Подвиг, совершенный вне передовой

На курсах усовершенствования при Академии МВД СССР

и последующие события

В сентябре 1968 года мне предложили учиться на высших курсах для руководителей УВД краев и областей, союзных, автономных республик при академии МВД СССР.

Будучи на этих курсах узнал, что министр МВД СССР Николай Анисимович Щелоков внес в проект решения ЦК и Совмина предложения по улучшению жизни и быта работников МВД, по материально-техническому оснащению и другие вопросы, в том числе о введении оплаты за офицерские звания и о введении новой формы одежды для работников милиции, о замене милицейского звания «комиссар» на «генерал» и много других вопросов, в корне меняющих положение дел в органах МВД. Это было революционное решение для нас.

Политбюро ЦК КПСС заседало по пятницам. На этих заседаниях должен принимать участие сам Щелоков или его заместитель по кадрам генерал-лейтенант Никитин. Решения политбюро ждали мы все, кто работает в системе МВД СССР. Каждую пятницу я приходил в Министерство, ожидал возвращения генерала Никитина с заседания Политбюро, чтобы узнать результат. Но рассмотрение этого вопроса почему-то откладывали несколько раз.

Сижу в приемной Никитина, где-то около 17 часов меня приглашает к «ВЧ» аппарату Алексей Иванович Неклюдов, первый секретарь Восточно-Казахстанского обкома партии. Взял трубку: «Здоровья желаю, Алексей Иванович, слушаю Вас», а он говорит, что «хотим тебя отозвать на партийную работу, на должность второго секретаря Усть-Каменогорского горкома. Шакаримов, второй секретарь, уехал в Москву учиться на дипломата в МГИМО. Как ты сам смотришь? ЦК требует, чтобы вторым был казах, а у нас резервы на второго иссякли». Поблагодарил Алексея Ивановича «за доброе отношение ко мне, но согласиться не могу, во-первых, сижу и жду генерала Никитина, который должен принести приятные новости с заседания Политбюро; во-вторых, как я буду объяснять коллегам, с которыми проработал только три года, Вы же направили меня на укрепление органов МВД. Сказать, что я все сделал – будет нечестно. Буду продолжать работу в органах». Разговор с Неклюдовым закончили. Позже мне сказали, что на должность второго секретаря казаха не нашли, поэтому избрали русского Дикарева Н.С., а третьим секретарем Берикполова.

В следующую пятницу мы все-таки дождались долгожданного решения Политбюро ЦК КПСС. Генерал Никитин приехал и коротко рассказал ход обсуждения нашего вопроса. Политбюро приняло полностью наш проект. Это - революция в жизни органов МВД. Комплекс всех мер создает нам такие условия для улучшения нашей деятельности, каких никогда не было. Н.А. Щелоков за два года работы министром сделал столько, сколько не сделал ни один министр.

Политаппарат приступил к активной пропаганде решения Политбюро среди сотрудников и среди населения, выступая в коллективах промышленных предприятий, колхозов, совхозов, призывая молодежь на работу в органы МВД и учебу в специальных учебных заведениях. В самом аппарате УВД и подразделениях сотрудники подтянулись, стали более продуманно, более ответственно относиться к работе. Мы больше стали набирать на работу молодежь из сельской местности.

Теперь мы стали отбирать лучших специалистов из партийных, советских органов, из аппарата прокуратуры и юстиции. Здорово помогали льготы, предоставленные решением политбюро. Например: годы работы на выборных должностях пришедшим в органы милиции с партийных, советских организаций засчитывались в стаж (выслугу) в органах милиции неограниченно, а пришедшим из органов прокуратуры, юстиции – до 15 лет.

С партийной работы пришли, я уже называл: Логвинов Евгений Петрович, позже - Еремин Сергей Иванович – на должность начальника отдела ПВР, Карякин Спартак Иванович – заместителя начальника ОУР УВД, Кококов Кенес Кожахметович – начальника отдела вневедомственной охраны, Цхай Илья Николаевич – на должность заместителя начальника Зыряновского городского отдела, Тарасов Андрей Пахомович – продолжительное время проработал в должности заместителя начальника УВД по кадрам, затем столь же продолжительное время возглавлял областной Совет ветеранов органов и войск МВД.

Из органов прокуратуры пришли: на следственную работу Воловодов Иван Данилович, на должность начальника информационного отдела – Иванова Нина Ивановна и многие другие, добросовестно проработавшие в милиции и ушедшие на заслуженный отдых.

