Интервью с Беляевым С. Т. 24

Комментарий редколлегии.

Вот вы говорите: молодежь, молодежь. Да мы захотим – и не будет никакой молодежи…

(М.М.Жванецкий)

Посмотрев на график, почесав затылок, мысленно проделав интерполяцию, экстраполяцию и аппроксимацию (матфаковцы, пацаны, все еще помнят эти слова?), члены редколлегии еще раз почесали затылок и пришли к выводу, что далеко неполные сведения по ряду лет выпуска органично сочетаются с полным отсутствием информации по остальным годам рассматриваемого промежутка. Не говоря уже о периоде с 1993 по 2001 год. Где молодежь, спрашивается? Где прячется это «племя младое и незнакомое»? Отзовитесь, юные и дерзкие!

Сбор информации продолжается, поэтому просьба ко всем: не обнаружив себя или своего знакомого в этом списке, не сочтите за труд «отмылить» или позвонить нам. Адрес электронной почты и телефоны вы найдете в конце альманаха.

Есть еще один интересный вопрос, в решении которого вы могли бы оказать нам помощь. Кто же был первым выпускником матфака, приехавшим в Омск? По непроверенным данным на это почетное место претендуют два человека, приехавшие в Омск в 1965 году. Проблема в том, что Кац Наталья Самуиловна уже достаточно давно проживает в Израиле, а Соколовский Мирон Наумович в момент подготовки этого издания находился в длительной служебной командировке. А ведь они могли бы рассказать много интересного нашей молодежи (если бы ее удалось найти).

  1. Персоналии, воспоминания, интервью.

В поисках рая. Кукин Г.П.

Наш переезд в Омск (в 1974 году) произвел сильное впечатление на коллег.

Так, Ю.А. Бахтурин написал мне в письме:

-Храни Вас Бог!

(все слова с большой буквы, хотя в советской прозе слово "бог" писалось с маленькой.)

В. П. Голубятников посвятил этому событию (переезду) стихотворение. Оно так и называется:

"В поисках рая".

Уже командуют: "На старт!",

Вот тренер машет мне рукою.

В груди волненье и азарт,

А сердцу хочется покоя!

Оркестр играет, Zonderklass.

Мазуркой увлечен лихою,

И я пускаюсь с ними в пляс,

А сердцу хочется покоя.

Мне предлагается билет:

h - кобордизм и все такое...

В мозгу рождается ответ,

А сердцу хочется покоя...

Все тлен и суета сует,

Вся жизнь отравлена тоскою.

И в этом мире рая нет,

А сердцу хочется покоя.

Университетская лекция. Романьков В.А.

Выступление на профессорском собрании ОмГУ 8.02.2002 г.

Мое представление об университетской лекции и возможных ее формах

сложилось в большей степени на основе моего опыта как студента

Новосибирского государственного университета в период его расцвета в конце

60х - начале 70х годов. Последующая собственная лекционная практика добавила опыта, но не внесла существенных коррективов в сложившееся представление. Оно не вычисляется количественными характеристиками

и не укладывается в рамки определенных правил. Если выразить это представление очень кратко, то университетская лекция в моем понимании -

это взаимный творческий продукт лектора и аудитории, необходимыми элементами которого являются профессионализм первого и заинтересованность

последней. Все остальное: содержательная часть лекции, стиль ее исполнения

и прочее могут быть различными. Я хочу лишь обозначить то, что считаю важным.

Мне повезло с самого начала. Обязательные курсы читали выдающиеся ученые, академики Г.И. Марчук, А.Д. Александров, члены-корреспонденты

М.И. Каргаполов, А.В. Бицадзе. Многие курсы оформились в известные учебники, мы как бы стали участниками этого процесса. Один из любимейших лекторов нашего курса - Г.П. Акилов читал нам в течение 3х лет математический и функциональный анализ - один из базовых курсов всей математической подготовки. От него мы впитали масштабность подхода

к построению математики. Это первая особенность университетского курса -

изложение ведется на высоком уровне обобщения, важные частные факты

логично вытекают из результатов общего характера. Другим лектором на нашем первом курсе оказался И.А. Шведов, читавший нам курс аналитической геометрии. От него я усвоил то, что в математике важнее всего идеи, которые часто могут быть выражены в ясной и достаточно компактной форме. Он не побоялся честно объяснить нам, что многие толстые учебники, содержащие массу фактов, в большей степени представляют упражнения по применению этих идей. Это другая особенность университетского курса - главное показать

