Статья написана очень талантливым журналистом и умно написана! Суть ее сводится к следующему: что, мол, доктор Курпатов это прямо-таки новая эра в российской культуре (преувеличение, конечно, но уж ладно), потому что впервые благодаря этому доктору акцент в решении извечного русского вопроса о том,

СОДЕРЖАНИЕ

Вместо введения от доктора Курпатова

Пролог

Глава первая НЕ ПОДСКАЖЕТЕ ДОРОГУ К ДЕНЬГАМ?

Глава вторая ПОЖАЛЕЙТЕ БУДУЩЕГО НАЧАЛЬНИКА - ОН ВАС СТРАШНО БОИТСЯ

Глава третья ВЫ ПО ДОЛЖНОСТИ ДИРЕКТОР ИЛИ ЖЕНЩИНА-ДИРЕКТОР?

Глава четвертая СЛУЖЕБНЫЙ РОМАН ПО ВОЛЕ И НЕВОЛЕ

Глава пятая НЕ СТЕСНЯЙТЕСЬ СВОИХ БРИЛЛИАНТОВ И НЕ НОСИТЕ ЧУЖИЕ

Глава шестая НЕ МЕЧТАЙТЕ О ЧУЖОМ ОРГАЗМЕ

Глава седьмая КАКОГО РОДА СЛОВО «ЖАДНОСТЬ»

Глава восьмая ЧУВСТВО ДОЛГА, ИЛИ ТРЕТИЙ НЕ ЛИШНИЙ

Глава девятая ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Глава десятая СКОЛЬКО ВАМ ЗАПЛАТИТЬ, ЧТОБЫ ВЫ БЫЛИ СЧАСТЛИВЫ?

Вместо заключения от доктора Курпатова

Вместо введения от доктора Курпатова

Писать о деньгах — затея рискованная. У нас ведь эта тема стыдная, зазорная и даже позорная. Так что, вероятно, я бы и не стал этого делать — зачем дразнить бешеную собаку? — если бы не один инцидент.

Представляете себе, что вы открываете журнал — хороший, серьезный, с которым вы сотрудничали, ко­торый брал у вас интервью (очень достойное — и по форме, и по содержанию, и по исполнению), и читаете там статью про собственную персону. И в этой статье неправда... Причем даже не так. Все чуть-чуть сложнее.

Статья написана очень талантливым журналистом и умно написана! Суть ее сводится к следующему: что, мол, доктор Курпатов — это прямо-таки новая эра в российской культуре (преувеличение, конечно, но уж ладно), потому что впервые благодаря этому доктору акцент в решении извечного русского вопроса о том, «кто виноват?», перенесен с внешних сил, которые, со­гласно легенде, где-то бродят и злобно гнетут, на силы внутренние, связанные с самим этим человеком.

Проще говоря, если раньше мы винили во всех бе­дах обстоятельства—судьбину, годину и царя-батюшку, то теперь появился доктор Курпатов, который объяс­нил наконец людям, более или менее доходчиво, что если есть у тебя какие-то беды и напасти жуткие, това­рищ, то прежде чем винить окружающих — государ­ство, его установления и народонаселение, — подойди к зеркалу и посмотри внимательно на самого себя. По­смотри и задайся вопросом — а не я ли, грешным де­лом, сотворил с собой такое несчастье?

В общем, статья дельная. Не потому даже, что мне приписывалась в ней эта великая миссионерская роль, а просто потому, что это правильно — менять уже на­конец акценты. В конце концов, каждый из нас сам куз­нец своего счастья. И имеет смысл об этом задумать­ся, в противном случае никто так в кузнице и не ока­жется.

Но что меня в таком случае расстроило, если ста­тья получилась дельная и толковая? Расстроило меня то, как автор статьи (вольно или невольно) подмочил мою — доктора Курпатова — репутацию.

Хорошим тоном у нас в журналистике считается не хвалить человека, а ругать (и если бы только в ней, ро­димой!). Потому что если хвалишь, то скорее всего те­бе за это заплатили. Ведь не может же быть, чтобы кто-то по-честному заслуживал доброе слово... А если зап­латили, то ты продажный. В общем — караул и позор немилосердный! Поэтому, чтобы тебя не замазали по­добным образом, надо ругать на чем свет стоит даже то, что тебе нравится.

