Идеологическая деятельность органов советской власти в войсках действующей армии (1918 1920 гг.)

На правах рукописи





КАЛАШНИКОВА Елена Борисовна

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ВОЙСКАХ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ (1918 – 1920 гг.)

Специальность 07.00.02 – отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук







Самара 2007

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Московский университет МВД России» на кафедре истории государства и права

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

заслуженный работник высшей школы РФ,

профессор кафедры истории государства и

права ГОУ ВПО «Московский университет

МВД России» (г. Москва)

Рыбников Вячеслав Викторович



Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор,

кафедры отечественной истории и

археологии ГОУ ВПО «Самарский

государственный педагогический

университет»

Ипполитов Георгий Михайлович

кандидат исторических наук,

старший преподаватель кафедры

гуманитарных и социально-экономических

дисциплин ГОУ ВПО «Сызранское высшее

военное авиационное училище летчиков

(Военный институт)

Войнаровский Олег Викторович

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Вольское высшее военное училище тыла (Военный институт)»

Защита состоится «2» ноября 2007 г. в «16.00» часов на заседании диссертационного совета К 212.216.03 при ГОУ ВПО «Самарский государственный педагогический университет» по адресу: 443099, г.Самара, ул. М.Горького, 65/67, зал заседаний ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Самарский государственный педагогический университет» по адресу: 443099, г. Самара, ул. М. Горького, 65/67, корпус 1.

Автореферат разослан «___» ________ 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент

О.А.Чернов

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность диссертационного исследования обусловливается следующими обстоятельствами: 1. Вооруженные силы РФ находятся сегодня в состоянии радикального реформирования. Причем, в отличие от военных реформ прошлых лет, реформирование армии на протяжении 1990-х гг. происходило на фоне участия войсковых частей и соединений в масштабных боевых действиях по наведению конституционного порядка на Северном Кавказе. Надо полагать, что критический анализ взглядов военно-политических лидеров большевистского политического режима на концептуальное обеспечение идеологической деятельности в частях действующей армии в годы Гражданской войны в России и их практическая реализация станет способствовать осмыслению и переосмыслению накопленного исторического опыта и творческому его применению в современных условиях. 2. В условиях обновляющейся России, где идет сложный, диалектически противоречивый процесс утверждения новых подходов к изучению пройденного страной пути (а он подразумевает выдвижение на первое место беспристрастности изложения исторических фактов, первозданности информации из источников, анализа не сенсационных, а вызывающих доверие архивных материалов), появились условия для критического переосмысления достижений предшественников в историографической разработке проблемы нашей диссертации. Есть возможность исправить некоторые искажения в отечественной и зарубежной литературе в освещении исследуемой темы. 3.Решение научной задачи, сформулированной в названии диссертации, позволяет ввести в научный оборот новые, еще не известные научной общественности документы и материалы, дающие уникальную возможность не только посмотреть под новым углом зрения на рассматриваемую проблему, но и определить перспективные направления будущих комплексных исторических исследований. 4. Можно, обобщив исторический опыт, сделать выводы, извлечь уроки, привлечь внимание к исследуемой проблеме в плане ее критического осмысления и переосмысления.

Степень научной разработанности проблемы. Она освещалась (в той или иной мере) как в оте­чественной, так и в зарубежнойисториографии. Отечественная историография проблемы включает в себя следующие составные части: историография периода Гражданской войны в России (1918 – 1920 гг.); советская историография (1921 – 1991 гг.); постсоветская историография (начиная примерно с 1992 года), а зарубежная историография проблемы – историографию русского зарубежья; собственно зарубежную историографию.

Отечественная историография проблемы. Историография периода Гражданской войны в России (1918 – 1920 гг.). Отдельные аспекты темы получили освещение в «Кратком очерке культурно-политической работы в Красной Армии за 1918 год»1. В нем поместили материалы отчетов агитпросветотделов губернских комиссариатов 7 военных округов, в которых довольно большое внимание уделялось проблеме идеологической работы как в войсках действующей армии (особенно первой линии), так и в тыловых частях. Есть элементы аналитики, но они сумбурны и эклектичны. Особенно в той части, где речь идет об идеологическом обеспечении высокого уровня дисциплинированности красных бойцов и командиров на фронте. Много революционной фразеологии, которой подменяются размышления о конкретных путях достижения поставленной цели. Более научно (но не по академическим канонам) преподнес материал, интересующий диссертанта, Ем. Ярославский в лекции «Культурно-просветительная работа в Красной Армии», прочитанной на курсах командного состава армии (октябрь 1918 г.)2. Он вел речь о задаче «полного широкого политического воспитания солдатской массы»3, о программе политического и культурно-просветительного воспитания бойца, о ликвидации неграмотности, о необходимости создания стройной системы воспитательной работы4. Именно в данном контексте автор поднял проблемы, выражаясь современным научным языком, идеологического обеспечения боевых действий Красной армии. На брошюру, в целом, наложила неизгладимый отпечаток принадлежность автора к руководящему составу РКП (б): многие положения изложены излишне декларативно, они больше схожи по тональности с агитационными лозунгами. Некоторые аспекты темы идеологической работы органов советской власти в частях действующей армии нашли отражение в работе Г.Линдова. Автор провел отбор и опубликовал в приложении к брошюре много инструктивных документов, в том числе и о работе в сфере, исследуемой нами5. Однако читатель не найдет здесь сведений о передовом практическом опыте деятельности политработников.

