«Мемориал»

Нарушения прав человека в Дагестане

В Дагестане вновь отмечены случаи похищения и пыток людей, с которыми в Дагестане связывают так называемую «шестерку» или «шестой отдел» и их сотрудников – «шестовиков» (так в Дагестане называют УБОП и УБЭиУТ – управление по борьбе с экстремизмом и уголовным терроризмом). Эти термины в республике давно уже нарицателен, подобно тому, как в Чечне в свое время воспринималось АТЦ2 или ОРБ-23

Один из тех, кого пытали в стенах этого учреждения, Герман Хидиров, в своем заявлении на имя правозащитной организации «Матери Дагестана» приводит слова пытавших его людей:

«Мы – новый джамаат, который борется с такими мусульманами, как ты. Наш отдел собран из элиты и мы все побывали на боевых заданиях и у каждого на руках есть кровь таких скотов, как ты и твой дядя». Эти слова ярко характеризуют самоощущение «шестовиков». Пытавшие Хидирова люди не раз вступали с ним, если так можно сказать, в «религиозный диспут», убеждая его, что они делают богоугодное дело, любыми способами уничтожая Хидирова и подобных ему.

Продолжилась история с исчезновением Ильяса Шарипова, арестованного 1 мая 2008 г. в Хасавюрте. После ареста он несколько раз пропадал из поля зрения родителей и адвокатов, а когда с ним все-таки удавалось встретиться, то он имел явные признаки избиений на теле и находился в неадекватном психическом состоянии. После многочисленных обращений отца Шарипова, Расула к различным представителям органов власти и участия его в акциях протеста, пытки прекратились, однако состояние здоровья его сына значительно ухудшилось. Мер к расследованию фактов избиений его не принято, как официально не признан и сам факт пыток, хотя гематомы на теле зафиксированы медицинской экспертизой (ИА Кавказский узел, 21.7.2008).

Два новых аналогичных задержания с последующим исчезновением подозреваемых из поля зрения родственников случились 24 и 25 июня, когда были похищены 30-летний Али Залитинов и 29-летний Идрис Гучакаев. Они были задержаны в присутствии свидетелей вооруженными людьми в гражданской одежде, которые называли себя сотрудниками «шестого отдела» и увезены в неизвестном направлении. 27 июня родственники похищенных провели в центре Махачкалы пикет, перекрыв проспект Ярагского и разошлись только после обещания прокурора республики И. Ткачева выяснить их судьбу. Вскоре родственникам было объявлено, что задержанные находятся в СИЗО Махачкалы и Буйнакска, однако, в чем их обвиняют оставалось неизвестно (ИА Кавказский узел, 4.7.2008). Как позднее сообщил сотрудникам «Мемориала» адвокат А. Залитинова, он смог
встретиться с подзащитным лишь только через 9 дней после его задержания.
Залитинов в тот момент находился в больнице в связи с плохим
самочувствием, на теле были видны следы избиений. Адвокат заснял на
мобильный телефон эти следы, в частности, огромную гематому на правом боку.
По словам Залитинова и Гучакаева, их били, добиваясь признания в
совершении ими преступлений. Особенно досталось Гучакаеву. его здоровью
нанесен заметный ущерб. что сказывается до сих пор.
По состоянию на октябрь 2008 г. следствие продолжается. Залитинову и Гукачаеву предъявлены обвинения по трем статьям УК РФ: 105 (убийство), 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) и 222 (незаконный оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств). После того, у обоих обвиняемых появились адвокаты, нанятые родственниками, оба отказались от своих показаний,
сделанных ими под пытками.

Нельзя не упомянуть и о весьма сомнительных спецоперациях, в которых гибли известные в республике люди, посмертно объявляемые боевиками. Так, 27 июня в Махачкале были убиты Р. Газилалиев, кандидат наук, преподаватель на факультете иностранных языков Дагестанского государственного педагогического университета, его жена и неизвестный. Официально было объявлено, что в начале они отказались сдаться, а затем застрелили друг друга «от отчаяния» (РИА Дагестан, 28.6.2008). Все они, по словам министра внутренних дел А. Магомедтагирова, являлись членами экстремистской группы «Хизбут-Тахрир». По данным же Кавказского узла, еще в начале спецоперации к оцепленному дому приехал отец Р. Газилалиева, уверявший, что сможет уговорить сына сдаться, однако, он не был допущен в зону операции, а переговоры с осажденными не велись (ИА Кавказский узел, 28.6.2008). Подобные спецоперации вызывают возмущение у многих жителей республики, в Махачкале состоялось несколько митингов протеста. Замечание «силовикам» по этому поводу прозвучало из уст самого президента республики, сказавшего, что организованные подобным образом спецоперации только дискредитируют милицию, «такого вообще не должно быть». (РИА Дагестан, 23.7.2008). Судя по тому, что спустя почти три месяца, 17 сентября на очередном совещании с «силовиками» Муху Алиев вновь выразил недовольство ходом расследования этой спецоперации (РИА Дагестан, 17.9.2008), можно сделать вывод, что дело не сдвинулось с мертвой точки.