Причем настолько укоренено это безобразие в на­шем сознании, что мы даже и не умеем хвалить-то. Со­ответственно, у нас или заздравная речь получается для торжественных похорон национального героя, или мат-перемат. А среднего не дано. Середина отсутствует.

В общем, нужно было этому журналисту, после того как он «вознес» доктора, как-то его «понизить». Напи­сать про него что-нибудь такое, чтобы уж никто не по­думал, что материал «проплаченный», а журналюга — душа грешная — на нем руки греет. И что же стало та­ким «понижающим» фактором? Деньги! Конечно! А как еще дискредитировать человека, если не тем, что он деньги берет? И вот я читаю про себя, что даю платные

консультации по телефону, даже расценки приведены. И написано с издевкой — мол, ну ладно, раз он хоро­шее дело делает, не будем уж по поводу его барышни­чества сильно переживать, Бог ему судья.

Печальный юмор этой ситуации в том, что никаких платных консультаций по телефону я не даю, не да­вал и давать не собираюсь. Причем по одной-единст-венной причине — это непрофессионально. Это все равно что роды по телефону принимать. Можно, ко­нечно, но только в крайних случаях идут на такое дело специалисты скорой медицинской помощи. И точно так же существуют психологические телефоны дове­рия — для крайних случаев, когда уж никак иначе нель­зя. А в остальном это странная затея — заниматься психотерапией по телефону.

Откуда же появилась эта информация, что я консуль­тирую по телефону, да еще за определенную таксу? Да от хакеров. Те смекнули, что велика на Руси-матушке сла­ва доктора Курпатова, и решили подзаработать: сломали мой сайт — \\п<т.кигра1оу.ги (об этом даже «Коммер­сантЪ» умудрился написать — известить общест­венность) и разместили на нем эту ложную информа­цию — мол, перечисляйте денежки, доктор перезвонит вам по факту оплаты. Пока же мы с этим мошенниче­ством боролись всеми доступными нам средствами, а борьба эта заняла какое-то время, наш журналист, о ко­тором речь, и подсмотрел, сколько стоят «консультации доктора». Ну и написал то, что написал. Неприятно, ко­нечно, но что поделаешь? Живем в стране такой...

Я, конечно, расстроился. Ругали бы по делу—понят­но. А так-то — чего? Да и вообще, попробуй русскому человеку расскажи про психическое здоровье и психо­логическую культуру — если сразу он тебя на кол не посадит за такие речи, и на том — спасибо большое. Трудно у нас идет психпросвет — боятся и подозре­вают, проверяют и взвешивают — и с Кашпировским сравнят, и с Аумсинрикё, прости господи. А при этом нуждаются-то все. Более того, хотят уже все, чтобы бы­ла в стране нормальная помощь психотерапевтическая, чтобы можно было прийти и получить вспоможение. Но страшно, и давай — одну сплетню, другую клевету. В общем, Джек Восьмеркин Американец — «махорка амиреканская» и «полная обструкция».

Но тут я вдруг поймал себя на мысли... А чего я-то распереживался? Ну написали. Ну кто-то на это купится, а кто-то плюнет и не поверит. Тот, кто ко мне хорошо относится, — и не заметит. А тот, кто плохо, — того и не переубедишь, если только гильотиной — но это не наш метод. Итак, чего это я распереживался?

И тут вдруг понимаю, что распереживался я из-за того, что меня попрекнули заработком. Да, я эти день­ги не зарабатываю, потому что этих консультаций не веду. Но если бы вел и это была бы правда... Меня по­прекнули тем, что я зарабатываю, и уже тем самым уни­зили. Причем на это и расчет был — так меня унизить, заработком!