Намного подробнее, однако, тема была освещена в публикациях, где обобщался опыт агитационно-пропагандистской работы как одной из составляющих идеологического обеспечения боевых действий Красной армии. Так, в 1920 г. Политуправление Южного фронта издало сборник, в котором С.И. Гусев, Б. Кун, В. Ольдерогге рассматривали события на Южном фронте с момента вступления в должность командующего М.В.Фрунзе. В нем, кроме описания боевых действий красных, затрагиваются многие вопросы идеологической работы в войсках первой линии6. Рассматриваемая тема нашла некоторое развитие в трудах, где акцент делался, главным образом, на внутреннем и внешнем содержании политической работы в целом, на освещении ее основных форм и методов, в частности и в сфере идеологического обеспечения боевой деятельности частей и соединений действующей армии7. Интересны и сборники статей «Тезисы об агитпоездах ВЦИК»8 и «Разгром Врангеля», изданные Политуправлением Южного фронта. В них затрагиваются многие вопросы идеологического воздействия со стороны органов военного управления на бойцов и командиров частей действующей армии9. Однако налицо субъективизм оценок, излишняя категоричность выводов и суждений. Некоторые аспекты нашей темы рассматривались в работах С.И.Гусева, В.А. Быстрянского10.

Советская историография (1921 – 1991 г.) темы нашла отражение, в первую очередь, в комплексе с проблемами укрепления воинской дисциплины и правопорядка в ВС СССР, идейно-политического, воинского, нравственного, правового, героико-патриотического, атеистического, эстетического воспитания личного состава СА и ВМФ. Причем, отдельно выделялись проблемы идеологической работы. Тема вошла в крупный блок проблем, связанных с емким понятием «партийно-политическая работа», утвердившегося в свое время в советской исторической науке11. Автор подсчитал по общему каталогу РГБ, что подобная литература насчитывает более 3000 наименований отдельных изданий, а также и публикаций в периодике. Разумеется, они различны по объему, жанру, научной значимости12. Диссертант выделил в советской историографии проблемы три условных историографических периодаа:1) – 1920-е гг.; 2) – 1930-е – первая половина 1950-х гг.; 3) – вторая половина 1950-х – 1991гг. В связи с конкретно-исторической обстановкой данные условные историографические периоды характеризовались различными чертами и особенностями тематической направленности исследований, конъюнктурными деформациями, соответствующей источниковой базой, которой могли располагать исследователи в то или иное время.

Первый условный историографический период, 1920-е гг., характеризовался повышенным интересом к только что минувшим событиям, что происходило в условиях относительной творческой свободы. Своего рода знаковой стала статья М.В. Фрунзе «Единая военная доктрина и Красная Армия»13 Представляют важность такие положения М.В. Фрунзе: «прежняя формула царской армии – «православие, самодержавие и народность» – уступила свое место идеям революционного коммунизма, Советской власти, как специфической формы пролетарской диктатуры и международного братства и солидарности трудящихся»; «мы имеем полную возможность строить единство армии не путем палочной дисциплины, а путем максимального умственного развития красноармейцев»14. Одним из первых исследователей темы стал С.И.Гусев. Он, находясь в составе крупной партийной номенклатуры, имел доступ к большому кругу информации, часто для рядовых исследователей недоступной, располагал и эмпирическими материалами со всех фронтов. Это позволило ему выполнить труды, в которых наша тема рассматривается под научным углом зрения. Но научный потенциал анализируемых трудов в значительной мере снижен тем, что С.И.Гусев, во-первых, излагал материал в ярко выраженном агитационно-пропагандистском ключе, с элементами публицистики, а, во-вторых, злоупотреблял императивным стилем в изложении небезынтересных мыслей15. В статье Н. Рабичева16 и брошюре Л. Дегтярева17 предпринята попытка на опыте организации партийно-политической работы в годы Гражданской войны (в том числе и на направлении идеологического обеспечения боевых действий в частях первой линии) дать рекомендации на будущее, в том числе, к примеру, о том, как повышать культурный уровень бойцов и командиров Красной армии. Но здесь мало аналитики.

