«Мемориал»

Радикальный ислам и чиновничья контрпропаганда

Мусульманские общины многих республик Северного Кавказа республик разделены на сторонников «традиционного» направления в исламе, и появившихся в последние годы «нетрадиционных» для этих мест направлений. В Ингушетии, Чечне и Дагестане власти поддерживают укоренившиеся здесь на протяжении последних веков так называемые тарикаты «пути», направления суфийского ислама, которых традиционно придерживается подавляющее большинство верующих в этих республиках. С конца XX века на Северном Кавказе появились проповедники иного, фундаменталистского направления, которые призывают «вернуться к первоначальному исламу», и отрицают, как противоречащее Корану, многое из «традиционной» практики, - поклонение святым и их могилам, исполнения мусульманских обрядов за деньги. Сторонники этого направления, которое в официально в России называют ваххабизмом (сами фундаменталисты этот термин никогда не употребляют, называя себя «салафитами» или просто «мусульманами»), находятся под пристальным наблюдением силовых структур, поскольку именно радикальный ислам стал за последние годы основой идеологии вооружённого подполья.

По сообщениям с Северного Кавказа, местные руководители всерьез обеспокоены обозначившейся в последнее время новой волной религиозного фундаментализма и неприятием частью населения «традиционного» ислама, институты которого воспринимаются как синкретичные власти, и на которые верующие люди экстраполируют присущие власти пороки: коррумпированность, сибаритство, лицемерие. В одном из интервью первый президент Ингушетии Руслан Аушев так сказал о духовной жизни современной молодежи: «Придешь к имаму — имам тебе за деньги любую проповедь прочитает. На муфтияте пробу негде ставить. Они [молодые люди – ПЦ «Мемориал»] не верят ему! Они говорят ему — что это за вера? Это что за чистота религии?» (Новая газета, 7.8.2008).

При расследовании преступлений «силовики» в первую очередь «отрабатывают» списки «нетрадиционных» мусульман, которых они, по определению, воспринимают как подозрительных. Именно представители этой группы в первую очередь становятся жертвами незаконных действий сотрудников спецслужб, правоохранительных органов, военных. А это в свою очередь загоняет сторонников «нетрадиционного ислама» в подполье, толкает их к ещё большей радикализации.

В самом деле, признаков наступления религиозных радикалов в регионе предостаточно. В Дагестане и Ингушетии совершаются нападения и убийства предсказательниц и гадалок (последнее из них совершено 14 августа в Назрани), горят магазины, торгующие спиртными напитками (рядом с сожженным 2 августа магазином в Назрани найдена записка с угрозами в адрес его хозяина). Летом 2008 г. в Ингушетии развернулась настоящая охота на официальных мусульманских духовных лиц. Появились сведения о прибытии на Северный Кавказ авторитетных мусульманских проповедников, зовущих молодежь под знамена Имарата Кавказ Доку Умарова. В частности, в Чечне по мобильной связи распространяются проповеди некоего Саида Бурятского – сына русского и бурятки, неофита, заслужившего, однако, уже большой вес в исламской богословской среде.

Летом два президента – Муху Алиев и Рамзан Кадыров – с разницей в один день (23 и 24 июля соответственно) на специальных совещаниях с представителями силовых структур и чиновниками, отвечающими за информационную политику выступили с развернутыми заявлениями о противодействии радикальному исламу. Оба президента отмечали, что официальные органы проигрывают информационную войну с боевиками. В Дагестане агитационно-пропагандистская и профилактическая работа давно уже формализована. По оценке М. Алиева, работа эта явно зашла в тупик, поскольку ведется формальными методами и от случая к случаю. Эффективность такой работы крайне не велика, а молодежь ищет живого знания, - говорил своим чиновникам президент Дагестана (РИА «Дагестан», 23.7.2008).