Я хотел бы особо назвать Грохотова Евгения Дмитриевича, направленного в органы МВД коллективом областного управления связи. Отличник службы, как говорят, «мастер на все руки», он очень много сделал по улучшению и совершенствованию средств связи и оборудованию единой дежурной части. Я ему предоставлю слово, чтобы профессионально грамотно изложить сделанное им для улучшения работы УВД и его подразделений.

Вторым таким добросовестным, трудолюбивым и инициативным оказался направленный коллективом школы города Усть-Каменогорска Борис Александрович Шалпаков. Он долгие годы проработал директором Дома физкультуры УВД, заместителем председателя областного совета «Динамо». Вырос, вполне заслуженно получил звание полковника внутренней службы. Из органов уволен по возрасту и выслуге лет. Он и сейчас продолжает трудиться. Я ему тоже предоставлю страницу в этой книге.

Прошло два, три года, кадры специалистов подросли, пополнились опытными работниками, пришедшими из других организаций. Мы теперь имели возможность выдвигать на руководящую работу молодых, образованных специалистов, и с благодарностью отправлять на заслуженный отдых ветеранов, таких, как Актайлаков, Мустафин Мубарак, Умбетеев, Порубаймех, Асыкбаев. Всем желающим переехать в Усть-Каменогорск предоставляли благоустроенную квартиру, как бы трудно ни было, ветеранам, которых в свое время перебрасывали из одного района в другой, нужно было дать жилье.

Вместо ушедших на заслуженный отдых были выдвинуты начальниками: Лениногорского горотдела – Бубенин Анатолий Петрович; Большенарымского райотдела – Мажренов Ален, окончивший Академию МВД СССР; Глубоковского райотдела – Сулейменов Мендыбек, окончивший высшую школу МВД; Зыряновского горотдела – Гришко Валерий Владимирович; Уланского РОВД – Дюсембаев Майдан; Таврического РОВД – Лысов Николай Амосович; Шемонаихинского РОВД – Галенков Александр Петрович, - которые плодотворно работали в этих подразделениях по много лет.

Впоследствии Бубенин А.П. был выдвинут начальником Кокшетаусского УВД, получил звание генерала милиции. Заместителями начальника УВД Восточно-Казахстанской области были назначены, в разное время, Исембаев Кайдар, Гришко Валерий Владимирович, Тусупханов Омарлан, Дюйсенбаев Майдан и Каирбаев Копен. Все они до самой пенсии честно и добросовестно работали. Я всегда был доволен, что мы правильно растили их по службе, а они с честью оправдывали наше доверие.

За 16 лет моей работы в должности заместителя начальника УВД по кадрам, мы никогда не просили «готовых» специалистов, ниоткуда, растили, выдвигали из своей среды. Восточно-Казахстанское УВД стало кузницей кадров. От нас выдвинуты: Молдаханов Слямхан – на должность заместителя начальника Мангистаусского УВД, Кусаинов Миллат – на заместителя начальника Талды-Курганского УВД. Берсенев Михаил Терентьевич вырос до поста министра внутренних дел Казахстана.

А заместитель начальника УВД Восточно-Казахстанской области полковник Рахимов К.Р. Министерством Союза ССР и ЦК КП Казахстана был взят в резерв на должность начальника УВД.

В течение 1970-1980 годов по итогам работы УВД Восточно-Казахстанской области по всем показателям занимало первое и второе места в республике. Я не могу не похвалиться, что эти высокие результаты делали мои лейтенанты, выросшими в майоры, подполковники и полковники. Повседневным, упорным трудом всех сотрудников всех подразделений УВД добились того, что народ стал верить нам. Люди воочию видели, насколько улучшилась деятельность органов милиции в центре и на местах, в районах, городах и селах области.

Если я не получил звания генерала, в этом виноват сам. Меня дважды выдвигали на должность начальника УВД: Гурьевской, затем Тургайской областей. Я не поехал опять же из-за престарелых родителей, по настоянию которых в свое время перевелся из Туркменской ССР. Отцу (отчиму) и матери было уже по 85 лет. Тоже судьба. Будучи ещё на службе, в 1979 году, я их похоронил. Да пусть им земля будет пухом.

После неудачной операции погиб заместитель начальника УВД Павел Трофимович Езубченко. Это был великий труженик, он курировал службы: уголовного розыска, наружную службу и госавтоинспекцию. После его смерти Джексенев З.Д. предложил мне принять уголовный розыск дополнительно к тем отделам, которые я курировал. Обдумав это, я внес свое предложение, чтобы мне он передал ОБХСС, а уголовный розыск принял сам. Он согласился и мне пришлось 7 лет быть куратором службы ОБХСС, начальником этого отдела был Черников Гавриил Игнатьевич, впоследствии я его рекомендовал на должность заместителя начальника УВД по милиции, где он отработал до пенсии. Конечно, это был не Езубченко П.Т.