Занимались исследованием рассматриваемой темы (в комплексе с другими аспектами партийно-политической работы в РККА) А.А. Геронимус18 и Ф. Блументаль19. Особого внимания заслуживает книга А.А. Геронимуса «Партия и Красная армия». Она выполнена в форме исторического очерка, что уже подразумевает значительную долю нарратива, который, как известно, затрудняет анализ проблемы. И хотя книга посвящена общим вопросам военного строительства в первое десятилетие существования РККА, в ней много внимания уделялось вопросам партийно-политической работы в годы Гражданской войны, в том числе, к примеру, организации агитационно-пропагандистской работы в красных войсках. Причем, автор не боится давать критические оценки ее состоянию, особенно в действующей армии20. Представляют также интерес (правда, только на уровне историографического факта) работы, в которых описывается история отдельных частей и соединений. Им присущ большой субъективизм, порожденный позицией авторов, стремящихся показать лучшие стороны своих воинских коллективов, ставших объектом исторического исследования21. Внесла определенный вклад в разработку рассматриваемой проблемы и газета «Красная звезда». С ее страниц выступали крупные военачальники и политработники РККА22. Контент-анализ и факторный анализ опубликованных в ней в 1924 – 1925 гг.23 статей, очерков, заметок, в которых поднимались проблемы военной реформы (а под таким углом зрения освещался опыт Гражданской войны), показывает следующее. Более чем в 90 % материала успехи проведения военной реформы напрямую связываются с повышением эффективности деятельности командования, политорганов, партийных организаций, органов военной юстиции по политическому воспитанию личного состава, дальнейшему укреплению воинской дисциплины. В данных рамках поднимались и некоторые аспекты и нашей темы. Семантические единицы, несущие такую смысловую нагрузку составляют 18,2 %. Общий недостаток упомянутых работ – слабая архивная составляющая источниковой базы. Подобное стало возможным потому, что в исследуемом периоде не все архивы еще отложились, некоторые архивы не могли быть представлены исследователям по соображениям секретности. В методике исследования допускались алогизмы, дублирование материала, а иногда и просто неприкрытые тавтологии.

Проблема нашла отражение и в крупных научных трудах. Так, в «Очерках истории гражданской войны», написанных А.Анишевым в 1925 г., она затрагивается в контексте описания мер красного командования по укреплению морального духа войск. Но данный труд носит очерковый характер, поэтому глубины освещения рассматриваемой проблемы А.Анишеву достигнуть не удалось24. Отдельного анализа заслуживает фундаментальный обобщающий двухтомник Н. Какурина «Как сражалась революция». Автор смог показать, что революционные военные советы, политические органы фронтов и армий постоянно держали в поле зрения вопросы укрепления морального духа красноармейцев, повышения уровня воинской дисциплины, в том числе и посредством усиления агитационно-пропагандистской работы. Однако конкретного содержания форм и методов такой деятельности ученый не раскрыл25. Появилась и статья историографического плана, написанная Д.А. Фурмановым. Автор достаточно глубоко и образно рассматривает большое количество книг и брошюр, вышедших в местных издательствах и посвященных показу борьбы с белогвардейцами и интервентами в различных районах страны. Особенно исследователь подчеркивал необходимость создания трудов, более полно раскрывающих партийно-политическую работу в действующей армии26.

