудрые советы – советами, слова – словами, а вот жизнь, чаще всего, это совсем другое дело. Почему же так происходит? Причин тут много: это и человеческая глупость, и неумение учиться на своих ошибках и делать выводы. Как говорится, «глупый ищет виноватого, умный ищет выход». Ну и, кроме того, и это, может быть, самое главное – все люди изначально разные, и счастье для них требуется тоже разное.

А теперь скажу немного о другом. Современные люди обычно читают романы, смотрят кинофильмы, ходят в театры. Почему они это делают? Я думаю, что благодаря приобщению к культуре (я даже не говрою здесь о её качестве) они, в отличие от прошлых эпох и от хотя и современных, но самых глухих углов земли, имеют возможность мысленно прожить не одну, а ещё и много чужих жизней, в том числе - героев далёких стран и эпох. Мы можем примерить на себя самые необычные сюжеты, другие жизни, выбрать то, что нам подходит, представить себя на чужом месте, безо всякого риска примерить чужое счастье или несчастье. Таким образом, наш кругозор, наши представления о жизни, количество возможных вариантов судьбы неизмеримо расширяются. Мы практически бесплатно получаем чужой опыт, а ведь известно, что мудрый человек учится именно на нём. Правда, к сожалению, мудрецов на свете не так уж и много: обычные люди учатся на своих собственных ошибках, ну а глупые и вообще неспособны к обучению – в течение всей своей жизни они постоянно совершают одни и те же ошибки, причём во всех своих несчастьях обвиняют кого угодно, но только не себя... Дураки изначально необучаемы, что, впрочем, означает, что это им и не нужно.

Вот почему моя книга о счастье, рассчитанная на самых разных людей, составлена несколько необычно: в ней даны очень разные жизненные истории людей как очень счастливых, так и очень несчастных. Это как бы коллекция человеческих судеб, и читателю только и остаётся примерить чужие судьбы на себя и подумать – что ему подходит, а что – нет. В любом случае он обогатится некоторым опытом, который никогда не бывает бесполезным.

История первая:

Нгуен Хонг Линь

Живи не так, как хочется, а как судьба велит.

Нгуен Хонг Линь. Нгуен Хонг Линь.. Нгуен Хонг Линь... Нгуен Хонг Линь! Правда, звучит красиво? Как слова песни на каком-то неизвестном, таком мелодичном языке, которые, кажется, можно распевать и распевать до бесконечности. И на самом деле – вьетнамский язык очень красивый и музыкальный. Это и понятно – ведь в нём существует шесть тонов! Что это значит? А это значит, что слово, даже самое короткое, состоящее, например, всего из двух букв, вроде «ма» или «ко», в зависимости от произнесённой интонации может иметь до шести совершенно разных значений! На этой особенности основаны имеющие двойной смысл многочисленные стихи, изречения и анекдоты, которые издавна так популярны во Вьетнаме.

Имена во Вьетнаме дают значимые. Мужчин, как правило, нарекают «Образованный», «Герой», «Неподкупный», «Передовой», «Благородный» и так далее, ну а женщинам дают имена птиц, цветов, называют также «Облаком», «Ароматом», «Добротой», «Красавицей». В нашем случае Нгуен – фамилия, а имя Хонг Линь означает название горы во Вьетнаме. Правда, сам Нгуен Хонг Линь этого пока ещё даже и не подозревает, ну а я, общаясь с ним уже много лет, просто не успела ему сказать. Дело в том, что он совершенно не помнит вьетнамского языка, хотя родился во Вьетнаме, и родители его – чистокровные ханойцы. Но лучше всё-таки начну свой рассказ по порядку.

В 1974 году в семье научного работника Академии Наук Демократической Республики Вьетнам и учительницы начальных классов родился второй ребёнок – прелестный, здоровенький и очень смышлёный мальчик, которого назвали Хонг Линь, что в переводе с китайского (75 процентов общественно-политической лексики вьетнамского языка имеет китайское происхождение) означает «Красная вершина».

В те времена ханойские улицы заполняли велосипедисты, использовавшие самый экологичный и демократический (но отнюдь не самый дешёвый) вид транспорта. На велосипедах люди ехали на работу, на рынок, в плетёных бамбуковых креслицах, притороченных спереди или позади седла (в зависимости от количества детей), отвозили детей в детский сад. Нередко можно было видеть такую картину: мать везла одного ребёнка спереди, а другого позади, или же крестьянин вёз свиней на базар в бамбуковых корзинах, тоже размещавшихся позади велосипедиста. Существовали и так называемые грузовые велосипеды – невероятной тяжести груз, притороченный к седлу, ехал вместо человека, а сам человек шёл пешком и толкал велосипед с помощью специального тоже бамбукового рычага, прикреплённого к рулю. Рикши возили своих пассажиров на специальных крытых велосипедах, лёгкая кабинка которых предохраняла седока от дождя и ветра. Каждый день в городе, особенно в часы пик, творилось просто велосипедное столпотворение.