В тот же день в Махачкале состоялся семинар-совещание с главными редакторами местных газет и директорами муниципальных телевизионных студий на тему «Роль муниципальных СМИ в идеологическом противодействии экстремизму». Здесь отмечалось, что, в отличие от республиканских газет и телевидения, районные и местные СМИ еще слабо вовлечены в идеологическую борьбу с религиозным экстремизмом (РИА «Дагестан», 23.7.2008).

Как видно из самих наименований мероприятий и обсуждаемых на них темах, бесплодный канцелярит полностью овладел умами и душами дагестанских чиновников. Как такими методами они рассчитывают пробить стену недоверия религиозной молодежи, непонятно.

Рамзан Кадыров, пожалуй, был более напорист и изобретателен в пропагандистском противодействии религиозному экстремизму. Следует отметить, что «антиваххабистская» пропаганда ведется в республике давно и массированно, с использованием всех средств воздействия на сознание граждан. В немалой степени республиканские власти выступают здесь новаторами, стараясь заполнить пропагандой традиционного ислама и культурных ценностей вайнахов любую свободную минуту чеченцев. Только за последнее время телекомпании Чечни за последнее время подготовили 55 роликов на эту тему. Мониторы с соответствующими передачами устанавливаются в общественном транспорте. Журналисты, историки, религиозные деятели привлечены к интенсивной лекторской работе (сайт «Рамзан Ахматович Кадыров», 11.8.2008). Духовное управление мусульман Чеченской Республики уже давно к каждой пятнице направляет имамам всех мечетей единые тезисы очередной пятничной проповеди.

На совещании с главами администраций, начальниками райотделов милиции, с представителями духовенства в г. Гудермесе 24 июля Кадыров потребовал усилить работу по духовному воспитанию молодежи и принять конкретные меры в противодействии терроризму и экстремизму. Он, как и глава Дагестана отметил халатность в работе глав администраций и начальников РОВД, которые, по его мнению, также не владеют ситуацией на местах. Кадыров прямо возложил пропагандистские функции на мусульманское духовенство, заявив, что в настоящее время «эта работа проводится не на должном уровне. Особые претензии в этом у меня к муфтияту и кадиям районов, которые ослабили работу в плане духовного воспитания молодежи. Некоторые из кадиев даже не знают, что за люди собираются в их мечетях и какие беседы и встречи ими проводятся» (сайт «Рамзан Ахматович Кадыров», 24.7.2008). «Какой-то человек приехал из Бурятии и теперь проповедует ислам нашей молодежи из леса. Молодежь готова слушать его, а вас никто не слушает. Ваши проповеди бессмысленны. Когда вас послушаешь, не поймешь, что вы поддерживаете - или ваххабизм или тарикат...», - заявил Р. Кадыров. Как поясняет сайт «ИА Кавказский узел», речь идет о том, что в Чечню из Бурятии приехал мусульманский проповедник Шейх Саид, который находится теперь рядом с лидером боевиков Докой Умаровым, о чем сообщали сайты боевиков (ИА Кавказский узел, 24.7.2008).

Кроме жесткой антиваххабистской и антиэкстремистской пропаганды, во многом схематичной и поверхностной, у властей республики есть значительно более доступные средства духовной консолидации своих народов, демонстрации позитивных ориентиров для молодежи. Одним из главных «мирных» направлений пропаганде, не построенных на противопоставлении добра и зла, стала пропаганда спорта. Силовые единоборства и футбол исключительно популярны на Северном Кавказе. Летом 2008 г. борцы всех северокавказских республик отличились на Олимпиаде в Пекине, завоевав золотые медали. В Чечне, Ингушетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии эти победы вызвали всенародное ликование.