Второй условный историографический период (1930-е гг. – первая половина 1950-х гг.). Тема нашла выражение, главным образом, в комплексе с анализом морально-психологического состояния личного состава красных войск, в ряде крупных научных трудов, а также и научных статей по различным аспектам истории Гражданской войны, выполненных в жесткой системе координат методологии времени все более набиравшего силу культа личности И.В.Сталина27. Но дальше постановки проблемы в информационном ключе авторы работ, указанных в подстрочном примечании, не пошли. Наиболее полно рассматриваемая проблема освещается в работах В.И. Суздальцевой (Тагуновой) и В.И. Сидорова, специально посвященных партийно-политической работе в годы Гражданской войны28. Причем, последний автор использовал в своем труде (несмотря на его научно-популярный характер) архивные материалы. Он доступно (правда без глубоких научных обобщений) рассказывает, например, об агитационно-пропагандистской работе в массах красных конников, не давая, однако, оценок фактам морального разложения отдельных буденновских частей, что имело тогда место. В целом, подобные труды почти не отличались друг от друга в структурном отношении. Им был свойствен набор одних и тех же цитат, в основном из произведений И.В.Сталина, а самое главное – поверхностный анализ конкретных форм и методов деятельности в рассматриваемой в диссертации сфере. Однако особняком здесь стоит книга А.И. Егорова «Разгром Деникина. 1919 год»29. Она вышла в свет в 1931 г., пока культ личности И.В.Сталина не набрал должной силы. Поэтому в ней нет еще идеологических догматов, которые через несколько лет станут четко определять методологические подходы советской исторической науки. Труд выполнен на добротной документальной базе, имевшейся в распоряжении автора – крупного военного теоретика, бывшего командующего войсками Южного фронта. Автор смело утверждает: одна из существенных причин успехов генерала А.И. Деникина – неслыханно тяжелые материальные условия войск Южного фронта. Немаловажную роль сыграла и усталость личного состава, его моральное разложение (ясно, что такие оценки не могли бы через несколько лет быть напечатанными). Но автор рассматривает действия только Южного фронта, которым командовал, оставив без внимания Юго-Восточный фронт. Это накладывает на исследование отпечаток определенной локальности.

Работы, увидевшие свет после Великой Отечественной войны, выполнены в ключе сталинской методологии истории. Это работы И.С. Исакова, Н. Игнатьева, Ю.П. Петрова30. Но появились и диссертационные исследования31. Так, в кандидатской диссертации В.С. Владимирцева32 анализируется деятельность РВС Южного фронта и армий, входивших в его состав, военных комиссаров всех уровней и политорганов по организации партийно-политической работы в красных частях и соединениях. В данном контексте автор раскрывает некоторые формы агитационно-массовой и культурно-просветительной работы в частях первой линий. Тема нашла отражение в отдельных диссертациях, где, исходя из предмета исследования, просто нельзя было не осветить некоторые ее аспекты33. Причем, относительно подробно они освещены в кандидатской диссертации В.В.Зубарева34. Подчеркнем, что диссертации выполнены на той же методологической основе времен культа личности И.В.Сталина, что и печатные труды.

Третий условный историографический период (вторая половина 1950-х – 1991 г.). В нем можно выделить три условных историографических этапа: 1) вторая половина 50-х – первая половина 60-х гг. XX в.; 2) вторая половина 1960-х – первая половина 1980-х гг.; 3) вторая половина 1980-х – 1991 г. Первый условный историографический этап – вторая половина 50-х – первая половина 60-х гг.XX в. На историографию изучаемой проблемы влиял курс правившей в стране компартии на преодоление последствий культа личности И.В.Сталина. Рассматриваемая тема нашла краткое, порою и фрагментарное отражение (в комплексе с другими проблемами) в изданных в 1957 – 1960 гг. в 3 – 5 томах «Истории гражданской войны в СССР»35 и в «Краткой истории гражданской войны», увидевшей свет в 1960 г.36 Конкретных путей повышения эффективности и качества идеологической деятельности органов советской власти в действующей армии в исследуемый период ни в одном из указанных выше научных трудов читатель не найдет. Даже в информационном плане. Подобные оценки относятся еще к ряду работ37. Несколько подробнее тема освещена (в комплексе с другими проблемами) в публикациях, посвященных отдельным аспектам Гражданской войны38. Но в них не обобщен опыт идеологической работы, проводимой в войсках действующей армии командирами и комиссарами. Необходимо подчеркнуть, что военные историки, специализировавшиеся на проблематике истории Гражданской войны, не могли уйти от освещения некоторых аспектов идеологической деятельности органов советской власти в действующей армии, так как она являлась составной частью укрепления морального духа бойцов и командиров Красной армии. Это видно на примере монографий В.Т. Сухорукова и К.В. Агуреева. Первый автор, В.Т.Сухоруков, анализируя сражения и бои XI армии против белых войск генерала А.И. Деникина, показывает, как командиры, комиссары и политорганы всех степеней принимали решительные меры по восстановлению боеспособности и морального духа отдельных красноармейских частей, терпевших поражение от белогвардейцев, в том числе и усилением агитационно-пропагандистской работы. Историк, правда, не утруждая себя особо приведением ярких примеров, утверждает, что пристальное внимание уделялось мерам убеждения в обеспечении крепкой воинской дисциплины, апелляции к патриотическим чувствам красных воинов. В то же время, судя по авторской концепции, получается, что меры принуждения почти не использовались. Нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что исследователь рассмотрел локальную проблему39. Второй автор, К.В. Агуреев, в отличие от В.Т. Сухорукова, дал обобщенную картину крупной проблемы – разгром белых войск генерала А.И.Деникина. Он больше акцентировал внимание на освещении положительных аспектов – успеха войск советского Южного фронта. Поэтому меньше освещена такая сложная проблема, как борьба органов военного управления с элементами разложения отдельных частей и соединений, особенно в Первой конной армии. Однако взгляды командования красных на проблему морального духа войск и его укрепления (а в данном контексте проходит и тема идеологической деятельности) в монографии в плане обозначения темы просматриваются достаточно четко40.