Между тем, республиканские власти озабочены созданием положительного имиджа правоохранительных органов и их усилий в борьбе с террористами. На заседании республиканской контртеррористической комиссии 23 июля президент Дагестана М. Алиев много внимания уделил необходимости освещения позитивного опыта в борьбе с терроризмом. При этом он отнюдь не против здоровой критики перегибов в деятельности силовиков, но призвал отделить свободу слова «от манипуляции общественным сознанием» с «грязными целями» (РИА Дагестан, 23.7.2008). Вспоминается лозунг из «Сказки о тройке» братьев Стругацких: «Народу не нужны нездоровые сенсации. Народу нужны здоровые сенсации». Отделить здоровые сенсации от нездоровых, описывая методы контртеррора в республике довольно сложно, поэтому периодически в немилость властям попадают те или иные СМИ.

Летом 2008 г. начались гонения на газету «Черновик», неоднократно писавшую о незаконных методах контртеррора в Дагестане. Одной из таких публикаций стала статья «Террористы номер один» (см.: Черновик, 4.7.2008), в котором авторы причиной роста террористического подполья называют неадекватно жестокие и неразборчивые методы властей по отношению не только к террористам, но и к религиозной молодежи в целом. Кроме того, редакция еженедельника резко негативно настроена к командированным из России сотрудникам прокуратуры, Следственного комитета и прочих правоохранительных органов, которые, по их мнению, игнорируют особенности местного менталитета, слишком прямолинейны и грубы в своих действиях. Здесь чувствуется ответ на нашумевшую статью в другом дагестанском еженедельнике «Новое дело» (23.5.2008), в котором именно такой прикомандированный сотрудник огульно обвинял организацию «Матери Дагестана» в связях с боевиками. Авторы затрагивают также больную для Дагестана религиозную тему, утверждая, что традиционный суфизм все менее популярен в республике (о дальнейшем распространении радикального ислама, особенно на юге республике, в Дербенте, говорил и президент РД М. Алиев – см.: РИА Дагестан, 23.7.2008). В приложении к статье была опубликована большая выдержка из обращения к дагестанцам убитого несколько лет лидера дагестанских боевиков Раппани Халилова. Именно этот текст прокурор РД Игорь Иванов счел экстремистскими. По информации, полученной корреспондентом «Кавказского узла» в прокуратуре Дагестана, по публикации от 4 июля, а также по публикациям других номеров газеты «Черновик» за 2008 год было назначено лингвистическое исследование (ИА Кавказский узел, 17.8.2008).

По результатам исследования 31 июля было возбуждено уголовное дело в отношении главного редактора издания Надиры Исаевой по подозрению в призыву к экстремизму с помощью СМИ (ч.2 ст. 280 УК РФ) и разжигании ненависти и вражды (ч.1. ст. 282 УК РФ). А 8 августа в помещении редакции «Черновика» был проведен обыск, в котором участвовало до 30 сотрудников различных силовых ведомств РД. Цели и результаты обыска остались неизвестными (Черновик, 15.8.2008, см. также:

/hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/08/m143184.htm).

Между тем, продолжились предприниматься попытки дискредитировать организацию «Матери Дагестана». И вновь это осуществляется с помощью еженедельника «Новое дело». В опубликованной здесь 4 июля статье «Нехорошая квартира» опять со слов анонимного источника в правоохранительных органах утверждалось, что убитая во время спецоперации в пос. Сепараторный г. МахачкалыСевда Абдуллаева сотрудничала с организацией «Матери Дагестан» и была лично знакома с одной из ее руководителей Гюльнарой Рустамовой. Там же утверждалось, что сын сопредседателя организации Светланы Исаевой,  пропавший без вести 26 апреля 2007 г., якобы был женат на женщине, четыре раза бывшей замужем за боевиками. На самом же деле Иса Исаев никогда не был женат, к уголовной ответственности за участие в НВФ не привлекался, в розыске не находился.