Павел Трофимович Езубченко – многоопытный руководитель, продолжительное время работал заместителем начальника УВД Уральской области. В разное время курировал разные службы органов МВД. В Восточный Казахстан приехал из Уральской области, где работал заместителем у Джексенева З.Д.. С первых дней моей работы в УВД мы подружились. Я у него спрашиваю, какой характер и особенности у руководящих работников УВД, как к ним найти подход.

Он откровенно начал рассказывать, что в Уральской области работал заместителем у Джексенева. Не выдержал его характера, его стиля и поведения в повседневной жизни. Он очень коварный человек, интриган. От него ожидать объективного отношения к решению вопросов трудно. Он сегодня пригласит вас, «накапает» на меня, завтра то же самое, пригласит меня, «накапает» на Романькова, а послезавтра Романькова пригласит и будет «капать» на нас обоих. И каждый заместитель про себя будет думать, что он ближе к начальнику, чем другие. Я убежал от него, но тогда не думал, что через год он приедет в Восточный Казахстан. От его интриг или в результате этих интриг в Уральской области передрались его заместители, и в Актюбинской области (тогда был Западный край) два его заместителя передрались до того, что обоих сняли с работы. Проскурина, работавшего после него начальником УВД, сняли с должности и направили заместителем начальника УВД Семипалатинской области, а Косаева вообще уволили из органов. Так что, учти, Курмат Рахимович, поживешь, увидишь.

Павел Трофимович откровенно рассказал и о других руководителях, это во многом помогло найти правильный подход к ним и наладить добрые деловые взаимоотношения. Выслушав Павла Трофимовича, я вспомнил один архивный документ, который читал, будучи на службе в Зайсанском погранотряде. В то время по всем уголовным делам, которые велись органами разведки погранвойск, параллельно вели наблюдательные и контрольные дела, куда подшивались копии процессуальных документов. Уголовное дело было возбуждено на группу «эмиграционно настроенных» девяти граждан Тарбагатайского района. Во главе – заместитель председателя райисполкома, главный зоотехник района Шингаев Ергали, председатель сельского совета Сарсенбаев Кунапия, председатель колхоза и несколько рядовых служащих. Это уголовное дело было грубо сфальсифицировано, а состава преступления не было. Но все девять человек были арестованы, они сидели в КПЗ до суда. Тогда ещё действовали военные трибуналы НКВД, они приехали в Зайсан вершить суд. На суде все обвиняемые отказались от своих прежних «признательных» показаний и заявили, что их всех арестовали, когда они были в гостях у одного из них. «Потом стали избивать, чтобы мы дали для протокола «признательные» показания. Когда постоянные избиения уже терпеть стало невозможно, мы сказали, что подпишем все, что хотите, и подписывали, они нас бить перестали». Уголовное дело вел капитан погранотряда Жунусов, ему помогал старший лейтенант Джексенев. Военный трибунал всех арестованных освободил из зала суда, уголовное дело прекратил. И возбудил уголовное дело по факту нарушения революционной законности, так тогда писали, поручив прокурору вести расследование. Закончилось тем, что капитана Жунусова осудили к десяти годам лишения свободы, а Джексенева уволили из погранвойск за нецелесообразностью оставления на службе.

Впоследствии я прочитал аттестацию на старшего лейтенанта Джексенева, составленную 24 января 1947 года, подписанную начальником погранвойск Казахского округа и начальником политотдела войск, привожу выдержку: «…Старший лейтенант Джексенев в работе не исполнителен, страдает излишней болтливостью, за что неоднократно предупреждался, но не исправляется. Оперативные документы оформляет неряшливо. По складу характера склочен, способен к клевете. К старшим начальникам относится без должного уважения и допускает разговоры, направленные на их компрометацию. Выводы: на разведывательной работе не пригоден, уволить в запас вооруженных сил. 24 января 1947 года, подписи…».

Дальнейшая судьба Джексенева З.Д.. Через несколько месяцев, в августе 1947 года, после увольнения из погранвойск, устроился оперуполномоченным исправительно-трудовой колонии в Джамбульской области. А в марте 1948 года вернулся в Усть-Каменогорск, на строящуюся Усть-Каменогорскую ГЭС начальником лагерного пункта. Отсюда пошла вверх карьера будущего генерала милиции. Ни высокие должности, ни высокое звание не освободили его от привычных пороков, которые были указаны в аттестации в далеком 1947 году.