Первые три золотые награды олимпийской сборной России в разных весовых категориях завоевали именно кавказские борцы: Назир Манкиев (Ингушетия), Исламбек Альбиев (Чечня), Асланбек Хуштов (Кабардино-Балкария). Затем золотые медали завоевали также дагестанцы-борцы Мавлет Батиров, Ширвани Мурадов и чеченец Бувайсар Сайтиев. Наконец, на исходе Олимпиады золотую медаль завоевал боксер из Ингушетии Рахим Чахкиев. В числе золотых призеров Олимпиады есть также и рапиристка Аида Шанаева (Северная Осетия), завоевавшая звание чемпиона в составе российской женской команды (сайт «Республика Ингушетия», 25.8.2008). Таким образом, из 23 золотых медалей российской олимпийской сборной спортсменами из северокавказских республик завоеваны семь медалей в индивидуальных видах единоборств и одна в составе команды.

28 августа в ингушском аэропорту Магас олимпийцам-ингушам устроили триумфальную встречу с истинно кавказским масштабом. По сообщению сайта «Ингушетия.Ру» в аэропорту собрались тысячи людей, а при появлении спортсменов на трапе, началась стрельба в воздух. До Назрани олимпийцев сопровождал кортеж из нескольких сотен машин, которые следовали по трассе «Кавказ» в четыре ряда. Стрельба продолжилась и по пути в город («Ингушетия.Ру», 28.8.2008). Президент Ингушетии выделил золотым медалистам квартиры в Магасе, а их родителям подарил машины (сайт «Республика Ингушетия», 28.8.2008). Пожалуй, впервые за много месяцев, президент Ингушетии и его народ радовались одному событию (правда, нет данных, что они делали это вместе)4.

Отец за сына отвечает

Острота, с которой вновь встала проблема вооруженного сопротивления, вновь и вновь заставляет руководство северокавказских республик прибегать к миролюбивой риторике, вспоминать о необходимости дать шанс заблудившимся. Временами им удаются успешные пиар-акции, когда удается продемонстрировать не только снисхождение и великодушие, но и радость и сердечность в отношении возвращающихся к мирной жизни бывших противников. Весьма помпезно был встречен вернувшийся из-за границы бывший министр здравоохранения в масхадовском правительстве Умар Хамбиев. В аэропорту его встречал сам Рамзан Кадыров (Время новостей, 15.8.2008). Президент Чечни как бы дает знак другим «неразружившимся»: мы ждем вас, мы в вас нуждаемся…

Особый инструмент воздействия на людей, ушедших в горы – работа с родными, которые нередко продолжают в той или иной мере поддерживать контакты с боевиками, что дает возможность использовать моральный авторитет родителей, старших родственников, чтобы переубедить своих сыновей. Местные органы власти должны играть в этом деле главенствующую роль.

«Конечно, особую ответственность несут муниципальные образования, - заявил на заседании республиканской антитеррористической комиссии Республики Дагестан 23 июляМ. Алиев, – сегодня подробно говорилось о том,  что они должны делать. Надеюсь, что все без исключения они повернутся лицом к этой проблеме, будут работать с каждым, кто заблуждается, с их родственниками, близкими, друзьями» (РИА «Дагестан», 23.7.2008). «Протянуть руку помощи» тем, кто скрывается в лесах, призывал министр внутренних дел Дагестана (РИА Дагестан, 30.6.2008). Но в Дагестане такая работа пока крайне формальна и неэффективна.

Зато в Чечне к работе с родственниками подошли радикально. В 2004 – 2006 гг., в период интенсивного разоружения боевиков чеченские власти всеми способами давили на родственников. «Силовики» не останавливались перед захватом их в заложники, чтобы принубить боевиков к сдаче в плен. (См.: /hr/hotpoints/caucas1/msg/2005/03/m33235.htm). Летом 2008 г. практика жесткого давления на родственников, бесконечно далекая от всякого представления о законности, возобновилась. Так, в начале августа власти третьего по величине города Чечни – Аргуна – издали официальное постановление о выселении (!) из города семей боевиков. Об этом устно объявил специально собранным в городской администрации родственникам мэр города Ибрагим Темирбаев. Родственники «врагов народа» пытались объяснить Темирбаеву, что не могут отвечать за действия своих близких, которые самостоятельно приняли решение взять в руки оружие и примкнуть к отрядам боевиков, что они не знают их местонахождения и не поддерживают с ними контакты. Эти доводы не были приняты в расчет. Не поверив, что их могут выбросить из домов, семьи не спешили выселяться, однако 4 августа к ним явились вооруженные люди и, не предъявляя документов (могут ли быть какие-либо документы о выселении по признаку родственных связей с боевиками!?) потребовали людей немедленно съезжать. Две семьи не выдержали давления и съехали. Только 6 августа, очевидно, получив указания вышестоящих органов, мэр Темирбаев вновь выступил перед родственниками боевиков, уже не угрожая им выселением, а уговаривая сделать все возможное, чтобы вернуть модолых людей из леса. (об этом см.: /hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/08/m144307.htm).