Реакцией на травлю организации стало обращение российских правозащитников (Л. Алексеевой, С. Ковалева, О. Орлова, С. Ганнушкиной, Л.Графовой, Л.Пономарева) к президенту Дагестана Муху Алиеву с просьбой обеспечить безопасность ее членам и встретиться с ними для налаживания нормальных деловых отношений (/hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/07/m139271.htm). Учитывая, что преследование газеты «Черновик» началась именно после ее публикаций в защиту «Матерей Дагестана», можно сделать вывод, что призыв правозащитников не был услышан властями.

И все же, несмотря безнаказанность и бесконтрольность «силовиков», несмотря на давление на гражданское общество и СМИ, в судах Республики Дагестан подчас удается добиться справедливости. Обвинения, построенные, в основном, на признаниях, выбитых пытками, не выдерживают рассмотрения в судах присяжных. Естественно при этом громадную роль играют и эффективная работа адвокатов, и привлечение внимания общественности к делу. Впрочем, к сожалениию, далеко не всегда обвиняемые могут воспользоваться услугами хорошего адвоката, и не по всем фальсифицированным делам правозащитникам удается привлечь внимание общественности. А главное – до сих пор ни по одному развалившимуся в суде делу, когда очевидным образом вскрывались факты фальсификации и пыток, никто из совершивших эти преступления представителей государства наказан не был.

Так, 19 июня 2008 года коллегия присяжных Верховного суда Республики Дагестан оправдала по всем статьям предъявленного обвинения Ильяса Абуталибовича Дибирова, 1983 г. р. Дибиров освобожден в зале суда. Обвиняемого защищал адвокат Азиз Курбанов, предоставленный Правозащитным центром «Мемориал».

ПЦ «Мемориал» уже сообщал о похищении Ильяса Дибирова, пытках, применявшихся во время следствия, и попытках фабрикации уголовного дела (см.: /2007/12/18/1812071.html, /hr/hotpoints/caucas1/msg/2007/12/m118216.htm, /hr/hotpoints/caucas1/msg/2007/12/m118269.htmи др.).

И. Дибиров был похищен 15 ноября 2007 г. в г. Избербаш Республики Дагестан сотрудниками республиканского МВД. При задержании Ильяс Дибиров пытался бежать, по нему открыли огонь, и Дибиров получил два огнестрельных ранения в ногу. Он был доставлен в ИВС г. Избербаш, однако родственники и нанятый ими адвокат в течение нескольких дней не знали, где он находится.

В ИВС Избербаша и СИЗО Махачкалы, где он содержался к нему в течение нескольких недель применялись жестокие пытки. В декабре в ситуацию вмешалась член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ и член Совета ПЦ «Мемориал» Светлана Ганнушкина, поставившая в известность о происходящем Уполномоченного по правам человека в РФ В.П. Лукин, который связался с одним из заместителей Генерального прокурора РФ. После этого пытки прекратились. В тот момент Дибиров содержался в ИВС Махачкалы. В марте 2008 г. следствие закончилось, и дело было передано на рассмотрение прокурору. Дибирову инкриминировалось шесть преступных эпизодов ст.ст. 208, 222, 317 (участие в НВФ, незаконное хранение оружия, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов) УК РФ.

Следственный комитет при Прокуратуре Республики Дагестан открыл отдельное уголовное делопроизводство по фактам жестоко обращения с Ильясом Дибировым, хотя фигурантов по этому делу пока нет. (/hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/06/m136357.htm).

Несмотря на то, что Ильяс Дибиров реабилитирован и обрел своболу, злоключения для него, похоже, не закончились. В начале сентября от представителей комитета «Матери Дагестана» стало известно, что за Дибировым установлена слежка неизвестными лицами, перемещающимися на автомобилях без номеров. Следует отметить, что при расследовании уголовного дела отношении Ильяса Дибирова в его адрес неоднократно высказывались угрозы о том, что даже если его оправдает суд, его переправят в Чечню, где будет совершена внесудебная расправа (/hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/09/m146720.htm).