инструмент добычи знаний, научить им пользоваться. Лекция или учебник, равномерно перечисляющие множество фактов, не могут считаться качественными. Всегда факты, результаты, доказательства различаются важностью, трудностью, другими особенностями, которые должны быть отмечены. Должны быть поставлены акценты. Я знал одного великолепного лектора, тексты лекций которого напоминали партитуру, музыкальные знаки

показывали, когда и какие ставить акценты, где лекция течет плавно, а где достигает апогея. Наконец, скажу еще об одном лекторе нашего первого курса

- М.И. Каргаполове. Он в течение полутора лет читал еще один базовый курс - курс алгебры. Именно эти лекции указали мне дальнейший собственный путь в математике. Они отличались ясностью, неформальностью и честностью.

Последнее я считаю еще одной важной особенностью университетской лекции.

Наши преподаватели не боялись нам говорить о том, что чего-то они не знают, они объясняли нам, какие существуют нерешенные проблемы. Они умели представить, как мыслит математик при решении открытых проблем.

Может быть поэтому мы так стремились в науку и часто достаточно быстро осваивались в ней, решали проблемы, публиковали статьи в крупных журналах.

Не могу не упомянуть лекции по спецкурсу одного из крупнейших математиков 20го столетия - академика А.И. Мальцева, создателя знаменитой сибирской алгебро-логической школы. Среди его слушателей был находившийся в ту пору в Академгородке выдающийся американский математик - А. Тарский. Он, как

и А.И. Мальцев признаны «отцами» теории моделей - важной области математики. А.И. Мальцев говорил медленно, но так что мне - тогдашнему первокурснику все казалось понятным. А ведь курс был по специальным главам теории моделей, касался очень серьезных вопросов. А.И. Мальцев во время лекции часто отвлекался, обсуждая с А. Тарским вопросы о вкладе разных математиков в теорию, о значимости этих вкладов. Это были живая наука и история. Лекции не страдали пресловутой «профессорской» болезнью - косноязычием и наукообразием. Сложность была только там, где была сложность самого предмета, она не нагнеталась искусственно. Не было

ненужного увлечения терминами, речь шла только о существе дела. Излишне говорить, что А. И. Мальцев не проявлял никакого высокомерия или самолюбования. Мы чувствовали себя если не равными, то наверняка равноправными участниками процесса, взаимно заинтересованными в понимании сути вещей. Конечно, впоследствии я прослушал разные курсы, среди которых были и эклектичные, и не очень продуманные, был и блестяще прочитанный М. Рамазановым сложнейший курс уравнений математической физики, в котором я не очень хорошо разобрался. Но в целом мы имели возможность получить хорошее математическое образование.

Новосибирский университет славился своей студенческой вольницей. Мы посещали массу спецкурсов, гораздо больше, чем это формально требовалось.

Порой, что греха таить, это происходило в ущерб обязательным курсам.

Я уже говорил, что мы рано начинали серьезно заниматься наукой. Тем удивительнее, что на 4м курсе лектор по историческому материализму (sic!)

- доцент Конев (каюсь, забыл его имя-отчество) собирал полную аудиторию

(более 200 человек), причем это происходило в неудобное время - на первой паре, и в неудобном месте - Институте катализа, нужно было идти через лес

(зима, темно). Это если не перечеркивает, но по крайней мере ставит под сомнение миф о математическом снобизме по отношению к не математическим дисциплинам . Нас нельзя было привлечь простым, как сейчас говорят - популистским, заигрыванием или как -то напугать предстоящим экзаменом.

Популярность лекций объяснялось личностными качествами лектора и блестящим подбором материала. Из не математических лекций хочется вспомнить выдающуюся серию, прочитанную Л.Н. Гумилевым в 70е годы в Доме ученых Академгородка. Это были лекции об этногенезе и биосфере земли.

Жаль, что в математике в основных курсах практически не изучают первоисточники, как бы сказал Л.Н. Гумилев - тексты, это практически невозможно. Математика консервативна по содержанию, но ее развитие часто связано с улучшением самого языка, включения фактов в общую картину.

То, что было доступно для понимания единиц, через некоторое время может появиться в обычных математических курсах (например, так произошло с теорией Галуа).

Не претендую ни на какие сентенции, но считаю, что математика едина.