За 16 лет совместной работы с генералом я довольно хорошо изучил его. Его кредо – бояться и угождать первому, от которого зависит его карьера, а ко вторым, третьим и равным он относился неуважительно. Клеветником каким он был, таким и остался. Когда у кого-то из руководящих работников области случалась неудача, или появился какой-то нежелательный факт в службе, он немедленно докладывал Протозанову со своими «комментариями» и чувствовал от этого какое-то удовлетворение. Я помню, что Джексенев наговаривал много нелестного на редактора газеты «Рудный Алтай» Капустина Петра Ивановича, на прокурора Рябоконь Николая Васильевича, председателя облсуда Орлова Михаила Фетисовича, начальника облуправления юстиции Устьянцева и многих других ответственных работников. И Рябоконь, и Орлов, и Устьянцев чувствовали, знали, что «оперативную» информацию Протозанову дает Джексенев. Поэтому ни на одно мероприятие, проводимое в УВД, сами первые руководители не приходили. В традиции было ежегодно подводить итоги работы за год. Приглашались облпрокурор, облсуд, облюстиция, секретари обкома партии. На эти мероприятия постоянно, ежегодно приходил заместитель прокурора Овсов, заместитель председателя облсуда Исмаилов, Устьянцев иногда сам приходил. Когда возникала необходимость решать вопросы службы с первыми руководителями, генерал посылал заместителей, меня, Езубченко, Берсенева, умные люди это понимали, и мы всегда находили общий язык. Протозанов тоже знал, что Джексенев склонен к клевете и выслуживается, но его тоже можно было понять: трагедия с сыном- наркоманом, который попадался много раз и которого спасал и «пас» Джексенев, не позволяла его оттолкнуть. Протозанов не хотел, чтобы семейную тайну знал кто-то еще, поэтому и терпел Джексенева.

У Протозанова А.К. я бывал очень часто, кандидатуры на многие номенклатурные должности обкома приходилось согласовывать с ним лично, до рассмотрения их на заседании бюро. В номенклатуру бюро обкома входили должности заместителей начальника УВД, начальников городских, районных отделов и их заместителей по политико-воспитательной работе. А еще ряд должностей, о которых просто ставили в известность обком партии, это: начальник ГАИ, начальник противопожарной службы, на которых всегда много бывало жалоб населения.

  1. Гаврилов Б. И.,"Долина смерти. Трагедия и подвиг 2-й ударной армии"

    Документ
    Гаврилов Б.И.,"Долина смерти. Трагедия и подвиг 2-й ударной армии" (Книга посвящена одной из малоизвестных трагедий Великой Отечественной войны - истории Любанской наступательно-оборонительной операции Волховского фронта в 1942 г.
  2. Передовая "Жэньминь жибао": Народная армия непобедима (1)

    Документ
    Народно-освободительная армия всегда была и будет боевым отрядом. Даже после победы во всей стране она будет оставаться боевым отрядом в течение целого исторического периода, до тех пор пока в стране не будут уничтожены классы, а в
  3. Передовая "Жэньминь жибао": Народная армия непобедима (2)

    Документ
  4. Ю. К. Макаров Современники о жизни и деятельности маршала Рокоссовского

    Документ
    История России показала и показывает, что на протяжении многих веков, в переломные и смутные времена, народ выдвигает из своей среды выдающихся, талантливых личностей, которые берут на себя всю ответственность за судьбы народные.
  5. Керсновский А. А. История Русской армии

    Книга
    Проект "Военная литература": Издание: Керсновский А.А. История Русской армии. — М.: Книга на сайте: /h/kersnovsky1/index.html Иллюстрации: /h/kersnovsky1/ill.
  6. Курс русской истории (1)

    Лекция
    Научная задача изучения местной истории. Исторический процесс. История Культуры или цивилизации. Историческая социология. Две точки зрения в Историческом изучении - культурно-историческая и социологическая.
  7. Курс русской истории (2)

    Лекция
    Форма поверхности европейской россии. Климат. Геологическое происхождение Равнины. Почва. Ботанические поясы. Рельеф равнины. Почвенные воды и атмосферные Осадки.
  8. Древнерусская литература. Литература XVIII века История русской литературы в 4-х томах

    Документ
    Предметом первого тома является древнерусская литература и литература XVIII в. Здесь освещается своеобразие исторического пути русской литературы X – первой четверти XVIII в.
  9. Фундаментальный труд о Крымской войне. Использовав огромный архивный и печатный материал, автор показал сложный клубок международных противоречий, который сложи

    Документ
    Фундаментальный труд о Крымской войне. Использовав огромный архивный и печатный материал, автор показал сложный клубок международных противоречий, который сложился в Европе и Малой Азии к середине XIX века.

Другие похожие документы..