Другой способ «воздействия» на родственников, уверенно набирающий «популярность» среди «силовиков» - поджоги домовладений семей боевиков. Сотрудникам ПЦ «Мемориал» известно по крайней мере о 17 случаях поджогов, произошедших летом этого года.

4 июля в селе Самашки сотрудниками неустановленных силовых структур был подожжен дом, принадлежащий семье Мусихановых.

12 июля сожжен дом Шерпудина Демельханова, в с. Гелдаган, Курчалоевского района, ворвались вооружённые люди в камуфляжных формах и масках. Выгнали всех членов семьи во двор. Шерпудина и его сына избили, а затем подожгли дом. Дом сгорел полностью со всем имуществом и деньгами, занятыми у родственников для оплаты расходов по ведению уголовного дела сына.

В ту же ночь 12 июля была предпринята попытка сжечь дом ШейхиЮсупова 1956 г. р., в с. Курчалой, ул. Советская 9, спасли соседи.

13 июля сожжён дом Магомадова Ибрагима в селеХиди-хутор. Поджигатели сожгли и трактор принадлежащий Магомадовым.

16 июля вооружённые люди в масках и камуфляжных формах ворвались в дом ИльясаУмарова в селе Никихита, выгнали всех жильцов из дома и сожгли дом, тем самым оставив семью без имущества, крыши над головой и средств к существованию. Таким же образом сожгли и дом его двоюродного брата Ахмеда Умарова.

17 июля сожжен дом Абдулхановых в селе Асланбек-Шерипово Шатойского района. В тот же день подожжен дом стариков Юсуповых в поселке Гикало Грозненского района. Проснулись соседи, помогли потушить пожар, но постель, ковры, занавески, часть одежды сгорели; сильно пострадала мебель. В правоохранительных органах считают, что сыновья Хамида Магомед и Рамзан «ушли в горы». (/hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/07/m146741.htm).

В ночь с 21 на 22 июля сожжен дом Рамзана Абдрахманова в селе Центорой Курчалойского района.

В ночь с 29 на 30 июля сожжены дома Элимханова и Махмуда Азизова в селеАллерой Курчалойского района.

В ночь с 27 на 28 августа в городе Шали сожжены пять домовладений: Эбишевых, Юсупхаджиевых,Муслиевых. Имена владельцев еще двух домовладений, сожженных в Шали в эту же ночь установить пока не удалось. В ту же ночь сожжен дом Алиевых в селе Мескер-юрт Шалинского района ул. Исламская, 8. Жена, четверо сыновей, младшему из которых три года. Их не вывели из дома перед поджогом, Хамиду Алиеву пришлось вытаскивать их из горящего дома. Свидетелями происшествия стали соседи.