Следует подчеркнуть, что в анализируемый период историки исследовали взгляды В.И.Ленина на вопрос идеологической деятельности в созданной Красной армии41. Но здесь не раскрываются конкретные пути повышения эффективности идеологической деятельности именно в частях действующей армии. Намного больше материала, имеющего отношение к рассматриваемой проблеме, несут работы, выполненные в историко-партийном ключе, где освещена и тема идеологической деятельности РКП (б) в войсках действующей армии в годы Гражданской войны42. Причем, как показывает контент-анализ и факторный анализ работы Ю.П.Петрова43, около 18 % рассуждений автора освещают, в той или иной степени, именно деятельность на направлении, указанном выше44. Характерно, что исследуемая тема нашла отражение и в некоторых диссертационных исследованиях, выполненных в историко-партийном ключе. Так, в кандидатской диссертации И.Е. Герасина обобщен богатый опыт партийно-политической работы на Южном фронте45. Причем, автор даже пытается детализировать отдельные формы и методы работы в сфере агитационно-пропагандистской и культурно-просветительной работы в частях первой линии. Но так как диссертация выполнена в историко-партийном ключе, то исследователь злоупотребляет цитированием партийных документов. А за такими цитатами не видно, например, как конкретно проводилась просветительная деятельность, работа в низовом звене (рота – батальон). Некоторые небольшие фрагменты, имеющие, как правило, опосредованное отношение к нашей теме, несут в себе и кандидатские диссертации С.Ф. Вехошина, В.М. Носковой46.

Второй условный историографический этап – вторая половина 1960-х – первая половина 1980-х гг. Историография стала развиваться под непосредственным влиянием на нее политической линии по восстановлению авторитарных методов руководства исторической наукой, ограничению гласности. Исследуемая проблема нашла (то или иное освещение) в ряде специальных книг, монографий, очерков, брошюр, статей, воспоминаний, в которых рассматриваются различные аспекты истории Гражданской войны47. Она становится заметной в обобщающих трудах по истории КПСС и отечественной истории на страницах, отведенных авторами периоду Гражданской войны48. Здесь утверждается, например, то, что РКП (б) делала ставку на воспитание высокой сознательности у бойцов и командиров Красной армии, в том числе и посредством усиления агитационно-массовой и культурно-просветительной работы в частях действующей армии. Но читатель не найдет синтезированных обобщений о конкретных путях повышения эффективности и качества идеологической деятельности органов советской власти в действующей армии. Крайне краткое (в основном постановочное, в комплексе с другими проблемами, но до предела политизированное выражение с директивным тоном) рассматриваемая тема нашла в статье А.А.Епишева49, а также еще в ряде обобщающих статей по различным проблемам партполитработы50. Намного подробнее она освещена в комплексе с другими проблемами в крупных монографиях и книгах, посвященных истории строительства, а также и партполитработе в Советских Вооруженных силах51. В них есть солидный запас академической прочности, особенно ощущается строгая обусловленность раскрытия предмета исследования официальными идеологическими установками ЦК КПСС. Четко просматривается тенденция рассматривать вопросы идеологической деятельности в тесном диалектическом единстве с проблемами политического, воинского, нравственного воспитания личного состава РККА, укрепления его морально-психологического состояния, повышения уровня воинской дисциплины и правопорядка.