Думаю, что прослушанные мной лекции существенно повлияли на такое представление. Значит, несмотря на всяческие отличия, они были чем-то объединены.

О шабашках. Зобнин А.И.

И хором бабушки твердят:

Как наши годы-то летят!

А.С.Пушкин

Из истории математики известно, что землеустройство и строительство во многом способствовали ее возникновению как области знаний. Верно и обратное – студенты и выпускники ММФ НГУ всегда были заядлыми стройотрядовцами и шабашниками. Вот эту-то "область знаний" мехматовцев я и хотел бы здесь слегка отразить, ибо являюсь достаточно типичным представителем «строительной» проекции множества выпускников ММФ. А без строительной составляющей портрет мехматовцев был бы, мне думается, совсем неполным.

М

Труд отдаляет от нас три больших зла: скуку, порок и нужду.

(Вольтер)


не случилось активно потрудиться, помимо обычных ССО, еще и в организации Первого и Третьего интерлагерей в 75 и 77 гг. на ВАСХНИЛе. После окончания НГУ, будучи сотрудником Института гидродинамики, я дважды, в 80-м и 83-м (уже, кстати, живя в г. Омске, куда приехал в 82-м г.), откомандировывался партийной организацией бугром (бригадиром) строительной бригады в подшефный совхоз «Пайвинский» Маслянинского района. Мы там построили гостиницу и двухквартирный жилой дом. Институт экипировал нас всем, вплоть до холодильника и новенькой растворомешалки на 0,25 куба, лишь бы мы, молодые сотрудники, прикрыли амбразуру обязательств Института по соответствующей сельскохозяйственной нагрузке.

Строительную эпопею, до 89 г. включительно, я продолжал уже с омскими коллегами по науке и преподавательской деятельности в Трубецком Щербакульского (ныне Азовского) района Омской области. Мы построили около двадцати жилых домов и кучу всяких гаражей, сараев, навесов и даже одно надгробие. Мы не ездили отдыхатьпо профсоюзным путевкам на юга, нам никто и не предлагал никогда таких путевок (добирали поездками на научные конференции).

В

Труд - дело святое, всякому подобает. (Н.С.Лесков)


Трубецком успели потрудиться мехматовцы профессора А.Н.Гришков и А.Г.Мясников, кандидаты наук В.А.Алгазин, Г.А.Носков, автор этих строк, бессменный бугор И.С.Щеглаков, а также А.Б.Николаев. Причем Гришков два последних сезона «трубил» в Трубецком, уже будучи доктором наук и профессором.

Совершенно бесполезно было объяснять местным немцам-крестьянам, что «Профессор» - это вовсе не кличка. А они спрашивали. И, конечно, не верили. Не верили, потому что, в частности, видели как Шура демократично, голым по пояс, в изрядно поношенном трико, ходил за молоком для полдника. В особенно жаркую погоду мы днем ездили на котлован, где Шура и я прыгали в воду с двухметровой вышки. Возиться с плавками было лениво, поэтому прыгали без оных. А надо сказать, что вышка эта находилась в ста метрах от шоссе Омск-Щербакуль. Понятно, что идущий мимо транспорт, включая рейсовые автобусы, при виде этого зрелища замедлял ход. Идентифицировать наши личности с шоссе было затруднительно, чем мы к своему удовольствию и удобству успешно пользовались. Думаю, что водители и пассажиры были бы немало удивлены, узнав, что один из нас – профессор.

Еще о Профессоре (это его бригадная кличка, если угодно). Безусловно, Шурка - один из самых близких моих друзей из омской диаспоры ММФ, а теперь географически, к сожалению, самый далекий. С ним мы познакомились еще на спецсеминарах студентами, он шел на курс старше, выделялся своей "секучестью". Вместе с тем ему совершенно чужд всякий снобизм.

Он долго не мог понять, хотя я "бомбил" его по e-mail'у (подключил даже одну из бывших его жен), что же мы здесь издаем и что хотим от него - другое полушарие Земли все-таки. Наконец хуацяо ответил, кажется, начал "въезжать". Но ответил, как выражаются профессионалы пера, когда уже верстался номер. Привожу здесь его ответ.

П

From: <grishkov@p.br>

To: <dialog-omsk@>

Subject: For Zobnin A.

Date: 9 апреля 2002 г. 00:15

Sasha,privet!