Сотрудникам ПЦ «Мемориал» стали известны подробности поджогов домовладений Муслиевых и Алиевых. Поджигатели сказали, что Муслиевых наказывают за Абубакара Муслиева, исчезнувшего незадолго до этого, 8 августа. После его исчезновения, 13 августа родственники подали заявление в прокуратуру. Но, вместо помощи в поисках, в милиции высказали убеждение, что Абубакар решил вступить в незаконное вооруженное формирование и потребовали, чтобы Юнус нашел своего сына в горах и привел его домой. С тех пор его почти каждый день вызывали в милицию и администрацию, угрожали выгнать семью из города (/hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/08/m146310.htm). В случае с Алиевыми семья даже не была предупреждена о готовившимся поджоге. Среди ночи к дому подъехали две машины, из которых выбежали около десяти человек в масках. Они ворвались во двор, закинули в дом несколько бутылок с бензином и подожгли. Сразу после этого они уехали. Хасанбек кинулся в дом, в котором спали его жена и четверо сыновей, младшему из которых - три года. Вытаскивать их пришлось через окно, у дверей пламя было особенно сильное. Тут же прибежали соседи: дом и людей спасли, но имущество пострадало очень сильно.
Хасанбек и без объяснений знал, что его наказывают за то, что его старший сын в мае прошлого года ушел к боевикам. С тех пор его и двоих старших сыновей не раз вызывали в милицию, к ним приезжали среди ночи, требуя, чтобы он назвал местонахождение сына.
После поджога Хасанбек Алиев обратился в милицию с заявлением о совершенном преступлении, но никакой реакции со стороны правоохранительных органов до сих пор не последовало. (/hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/08/m146742.htm). ПЦ «Мемориал» оказал семьям Муслиевых и Алиевых помощь в составлении заявлений в прокуратуру.

Оценить степень эффективности работы родственников с боевиками, когда она реально происходит, по понятным причинам сложно – такие переговоры не ведутся публично. Однако очевидно, что одного желания молодых людей легализоваться совсем не достаточно – из леса никто выпускать их не собирается. Родственники, ведущие переговоры с боевиками оказываются меж двух огней – они подвергаются постоянному давлению со стороны правоохранительных органов и в то же время рискуют подвергнуться расправе со стороны боевиков. Свидетельством тому стало кровавое происшествие в районе с. Рошни-Чу Шатойского района, где двое местных жителей - Исмаил Махмудович Тазуркаев, 1969 г. р., житель пос. Новые Алды г. Грозный, Заидат Абдурахмановна Хусенова, жительница с. Пролетарское Грозненского (сельского) района в сопровождении двух сотрудников РОВД Шатойского района: начальник отдела уголовного розыска РОВД Шатойского района, капитан милиции Ислам Абдулов и оперуполномоченный старший лейтенант Ахдан Арсанукаев пытались встретить двоих их племянников Салмана Умаровича Мусиханова, 1982 г. р., и Микаила Умаровича Мусиханова, 1986 г. р., которые являлись членами НВФ и еще шестерых боевиков, пообещавших сдаться. Об этом они сообщили З. Хусеновой по телефону. Однако все четверо посредников были убиты в лесу, а через несколько дней неизвестными вооруженными лицами был похищен младший брат Мусихановых Исрапил местоположение которого до сих пор не известно (/hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/07/m138199.htm).

Новые решения ЕСПЧ по Чечне

3 июляЕвропейский суд по правам человека вынес решения по трем делам из России.
Заявителей по делам Мусаева против РоссиииУмаров против Россиипредставляли юристы Правозащитного центра «Мемориал» (Москва) при содействии Европейского центра защиты прав человека (Лондон). Заявительницу по делу Ахиядова против России представляли юристы организации «Правовая инициатива по России» (Москва).

По всем трем делам Европейский суд признал Россию виновной в нарушении следующих статей Конвенции: статья 2 (право на жизнь) в отношении похищенных; статья 3 (запрещение пыток и бесчеловечного обращения) в связи с жестоким обращением со стороны военнослужащих и невозможностью властей провести эффективное расследование, что принесло заявителям страдания; статья 5 ( право на свободу и личную неприкосновенность) в связи с похищением четырех жителей Чечни; статья 13 (право на правовую защиту) в связи с неспособностью властей Российской Федерации предоставить своим гражданам эффективные средства правовой защиты. Относительно неоднократного отказа Государства предоставить Суду материалы уголовных дел было найдено нарушение статьи 38 § 1 Конвенции (обязательство государства создавать все необходимые условия для эффективного исследования Судом обстоятельств дела).