Однажы шестилетний Линь, как всегда, ехал в детский садик в креслице позади своей мамы-велосипедистки в густом и весёлом потоке других велосипедов по той самой улице, где ходил не менее переполненный трамвай. Но в этот день что-то случилось и велосипед упал, мама осталась невредима, а вот ребёнок – покатился прямо на рельсы и в результате ему полностью отрезало трамваем обе руки и одну ногу...

Врачи всё-таки спасли малыша, но будущее уже не сулило ему ничего хорошего. В те годы СССР всё ещё был «старшим братом» Вьетнама, поставляя ему экономическую, а, главное, военную помощь для борьбы с «американскими империалистами». В 1975 году северовьетнамским коммунистам удалось захватить власть в Южном Вьетнаме, в 1976 году произошло объединение страны и народ мечтал о том светлом будущем, которое теперь вот-вот уже должно непременно наступить.

Вся страна жила надеждами, а тут такое личное горе одной маленькой вьетнамской семьи! На кого же ещё можно было надеяться, как не на могучего «старшего брата», тем более, что весь остальной мир для населения нашего социалистического лагеря тогда просто практически не существовал, поскольку находился в недосягаемом, притом совершенно отвратительном капиталистическом пространстве где-то там за «железным занавесом».

В 1979 году ЮНИСЕФ отмечал международный год ребёнка и в 1980 году во Вьетнаме всё ещё помнили об этом. На гребне внимания к детской тематике родителям удалось ценой невероятных усилий отправить своего искалеченного ребёнка на лечение в нашу страну всеобщего счастья и благоденствия. На все эти хлопоты и мытарства ушёл целый год, поэтому поездка состоялась лишь в 1981 году. С Линем, в качестве сопровождающего, поехала и его мать. Визу ей дали на максимально возможный срок – аж на целых три месяца...

Ребёнку очень, просто невероятно повезло – знакомые шутили, что уехать на лечение (притом бесплатное) за границу намного труднее, чем попасть на луну. На это могли рассчитывать лишь члены Центрального Комитета Коммунистической партии Вьетнама.

Сначала мать и ребёнок попали в Ленинград, где находились известные ортопедические институты и работали прекрасные врачи-травматологи. В те времена во Вьетнаме не умели делать протезы, тем более для маленьких детей, впрочем я не уверена, что научились делать и сейчас, в двадцать первом веке. Лечение ребёнку требовалось постоянное – ведь он рос и периодически приходилось изготавливать для него новые протезы.

Тем временем ребёнку исполнилось семь лет, его поместили в детский дом, он начал учиться в школе. Мать, разумеется, уже давно уехала на родину, зато отец в том же 1981 году по линии Академии Наук выхлопотал для себя двухлетнюю научную командировку в Чехословакию, откуда иногда мог приезжать в СССР и навещать сына. В 1984 году Линь попадает в детский дом подмосковного городка Дмитрова. Вплоть до 1990 года родителям время от времени всё-таки удавалось навещать сына в детском доме, но перевезти его в Чехословакию, где они всё ещё продолжали жить, оказалось невозможно – ни одно лечебное или социальное учреждение страны не согласилось взять его на содержание.

В 1990 году могла бы произойти, но не получилась, последняя встреча Линя с родителями и братом: перед окончательным возвращением из Чехословакии на родину они приехали его навестить в детский дом, но оказалось, что детей вывезли на летний отдых куда-то за Урал. С тех пор и до настоящего времени Линь их больше не видел...

Тем временем бывший ребёнок кончил школу, окончательно забыл вьетнамский язык, а русским овладел так, что если не видеть его лица, то никогда не скажешь, что он нерусский. Вот почему общение с помощью писем теперь оказалось невозможным навсегда – родители не знают русского, а он не знает вьетнамского...

К счастью, родители Линя когда-то случайно встретили в России вьетнамского студента по имени Ти, который в то время учился в одном из московских вузов. Он согласился курировать Линя, иногда посещать его и переводить для него на русский язык письма отца и матери. Однако обучение в институте не может длиться до бесконечности. Ти кончил институт и в 1994 году вернулся на родину. Перед отъездом он передал эту эстафету мне – попросил иногда навещать Линя и по мере сил помогать ему.