Ya vse ponyal,chto nado napisat" v almanah. No absolutno net vremeni

i sil.Tem bolee na etom tarabarskom yazike,na kotorom ya tebe seichas pishu.

Moszet moszno eto budet sdelat" v Omske?Ya tam budu v nachale iyulya etogo

goda.Pereszili zimu - doszivem i do iyulya.

Poka

Sasha


оездки на юг Омской области давали не только еще одну годовую зарплату мэнээса. Шабашки – это гораздо больше. Это не объяснить коротко.

А еще мы обильно «прикалывались». Так мы сами себя развлекали без отрыва от производства. Больше всего шпилек доставалось опять же Гришкову. Наверно потому, что он по доброте своей никогда не обижался. Отдыхающий мозг (хотя голова на стройке – далеко не лишний инструмент) на свежем воздухе легко генерировал большое количество экспромтов, сугубо оригинальных. Нередко, разумеется, весьма двусмысленных. К числу самых невинных можно отнести, например, «шиферину натягивать», что означало выравнивать настилаемый лист шифера так, чтобы ряд листов смотрелся с земли ровным. В строке песни про дельтаплан «Вот я надену два крыла – и ближе ты» местоимение «ты» было заменено на "мы". Любовь - процесс взаимный все-таки, нам думалось…

Вообще, эстрада того времени давала немало поводов для иронии. Например, назойливый и задушевный рефрен из радиоприемника: «Листья жгут, листья жгут, листья жгу-у-ут» парировался дружным ине менее проникновенным: «Листья не надо же-е-ечь!». Ну и т.п.

  1. Интервью с группой "Distemper"

    Интервью
    Группа "Distemper" образовалась 4 сентября 1989 года в результате распада группы "Кризисное отделение", которая играла трэш-металл, и в состав которой входили Носатый и Бай.
  2. Беляева О. А. Педагогические технологии в профессиональной школе

    Книга
    Е.С. Шилова, зав. кафедрой частных методик факультета повышения квалификации специалистов образования Института повышения квалификации и переподготовки кадров УО «БГПУ», канд.
  3. Интервью с Юсовым В. И (1)

    Интервью
    Этой книге больше десяти лет. Сейчас я назвала бы ее наивной. Она началась вместе с "Ивановым детством" и долго накапливалась в виде текущих рецензий одни из них попали в печать, другие нет.
  4. Интервью с Юсовым В. И (2)

    Интервью
    На самом деле никакого архива еще не было. Были варианты сценариев на "Мосфильме" в редакторских шкафах, были "дела" фильмов: я тогда работала на студии в одной из коллегий и могла с ними познакомиться.
  5. Интервью с Еленой Глинкой

    Интервью
    Добровольчество способствует укреплению семейных ценностей. Индивидуальная гражданская инициатива обречена на провал; инициатива успешна, если принадлежит группе людей,
  6. Интервью, которое А. Долин взял у знаменитого режиссера, сценариста и художника в период его работы над фильмом “Азазель”

    Интервью
    “…здесь стопроцентно положительный главный герой и при этом абсолютно живой. Мифологический персонаж XIX века, человек с органичными представлениями о чести, для которого она - такое же чувство, как обоняние или осязание.
  7. Программа дисциплины Гражданское общество и государство для направления 030200. 62 Политология подготовки бакалавра Авторы программы профессор, к ю. н. Беляева Н. Ю

    Программа дисциплины
    -Раскрыть возможности концепции Гражданского Общества как инструмента анализа политического развития современного российского общества на основе изучения мирового опыта использования этого понятия.
  8. И. А. Флиге Составители: О. Н. Ансберг, А. Д. Марголис Интервью: Т. Ф. Косинова, Т. Ю. Шманкевич, О. Н. Ансберг Научный редактор: Т. Б. Притыкина Под общей редакцией А. Д. Марголиса Общественно-политическая жизнь Ленинграда в годы «перестройки»

    Интервью
    В сборнике впервые сделана попытка с максимальной полнотой описать общественно-политические процессы в Ленинграде (С.-Петербурге) в период «перестройки» (от избрания М.
  9. В. А. Шнирельман «чистильщики московских улиц» (3)

    Книга
    Работа выполнена по проекту «Анализ распространенных стереотипов в молодежной среде, выработка и реализация мер по преодолению влияния их негативного аспекта» в рамках среднесрочной городской целевой программы «Москва многонациональная:

Другие похожие документы..