На самом деле предосудительным в этой истории может быть только один пункт — консультации ведет, но есть ли бухучет и заплачены ли налоги? Вот един­ственное возможное преступление — неуплата нало­гов с трудовой деятельности, а вовсе не сам факт тако­го заработка: один хочет спросить, другой готов отве­тить, все взрослые люди, о цене договорились — в чем криминал? Иными словами, меня попрекнули заработ­ком, и я расстроился. При этом сам журналист за этот свой, мягко скажем, некорректный и в каком-то смыс-

ле даже непрофессиональный материал гонорар полу­чит и не покраснеет ни на секунду, потому что произой­дет это в тиши бухгалтерии, а не при честном народе. Понимаете, к чему клоню?

Нам стыдно признаться публично, что мы зараба­тываем своим трудом деньги. Вот ужасная правда, ко­торая открылась мне благодаря этому непутевому ма­териалу в «Огоньке» и гнусной работе хакеров в Интер­нете. Мы стыдимся зарабатывать трудом! О том, что кто-то взятки берет, что кто-то ворует, — мы слушаем спокойно, мы к этому привычные, мы это даже пони­маем где-то как-то. О том, что кто-то пьет беспробуд­но и не работал последние десять лет из своих трид­цати, — это нас тоже как-то совсем не тревожит: вы­слушаем, и ни один мускул не дрогнет на нашем лице. Но если выясняется, что кто-то зарабатывает, — это вводит нас в агрессивное возбуждение: «Да как он по­смел?!»

Взрослому, здоровому, трудоспособному мужику в нашей стране не стыдно быть бедным, не стыдно быть нищим, не стыдно побираться и клясть государство, которое ему, видите ли, не дает денег. А тому же само­му мужику, но работающему, придется оправдываться за то, что он заработал себе и своей семье на жизнь, купил квартиру и машину. За это ему надо будет оп­равдываться и отчитываться, словно бы этого не мо­жет быть, потому что не может быть никогда. А коли так, значит — украл. Видимо, как раз у тех бедных-не­счастных, голодных алкоголиков и тунеядцев. Вынул, понимаешь, кусок хлеба изо рта.

И тогда я понял, что не буду отказываться от пред­ложения Шекии и мы напишем с ней книгу про «День­ги большого города» с тем самым доктором Курпатовым. Напишем и противопоставим в ней деньги — тунеяд­ству, халяву—заслуженному успеху, талант — злосло­вию. Да, я хочу выступить против тунеядства, халявы и злословия. Я хочу поддержать талант, заслуженный ус­пех и деньги. Да, я хочу сказать, что деньги — это хоро­шо, что это даже — здорово. А если кому-то стыдно, то он или должен бороться с этим неправильным, лож­ным чувством, или признать, что он вор. А если он во­ром не является и стыдится, то должен бороться — со стыдом.

Если ты работаешь и зарабатываешь — ты должен научиться гордиться собой. Потому что если мы это­го не сделаем — все те, кто работает, зарабатывает и улучшает тем самым благополучие своей страны, — если мы не сделаем этого, то грош нам цена. Свобод­ные люди, которые идут в кузницу и куют собствен­ное счастье, не должны чувствовать себя ни винова­тыми, ни пристыженными, ни опозоренными. Пусть лучше так чувствуют себя другие — те, кто не умеют работать, не хотят работать и злословят о тех, кто ра­ботает и зарабатывает. Это будет честно и правиль­но. Об этом книга.

Приятного и полезного Вам чтения!

Пролог

Вы когда-нибудь говорили о деньгах откровенно? Не придумывая что-то на ходу, не поясняя, не боясь за­деть чьи-то чувства, не оправдываясь: «Нет, я, конечно, понимаю, но...» или: «Не подумайте, что я...»?

Деньги — запретная тема. Неприличная. Некраси­вая. Мы боимся, что стоит нам заговорить о деньгах, как наш образ померкнет, имидж пострадает, нас не так пой­мут и обязательно подумают дурно. Поэтому мы сует­ливо добавляем какие-то детали и подробности, репе­тируем перед зеркалом речь и в очередной раз чувству­ем себя неловко.

Вы не замечали: между сексом и деньгами много об­щего? Не только потому, что и первое, и второе жизнен­но необходимо человеку. Эти понятия объединяет об­щее к ним отношение. Впрочем, к деньгам мы отно­симся с еще большим ханжеством.