Отдельного анализа заслуживают монографии В.Г.Колычева и Ю.П.Петрова52. Первому автору (В.Г. Колычеву) удалось довольно четко наметить контуры системы деятельности командиров, политорганов, парторганизаций по повышению эффективности и качества партийно-политической работы с бойцами и командирами частей и соединений, в том числе и на направлении, представляющем научный интерес для диссертанта. Но проблема раскрывается через анализ всего комплекса столь многогранного понятия, как партийно-политическая работа. Второй автор (Ю.П. Петров) акцентирует большое внимание на проблемах партийного строительства в Красной армии в годы Гражданской войны. В то же время, ученый рассматривает в контексте анализа форм и методов партийного строительства в частях и соединениях РККА некоторые конкретные пути организационного влияния со стороны политорганов, партийных и комсомольских организаций и на идеологическую деятельность в красных войсках. Обе монографии сегодня во многом устарели. Однако нельзя не отметить, что без анализа подобного рода трудов трудно дать оценку степени научного осмысления рассматриваемой темы. Появились и диссертации, где исследовались различные вопросы из истории Гражданской войны. В данном контексте затрагивалась и наша проблема53. Представляет определенный интерес диссертационное исследование В.Е.Евдокимова. Автор впервые рассмотрел процесс создания и развития национальных секций военных политорганов на примере Восточного фронта, обосновал необходимость создания таких секций, подчеркнул их важную роль в деле идейно-политического воспитания бойцов и командиров Красной армии нерусской национальности с учетом национальной специфики. Уделено большое место и идеологической работе с учетом национальной специфики. Однако критический аспект проблемы изложен в диссертации слабо54. Диссертационные исследования выполнялись на той же методологической основе, что и печатные научные труды55.

Третий условный историографический этап – вторая половина 1980-х – 1991 г.В условиях углубления кризиса в СССР, в рамках перестройки, нарушилось монопольное единство взглядов на основные проблемы истории, появился плюрализм мнений, в том числе и антикоммунистической направленности. Тема нашла опосредованное и краткое выражение в ряде работ по общим проблемам Гражданской войны56. Заслуживает внимания и работа В.П. Бокарева, посвященная выявлению роли и места VIII съезда РКП (б) в истории нашей страны, ее Вооруженных сил. Труд примечателен тем, что в нем показан, какой силы импульс дал VIII съезд РКП (б) борьбе с партизанщиной в Красной армии. Автор, однако, робко внедряет новые подходы, которые тогда обозначились в исторической науке57. Рассматриваемая проблема нашла до предела краткое и обобщенное отражение в работе Д.Т. Язова во фрагментах, посвященных историческому пути Красной армии в годы Гражданской войны58. Точно так же она освещена в коллективном труде «Советские Вооруженные Силы на страже мира и социализма»59. Особенно следует упомянуть монографию В.В. Рыбникова, в которой раскрывается история истории изучения темы деятельности КПСС по интернациональному воспитанию советских воинов60. Ученый (в комплексе проблем интернационального воспитания личного состава Советских Вооруженных сил) кратко осветил, с позиций историографической оценки трудов предшественников, и проблему идеологической деятельности органов советской власти в действующей армии в 1918 – 1920 гг. Некоторые синтезирующие суждения В.В. Рыбникова, несмотря на то, что они сделаны на базе методологии советской исторической науки, имевшей много недостатков, не потеряли, между прочим, актуальности и сегодня (разумеется, в определенной степени). Новое веяние – защита диссертаций, в которых исследовались исторические персоналии крупных советских политических и военных деятелей Гражданской войны61. Контент-анализ и факторный анализ таких диссертаций показывает: более чем в 14% текста соискатели заостряют внимание на деятельности крупных большевистских военно-политических деятелей именно в рассматриваемой нами сфере62. Есть и собственно историографические диссертационные исследования, где поднималась и наша проблема. Это докторская диссертация В.В.Рыбникова63. К ней применимы те же оценки, что и к монографии данного автора, проанализированной выше.