В середине августа Верховный суд Дагестана оправдал девятерых подсудимых, обвинявшихся в подготовке взрыва мечети Джума-мечеть в Махачкале, а также в подготовивке убийства шейха Саида-Афанди Чиркейского и начальника экспертно-криминалистического центра МВД Наби Ахадова. Организатором преступной группы был назван приезжий рабочий-таджик Заир Хакимов. Остальными членами группы «стали» рабочие его бригады и хозяева квартиры, в которой они делали ремонт. В декабре 2007 г. о пресечении деятельности опасной ваххабитской группы было объявлено самим президентом Дагестана М. Алиевым, а правоохранительные органы Дагестана были удостоены похвалы президента. Однако на суде следствие не представило никаких подробностей готовившегося преступления. Все подсудимые обвинялись по двум статьям 208-я и 222-я статьи УК РФ – участие в НВФ и незаконное хранение оружие. Действительно, у некоторых из них при задержании было изъято оружие, однако все подсудимые на суде заявили, что оно было подброшено. Также некоторые из них заявили, что к ним применялись пытки, в результате которых и были получены признательные показания, составившие основу обвинительного заключения. Присяжные посчитали их недостаточными и вынесли оправдательный вердикт (Коммерсант, 19.8.2008).

Но есть и противоположные примеры, когда суды не учитывает ни факта похищения обвиняемого «силовиками», ни того, что обвинение целиком строится на признательных показаниях, сделанных под пытками.

Так на 3 года в колонии-поселении по статье 222 ч. 1 УК РФ (незаконное приобритение и хранение оружия и боеприпасов) был осужден Герман Хидирович Хидиров. «Мемориал» писал о похищении Хидирова, перенесенных им пытках

(/hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/03/m129505.htm, /hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/03/m129008.htm и др.).

7 августа Г. Хидиров обратился с заявлением в организацию «Матери Дагестана», в котором подробно изложил свои злоключения последних месяцев. Путем садистских пыток, в том числе и изнасилования от него были получены признательные показания и на себя, и на целый ряд лиц. В своем заявлении Хидиров утверждает, что на время потерял рассудок и память, вследствие чего и произошел самооговор.

Суд не только не учел многочисленные нарушения прав человека в ходе следствия, но и определил Г.Хидирову наказание в виде лишения свободы, хотя данная часть ст. 222 предусматривает достаточно широкий круг наказаний, не связанных с лишением свободы. Следует отметить, что дело Хидирова рассматривалось в суде в отсутствие коллегии присяжных – нормы УПК
не предусматривают этого в отношении подсудимых, обвиняемых по ст. 222.

  1. «Мемориал» (9)

    Документ
    утверждение прав личности в государственной и общественной жизни с целью построения в России демократического правового государства и развитого гражданского общества путем направленного воздействия на общественное сознание.
  2. «Мемориал» (11)

    Доклад
    восстановление исторической правды и увековечение памяти жертв политических репрессий; содействие полной и гласной моральной и юридической реабилитации лиц,
  3. «Мемориал» (1)

    Доклад
    Рязанский «Мемориал» работает в сфере защиты прав человека, изучения репрессивной политики государства, правового просветительства и благотворительной деятельности с 1989 года.
  4. «Мемориал» (6)

    Бюллетень
    Правозащитный центр «Мемориал» продолжает работу на Северном Кавказе. Мы предлагаем вашему вниманию очередной бюллетень – краткое описание основных событий трех летних месяцев 2010 г.
  5. «Мемориал» (10)

    Бюллетень
    22 июня Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла жесткую резолюцию по вопросу о соблюдении прав человека на Северном Кавказе. Резолюция была составлена по итогам поездки докладчика ПАСЕ по проблеме эффективности правовых
  6. «Мемориал» (8)

    Бюллетень
    Начавшаяся 7 августа полномасштабная война России с Грузией отодвинула далеко на задний план все прочие новости, приходящие с Кавказа. Не считая необходимым здесь комментировать причины и ход начавшейся на Кавказе новой драмы, должны
  7. «Мемориал» (12)

    Бюллетень
    ПРАВОЗАЩИТНЫЙ ЦЕНТР "МЕМОРИАЛ"MEMORIAL HUMAN RIGHTS CENTER127051, Россия, Москва, Малый Каретный пер., д. 12Тел. +7 (495) 225-3118Факс +7 (495) 624-2025E-mail: memhrc@Web-site:
  8. «Мемориал» (2)

    Доклад
    При этом с российской стороны конкурируют (или сосуществуют) две картинки. Согласно одной, армия принесла благодарному чеченскому народу освобождение от бандитского режима, быстрыми темпами идет налаживание мирной жизни, но разрозненные,
  9. «Мемориал» (7)

    Доклад
    Статья 31 Конституции РФ гарантирует право граждан и общественных объединений на проведение собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования.

Другие похожие документы..