Мы стыдимся денег. Стесняемся их наличия и от­сутствия. Боимся попросить в долг и напомнить о сро­ках должнику. Мнемся, когда нас спрашивают о том, сколько мы хотим получить за свою работу, и по-ду­рацки ведем себя в магазине, узнав, что цены на това­ры превышают наши возможности.

В замечательном советском фильме «Розыгрыш», главные герои которого — старшеклассники, есть та­кой эпизод. Директор школы узнает, что несколько ребят создали свой ансамбль, успешно выступают на праздниках и свадьбах и когда им предлагают деньги — не отказываются. Она искренне встревожена: «За­чем вам деньги?.. Бегите от всего этого!» И потом: «Чем позже вы узнаете эту сторону жизни, тем лучше». Речь о деньгах идет так, будто их украли, а не заработали. По­тому что сам факт наличия денег — уже словно пре­грешение. И надо оправдываться.

Конечно, сегодня многое изменилось, нынче даже подростки вовсю занимаются бизнесом. Но в наших отношениях с деньгами по-прежнему царит невероят­ное лицемерие. Мы не умеем говорить о деньгах или говорим о них еще более неуклюже, чем о сексе. Пря­чемся за ставшие уже затасканными штампами пого­ворки. Повторяем как заклинание: «не в деньгах сча­стье», «любовь за деньги не купишь», «не имей сто руб­лей, а имей сто друзей»... Нет, все вроде бы правильно, но мы почему-то противопоставляем деньги челове­ческим ценностям. И звучат эти присказки не как «за деньги не купишь дружбу, любовь и счастье», а в смыс­ле: с деньгами не видать тебе ни дружбы, ни любви, ни счастья. И словно необходимо все время выбирать: ин­тересная специальность — или высокая зарплата, чес­тное имя — или приличное состояние, счастливая се­мья — или нормальный быт.

«Зато я не ворую», «зато у нас в доме мир», «зато я люблю свою работу» — убеждают и утешают люди себя и друг друга. А разве нельзя не воровать и мно­го зарабатывать? Не ссориться с домочадцами и жить обеспеченно? Реализоваться в профессии и получать за это деньги?

Может, мы просто придумали эти противоречия, что­бы оправдать свои неудачи или неумение обращаться с деньгами? Ведь если считать, что деньги — зло, то их отсутствие должно обеспечить абсолютное счастье. Ло­гично? Но бедность — штука хитрая. Она не гаранти­рует нам ни любви, ни радости, зато сулит много непри­ятностей. Да и в конце концов никто не мечтает быть

бедным. Конечно, редкий смельчак признается вслух: «Хочу разбогатеть». Но уж точно ни один человек не за­гадает под Новый год желание разориться и стать ни­щим.

Кстати, почему-то в сказках по-настоящему счаст­ливый конец — это когда любовь соединяется с богат­ством. Помните историю про Золушку: ее зловредные сводные сестрицы остаются в наказание без главного приза — богатого жениха, а сама она выходит замуж за принца? Хотя теоретически могла бы найти себе, к примеру, дровосека—хорошего, работящего парня.

Я не идеализирую деньги. И не мучаюсь вопросом «Как стать миллионером?» Я просто хочу научиться обращаться с деньгами так, чтобы они не портили мои отношения с людьми, не мешали моей карьере, не до­ставляли мне лишних хлопот и не отравляли жизнь. Я не хочу платить за них дружбой, любовью и счасть­ем. Это слишком дорогая цена.

Я объявила всем друзьям, что мы с психотерапев­том Андреем Курпатовым пишем новую книгу — те­перь о деньгах. И начала собирать заявки будущих читателей: ответы на какие вопросы они хотели бы прочитать.

  1. Suncharion, "Скинхеды" (6-й выпуск: исправленный и дополненный)

    Документ
    "…Собственно русским людям очень часто не хватает для того,чтобы предотвратить или устранить явное зло именно умения"вмазать в морду" - серьезно, обстоятельно, продуманно и дажес некоторой долей моралистического доброжелательства,

Другие похожие документы..