Общая сумма компенсации морального и материального вреда по трем делам составила 175000 евро (/hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/07/m138035.htm)



Дело по жалобе Хапты Мусаевой

Во время зачистки в Октябрьском районе Грозного5 февраля 2000 г., о проведении которой жители были предупреждены заранее, военнослужащие в камуфлированной форме забрали «для выяснения обстоятельств» Якуба Изнаурова, 1966 г.р., отца пятерых малолетних детей, младшего сына заявительницы, Хапты Мусаевой. Основанием для задержания послужил адрес прописки Якуба Изнаурова - Калмыкия.

У трамвайных путей военнослужащий с отличительными знаками подполковника приказал Якубу и троим другим задержанным встать на колени, раздеться по пояс и поднять руки. Военнослужащие связали руки задержанных металлическим проводом и натянули им шапки на лица. Все происходившее записывалось военнослужащими на видеокамеру.

Не разрешая двигаться, задержанных продержали около двух часов, затем посадили их в БТР. Заявительнице и другим родственникам сказали, что задержанных отвезут в Старую Сунжу для допроса. Военнослужащие также сказали, что они из Питерского ОМОНа. БТРы уехали в сторону Новых Алдов.

Заявительница и родственники других задержанных начали поиски. Они ездили по изоляторам временного содержания, разговаривали с военнослужащими, обращались во все инстанции, но это не принесло никаких результатов - в списках задержанных Якуб Изнауров не значился. О его судьбе до сих пор ничего не известно.

По сведениям «Мемориала», 5 февраля 2000 года по крайней мере 60 мирных граждан были убиты в поселках Новые Алды и Черноречье на юге от Грозного (см.: доклад «Зачистка». Поселок Новые Алды, 5 февраля 2000 - преднамеренные преступления против мирного населения).

В 2002 году при помощи юристов ПЦ «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека заявительница обратилась в Европейский Суд по правам человека. Суд присудил заявительнице компенсацию морального вреда в 35 000 евро, компенсацию материального вреда 10 000 евро, а также компенсацию расходов на представительство перед Европейским Судом в 8 000 евро.


Дело по жалобе Руслана Умарова

В 6 часов утра 27 мая 2000 г. группа вооруженных людей ворвалась в дома Руслана Умарова в г. Грозный. Люди в камуфляжной форме и масках начали выкрикивать оскорбления в адрес жены и дочерей хозяина дома и избивать его самого. Затем они выволокли Руслана во двор, где избиение продолжилось. На шум выбежал спавший в пристройке сын Руслана, Магомед Умаров, и спросил военных, за что они бьют его отца. Магомеда затащили в автомашину «Урал» и увезли. По свидетельствам соседей, эта машина принадлежала Старопромысловскому ВОВД Грозного. Магомеду даже не разрешили переодеться, с собой люди в форме забрали паспорт и студенческий билет Магомеда (он был студентом Грозненского Нефтяного института).

Через три часа Руслан Умаров приехал в прокуратуру Грозного. Среди офицеров ВОВД Руслан опознал одного из напавших на него утром, но никаких сведений о сыне ему получить не удалось. Спустя некоторое время Руслан Умаров встретился с братьями Магомадовыми и неким Бутенко, которые видели Магомеда в плену на территории военного гарнизона в Ханкале. Руслан Умаров неоднократно обращался в прокуратуру, в суды, к другим официальным лицам, пытался действовать через неофициальные каналы. Все попытки оказались безуспешными.

В качестве справедливой компенсации Суд присудил выплатить Руслану Умарову
15 тысяч евро за материальные вред, 40 тысяч евро за моральный вред, а также возместить судебные расходы и издержки.