Постсоветская историография (с 1992 г. и по настоящее время). Несмотря на то, что внимание к проблемам истории Красной армии ослабло (на фоне четко обозначившейся тенденции повышенного внимания ученых к проблемам Белого движения), все-таки вышла в свет литература именно по истории РККА64. Однако наша тема в прямой постановке здесь не анализируется. Больше всего ей уделено внимания в монографии и докторской диссертации С.Н.Полторака65. Но все же это не приоритеты в предмете исследования ученого. Вроде бы анализируемая проблема должна была найти более подробное отражение в монографии А.В.Горожанина и А.И. Леонова66. Ведь правовое воспитание бойцов и командиров РККА в годы Гражданской войны проходит и через идеологическую деятельность. Однако авторы не показали такой сопряженности. Они исследуют проблему несколько односторонне, сделав главный акцент на анализе нормативно-правовой базы. Непонятно, почему, к примеру, агитационно-массовая работа, культурно-просветительная работа освещаются достаточно кратко. Проблема нашла отражение и в монографии Г.М. Ипполитова. Ученый провел компаративный анализ морального духа комбатантов Красной и белой армиях, а также и деятельности властных структур по его укреплению. Однако наша тема, хотя и нашла много места в данном научном труде, но не анализируется в качестве самостоятельной67. В другой монографии Г.М. Ипполитова, написанной в соавторстве с С.А. Пилипенко, освещаются взгляды военно-политических лидеров и командования противоборствующих сторон в годы Гражданской войны (1917 – 1920 гг.) на проблему морального духа войск и его укрепления. Здесь кратко затрагиваются и аспекты, связанные напрямую с темой идеологической деятельности в РККА68. Как историографический факт стоит отметить следующее. Некоторые фрагменты, имеющие отношение к нашей теме, представлены (главным образом в опосредованной форме) в материалах Всероссийских заочных научных конференций по отечественной истории и историографии69, а также в материалах Международных и Всероссийских конференций по исторической психологии70. Подобное можно сказать и о монографии В.В.Рыбникова и Н.Я. Елисеевой, посвященной анализу просветительной деятельности советской власти в РККА в 1918 – 1920 гг.71

Издана и коллективная монография собственно историографического плана, представляющая для нас интерес, так как в ней проанализирован огромный массив литературы о патриотическом воспитании военнослужащих Красной и белой армий в годы Гражданской войны72. А ранее один из авторов данной монографии (В.Я.Ефремов) защитил кандидатскую диссертацию, в которой представил развернутую подробную историографическую картину патриотического воспитания военнослужащих Красной и белой армий, выполненную с новых подходов, утверждающихся в постсоветской исторической науке73. Но наша тема раскрывается только через призму историографического осмысления и переосмысления наработок предшественников. Причем, в комплексе с другими проблемами. Пристального внимания заслуживают и две монографии В.Я.Ефремова, посвященные историографическому анализу проблемы деятельности властных структур по укреплению морального духа Вооруженных сил Советского государства в 1918 – 1991 г. В первой монографии ученый проанализировал отечественную литературу, в которой проблема деятельности властных структур по укреплению морального духа Красной и белой армий, находившихся в годы Гражданской войны в России (ноябрь 1917 – 1920 гг.) в вооруженном противоборстве, нашла отражение74. Здесь имеются сюжеты, имеющие прямое отношение и к теме, которой посвящено настоящее диссертационное исследование. Во второй фундаментальной монографии подобных сюжетов имеется больше, они весомее (по сравнению с первой монографией). Однако это только собственно историографическое осмысление и наша тема не проходит здесь по разряду приоритетных75. Отдельные аспекты рассматриваемой проблемы нашли отражение (через призму ее собственно историографического осмысления) и в крупной монографии В.И. Голдина76.

Следует подчеркнуть, что и в некоторых диссертациях можно найти отдельные фрагменты, преподнесенные, как правило, в комплексе с другими проблемами и имеющими отношение к теме идеологической деятельности советской власти в Красной армии в исследуемом периоде77. Нельзя не обратить внимания и на кандидатскую диссертацию С.А.Пилипенко. Автор провел (на базе материалов по Югу России) компаративный анализ деятельности органов государственной власти и военного управления по укреплению морального духа красных и белых войск в ноябре 1917 – ноябре 1920 г. Много внимания уделено, в частности освещению агитационно-пропагандистской работы в РККА, в первую очередь в войсках, непосредственно ведущих боевые действия (в контексте ее значимости как одной из составляющих системы укрепления морального духа войск). Автору удалось вскрыть и ряд недостатков (например, элементы казенщины и формализма, что имели место, в том числе и в организации агитационно-пропагандистской работы на Южном фронте)78. О.А.Бровко, анализируя в кандидатской диссертации проблемы патриотического и интернационального воспитания бойцов и командиров РККА в годы Гражданской войны на Юге России, просто не могла не коснуться темы идеологической работы. Однако нельзя считать это приоритетом исследователя79. К диссертации Н.Я. Елисеевой применимы те же оценки, что и к ее монографии, написанной в соавторстве с научным руководителем80.