Тем временем Линь достиг совершеннолетия, к тому же и кончился срок действия его вьетнамских документов, не говоря о том, что в результате перевода из одного детского дома в другие, окончательно утерялась связь с родителями. Таким образом Линь превратился в человека не только без семьи, но и без родины. Он оказался нигде и стал никем. Детский дом неоднократно посылал письма и телеграммы в Посольство Социалистической Республики Вьетнам с просьбами определить статус Нгуен Хонг Линя, выдать ему вьетнамский паспорт или хотя бы высказать официальную точку зрения по этому вопросу, однако ни разу не получил ответа.

Какое счастье, что детский дом города Дмитрова всё-таки не вышвырнул этого совершенно беспомощного юношу на улицу! Совсем наоборот – поняв, что решать судьбу человека, которого формально не существует, придётся ему самому, детский дом затеял многолетнюю борьбу, только теперь уже не с вьетнамским посольством, а с нашими собственными властями: он стал ходатайствовать о предоставлении Нгуен Хонг Линю российского гражданства. Разумеется, власти, как всегда, сделали всё возможное, чтобы максимально затруднить и затянуть этот процесс.

Но гражданство Линь всё-таки в конце-концов получил, правда, ...через четыре года! Всё это время детский дом на свой страх и риск, не имея на это никакого права, кормил, поил, лечил и обеспечивал жильём человека, которого формально просто не существовало. Можно безо всякого преувеличения сказать, что безымянные для нас работники детского дома подмосковгого города Дмитрова совершили настоящий гражданский подвиг – тихий и незаметный – за что им можно только низко поклониться в ножки и от души пожелать счастья и здоровья.

В школе Линь учился очень хорошо, правда, писать ему приходилось согнувшись в три погибели, почти уткнувшись носом в тетрадь, так как он держал карандаш во рту, поэтому зрение его испортилось с самого детства, и он должен был носить очки с сильными диоптриями. Понятно, что мальчишка с живым характером и очки, тем более, когда он не может сам их надеть или снять – вещи просто несовместимые. Вот почему очки он практически не носил, и зрение ребёнка ухудшалось с каждым годом, но в детском доме на это никто не обращал никакого внимания – ведь ребёнок-то, что ни говори, всё-таки чужой...

  1. Реферат на тему: “Жизнь и творчество Антонио Гауди “

    Реферат
    «Джентльмены, перед нами либо гений, либо сумасшедший», – сказал председатель комиссии на защите дипломного проекта Антонио Гауди-и-Корнета в барселонской Провинциальной школе архитектуры.
  2. История искусств Ильина. Западноевропейское искусство

    Программа
    кафедра теории и истории архитектуры и искусств Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии (проректор по НИР профессор С.Г.
  3. История искусств Западноевропейское искусство Ильина

    Программа
    В учебнике кратко изложена история западноевропейского искусства от античности до наших дней. В третьем издании (2-е —1998 г.) автор попы­тался учесть все новое в современном мировом искусствознании.
  4. Федеральная целевая программа книгоиздания России Рецензенты: кафедра теории и истории архитектуры и искусств Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии (проректор по нир профессор С. Г. Данилов); М. Ю. Герман

    Программа
    кафедра теории и истории архитектуры и искусств Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии (проректор по НИР профессор С.
  5. Примерная программа дисциплины «история изобразительного искусства» (1)

    Примерная программа
    Примерная программа дисциплины «История изобразительного искусства» федерального компонента цикла общепрофессиональных дисциплин составлена в соответствии с государственными образовательными стандартами высшего профессионального образования
  6. Примерная программа дисциплины «История изобразительного искусства» (3)

    Примерная программа
    Примерная программа дисциплины «История изобразительного искусства» федерального компонента цикла общепрофессиональных дисциплин составлена в соответствии с государственными образовательными стандартами высшего профессионального образования
  7. Предлагает Вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе, философии, религии, истории, политике и праву, экономике, научно-тех (5)

    Документ
    MK0708a004at Линдгрен А. Карлсон, который живет на крыше. Карлсон строит башню Пер. 48 стр., 2007 год, (978-5-17-044818-0), издательство АСТ, Москва. .
  8. Третья часть великого Шжизнекнижия роман Многократора

    Документ
    Первый раз за лето на Москву потным брюхом навалилась настоящая безобразная, та самая булгаковская жара. Но худо-бедно вечерело, и Воробьёвы горы потихоньку остывали над оплавленным городом щеками оттемпературившего ребенка.
  9. Книга третья (16)

    Книга
    Патриарх катакомбной Церкви в СССР — отец Андрей Уфимский (князь Александр Алексеевич Ухтомский) вошел в историю России как видный русский церковный деятель, выдающийся духовный писатель, блестящий публицист.

Другие похожие документы..