Дело по жалобе Эсилы Ахиядовой

13 февраля 2002 г., около 11:00 утра, группа вооруженных людей в военной камуфляжной форме и масках силой ворвалась в дом семьи Хумаидовых в Махкетах. Как отмечает заявительница, они были федеральными военнослужащими, в то время как, согласно объяснениям Правительства, они были «неустановленными лицами».

Заявительница, ее муж, их дочь, которой было пятнадцать дней от роду, и свекор заявительницы, Харон Хумаидов, 1932 г.р., были в тот момент в доме. Вооруженные люди не представили документов, удостоверяющих личность, либо иных документов, обосновывающих их действия. Они обыскали дом и без каких бы то ни было объяснений задержали мужа и свекра заявительницы. Хотя Магомед и Харон Хумаидовы были лишь в брюках и рубашках, им не было позволено взять свою верхнюю одежду. Затем вооруженные люди силой посадили их в военный автомобиль УАЗ, который не имел регистрационных номеров, и доставили их на базу ФСБ в селе Хатуни. Согласно данным заявительницы, ряд жителей Махкетов видели задержание ее мужа и свекра.

После этого Магомед и Харон Хумаидовы исчезли. Дальнейшие поиски родственников никаких результатов не дали. Хотя прокуратура установила, что к похищению причастны военнослужащие 45-го полка, следствие никого не привлекло к ответственности (Подробнее см.: сайт «Правовая инициатива по России», 7.6.2007).

1 Очевидно, что эти данные явно не полные.

2 Антитеррористический центр.

3 Оперативно-розыскное бюро Управления МВД по ЮФО.

4 Но уже через три дня в том же аэропорту Магас был убит Магомед Евлоев…

  1. «Мемориал» (9)

    Документ
    утверждение прав личности в государственной и общественной жизни с целью построения в России демократического правового государства и развитого гражданского общества путем направленного воздействия на общественное сознание.
  2. «Мемориал» (11)

    Доклад
    восстановление исторической правды и увековечение памяти жертв политических репрессий; содействие полной и гласной моральной и юридической реабилитации лиц,
  3. «Мемориал» (1)

    Доклад
    Рязанский «Мемориал» работает в сфере защиты прав человека, изучения репрессивной политики государства, правового просветительства и благотворительной деятельности с 1989 года.
  4. «Мемориал» (6)

    Бюллетень
    Правозащитный центр «Мемориал» продолжает работу на Северном Кавказе. Мы предлагаем вашему вниманию очередной бюллетень – краткое описание основных событий трех летних месяцев 2010 г.
  5. «Мемориал» (10)

    Бюллетень
    22 июня Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла жесткую резолюцию по вопросу о соблюдении прав человека на Северном Кавказе. Резолюция была составлена по итогам поездки докладчика ПАСЕ по проблеме эффективности правовых
  6. «Мемориал» (8)

    Бюллетень
    Начавшаяся 7 августа полномасштабная война России с Грузией отодвинула далеко на задний план все прочие новости, приходящие с Кавказа. Не считая необходимым здесь комментировать причины и ход начавшейся на Кавказе новой драмы, должны
  7. «Мемориал» (12)

    Бюллетень
    ПРАВОЗАЩИТНЫЙ ЦЕНТР "МЕМОРИАЛ"MEMORIAL HUMAN RIGHTS CENTER127051, Россия, Москва, Малый Каретный пер., д. 12Тел. +7 (495) 225-3118Факс +7 (495) 624-2025E-mail: memhrc@Web-site:
  8. «Мемориал» (2)

    Доклад
    При этом с российской стороны конкурируют (или сосуществуют) две картинки. Согласно одной, армия принесла благодарному чеченскому народу освобождение от бандитского режима, быстрыми темпами идет налаживание мирной жизни, но разрозненные,
  9. «Мемориал» (7)

    Доклад
    Статья 31 Конституции РФ гарантирует право граждан и общественных объединений на проведение собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования.

Другие похожие документы..