Зарубежная историография проблемы. В историографии русского зарубежьятема рассматривалась опосредованно, как правило сквозь призму агитационно-пропагандистских материалов, где обличались победители-большевики81. Между тем, в отдельных работах, посвященных белой армии, имеются косвенные, фрагментарные материалы и по рассматриваемой теме. Так, А.А. Зайцов осуждал вялые действия командования белых по укреплению воинской дисциплины и констатировал, что у красных здесь энергии больше82. Собственно зарубежная историография. Американский ученый Р. Пайпс в своем фундаментальном исследовании83 кратко, в частности, освещает взгляды на нашу проблему В.И. Ленина, Л.Д.Троцкого. Историк утверждает, что В.И. Ленин стал занимать по ходу Гражданской войны все более жесткую позицию в пропаганде в красных частях исходя из неукоснительного соблюдения классового подхода к оценке событий и явлений. Но американский исследователь не осветил, как конкретно идеологическая деятельность организовывалась в частях РККА, непосредственно ведущих боевые действия. Анализируемая тема опосредованно рассматривается в некоторых трудах, посвященных Гражданской войне в России и иностранной военной интервенции84. Но эти работы написаны на основе западных (а не советских) архивных материалов, имеют большее отношение к истории США и Великобритании, нежели к истории нашей страны. Хотя здесь иногда можно почерпнуть неожиданные оценки. Так, в 1967 г. (идет холодная война) английский советолог И. Грей признался, что большевики сражались «с отчаянным мужеством и решимостью», а в лице В.И. Ленина они имели подлинного и авторитетного вождя85. А еще раньше, в 1937 г., американский журналист Дж. Сельдес в своей книге дал высокую оценку большевистской пропаганде в красных войсках в годы Гражданской войны. В то же время, в зарубежной историографии являлся популярным тезис о том, что руководство РККА со стороны РКП (б) «всегда было искусственным процессом»86, что, с точки зрения современного уровня накопления исторических знаний, выглядит проблематичным. Итальянский ученый Ф. Бенвенутти в монографии «Большевики и Красная армия», рассматривая историю Красной армии, уделяет пристальное внимание показу диалектики политических и военных проблем во время Гражданской войны. В данном контексте, правда довольно фрагментарно, затрагивается и наша тема87. Целевых научных исследований по проблеме настоящей диссертации в собственно зарубежной историографии нет.

  1. Формирование образа советской власти средствами агитации и пропаганды: октябрь 1917-1920 гг. ( на материалах Орловской и Брянской губерний)

    Автореферат диссертации
    Работа выполнена на кафедре новой и новейшей отечественной истории и права ГОУ ВПО «Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского»
  2. Деятельность реввоенсовета республики (ссср) по организационному укреплению красной армии в 1918 1923 гг

    Автореферат диссертации
    доктор исторических наук, профессор главный эксперт Экспертно-аналитического совета при Комитете по делам СНГ и связям с соотечественниками Государственной Думы Федерального Собрания РФ Воронов Виталий Николаевич;
  3. Идеологические основы и политические программы южнороссийского белого движения и их практическая реализация (ноябрь 1917 1920 гг.). Историографическое исследование

    Исследование
    Защита состоится « » ноября 2010 г. в часов на заседании диссертационного совета по историческим наукам ( Д 215.005.06) в Военном университете (103001, г.
  4. Военно-политическая деятельность И. В. Сталина в годы гражданской войны (1918 1920 гг. )

    Диссертация
    Защита диссертации состоится 29 сентября 2010 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.155.05 по историческим наукам при Московском государственном областном университете по адресу: 105005, г.
  5. Государственность «белой» России: становление, эволюция, крушение (1918 1920 гг.)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 22 ноября 2007 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 203. 019. 01 при Московском университете МВД России по адресу: 117997, Москва, ул.
  6. Государственно-церковные отношения первых лет советской власти в отечественной историографии

    Документ
    Новейшая история Русской Православной Церкви и религиозная политика советд го государства первых лет его существова-ния привлекали и привлекают внимание отечествен-ных исследователей.
  7. Идеологические основания, политические программы южнороссийского белого движения и их практическая реализация (ноябрь 1917 1920 гг.). Историографическое исследование

    Исследование
    Защита состоится « » 2011 г. в. часов на заседании диссертационного совета по историческим наукам (Д 215.005.06) в Федеральном государственном военном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Военный университет» (103001, г.
  8. Деятельность органов государственной безопасности СССР на дальнем востоке по обеспечению обороноспособности страны накануне великой отечественной войны (1938-1941 гг.)

    Автореферат диссертации
    ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СССР НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ОБОРОНОСПОСОБНОСТИ СТРАНЫ НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1938–1941 гг.
  9. Создание и деятельность речных флотилий Белого движения на Востоке России (1918 1919 гг.)

    Автореферат диссертации
    Цветков Василий Жанович, доктор исторических наук, профессор / кафедра новейшей отечественной истории ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет»

Другие похожие документы..