Общественно-политическая деятельность Я. В. Абрамова в конце XIX  начале XX века

Общественно-политическая деятельность Я.В. Абрамова в конце XIX начале XX века

С.Я. Новак, Э.В. Кемпинский

В статье показана эволюция общественно-политических взглядов Я.В. Абрамова под влиянием местных ставропольских и общероссийских факторов. Даётся периодизация его деятельности: 70 90-е годы XIX века – время участия в народническом движении, разработка теории "малых дел"; начало XX в. – конец 1905 г. – активное участие в общественно-политической жизни страны, восприятие идей левой демократии; конец 1905 – осень 1906 гг. – отход от политической деятельности, возвращение к идеям «малых дел».

Ключевые слова: Россия, Северный Кавказ, формирование воззрений, «теория малых дел», крестьянская реформа, сектантство, народность, самоуправление, революция, либерал.

In article evolution of political sights of Y.V. Abramov under the influence of local Stavropol and all-Russian factors is shown. The periodization of its activity is given: 70 90th years of a XIX-th century – time of participation in movement of populists, theory working out "small affairs"; the beginning of XX century – the end of 1905 – active participation in political life of the country, perception of ideas of the left democracy; the end 1905 – autumn 1906 – a withdrawal from political activity, returning to ideas of "small affairs".

Keywords:, Russia, the North Caucasus, formation of views, «the theory of small affairs», country reform, sectarianism, a nationality, self-management, revolution, liberals.

В конце XIX  начале XX века имя прозаика, публициста, общественного деятеля Я.В. Абрамова было широко известно в России. В середине 1880-х – начале 1890-х годов прошлого века он являлся идейным лидером правого течения в либеральном народничестве  «абрамовщины», активным пропагандистом «теории малых дел», имевшей в этот период сильное влияние среди интеллигенции. О влияния «абрамовщины» свидетельствует острая полемика с ней представителей народничества и зарождающейся социал-демократии Н.К. Михайловского, Н.В. Шелгунова, П.Б. Струве, В.И. Ленина. Несмотря на известность в прошлом, Абрамов сегодня практически не известен. После уничтожающей критики либерально-народнической идеологии В.И. Лениным имя видного народного публициста стало или замалчиваться или упоминать в контексте «реакционер».

Уже современники обращались к биографии Я.В. Абрамова, давали оценку его деятельности в энциклопедиях, воспоминаниях. В первые десятилетия Советской власти к его личности и работе обращались Ю. Мартов, Г.А. Бялый и другие. В 1960-е годы в своих работах уделяли место Я.В. Абрамову такие исследователи, как Б.П. Козьмин, Л.М. Добровольский. С конца 1970-х гг. внимание к Абрамову несколько возросло. Большую научную ценность представляют материалы кандидатских диссертаций В.И. Харламова и Т.М. Канаевой. Ряд ценных замечаний содержится в работе А.И. Клибанова, в сборнике «Революционеры и либералы России». Однако до сих пор нет специальных исторических исследований, посвященных Я.В. Абрамову. Практически не освещается его деятельность в ставропольский период жизни, связанный с событиями первой российской революции.

В деятельности Я.В. Абрамова отразились тенденции, характерные для российской интеллигенции: отношения интеллигенции и народа, отношения внутри самой демократической интеллигенции, менталитет политически активной, мыслящей части общества.

В статье авторами предполагается осветить следующие вопросы: народнические воззрения Я.В. Абрамова, деятельность его как гласного ставропольской городской думы, отношение к идее реформирования государственного устройства, взаимодействие с политическими партиями и движениями, место и роль Абрамова в событиях первой российской революции на Ставрополье.

Восприятие политических идей Я.В. Абрамовым не было случайностью. Учебное заведение, в котором он обучался (Ставропольская мужская гимназия), как центр политического воспитания, дало во второй половине XIX века следующую плеяду деятелей освободительного движения: Г.А. Лопатин, М.Ф. Фроленко, М.И. Бруснёв, А.Ф. Михайлов. В 1870-е годы гимназисты издавали рукописный журнал «Люцифер», одним из авторов которого являлся Яков Абрамов, подписывавшийся псевдонимом «Федосеевец». Из-за конфликтов с начальством в 6 классе Абрамов вынужден был покинуть гимназию и перейти в духовную семинарию. После окончания её в 1877 году он в течение года учительствует в одной из станиц Северного Кавказа. Тщетно пытаясь самостоятельно найти ответы на мучившие его вопросы, Я.В. Абрамов уезжает в Петербург.

В 1878 г. Абрамов поступает в Медико-хирургическую академию, но в следующем году, по болезни, её оставляет. Его намерение поступить в Киевский университет было прервано привлечением к дознанию за хранение и распространение нелегальной литературы, за что он был выслан в г. Ставрополь.

Однако и здесь он продолжает активно участвовать в народническом движении. По утверждению жандармерии, в это время Абрамов являлся одним из организаторов «сходок лиц противоправительственного направления». Его общественно-политическая деятельность распространялась за пределы Ставропольской губернии. В частности, в конце 1870-х – начале 1880-х годов он неоднократно бывал в Нальчике, административном центре Кабарды в Балкарии, где проводил агитационно-пропагандистскую работу.

В конце 1880 г. Я.В. Абрамову было разрешено вернуться в столицу. Через Глеба Успенского он заводит знакомство с Г.З. Елисеевым и Н.К. Михайловским. Последний рекомендовал его М.Е. Салтыкову-Щедрину в журнал «Отечественные записки». С этого времени начинается журнальная деятельность Я.В Абрамова. Он сотрудничает с журналом «Устои», печатается в «Слове», где ведёт отдел беллетристики, «Северном вестнике», «Русских мыслях» и других изданиях.

Литературная деятельность не принесла ему значительных успехов. Я.В. Абрамов вскоре обратился от беллетристики к публицистике. Исследование народного быта стало ведущей темой в его творчестве.

Он избежал идеализации реформы 1861 года, видел её губительные последствия: обезземеливание крестьян, малые наделы, «отрезки», выкупные платежи. Обуржуазивание села, нашествие капитала постепенно расшатывали нравственные устои крестьянского «мира».

Современную ему деревню он противопоставлял сектантским общинам. Жизни сектантских общин и расколу посвящена большая часть написанного им в первой половине 1880-х годов. К одной из статей написал послесловие Л.Н. Толстой. Возникновение и распространение сектантства Абрамов считал самым крупным и знаменательным фактом народной жизни пореформенной России. Анализируя жизнь сектантской общины, он выстраивал довольно чёткую схему её эволюции. Стремление людей жить по совести, по установленным богом законам приводит их к осознанию равенства перед богом, которое, в свою очередь, приводит к равенству имущественных и социальных прав, то есть к народническому социализму.

Я.В. Абрамов не просто бесстрастный аналитик и наблюдатель, он глубоко переживает за народ, осознаёт свой долг. В нём пробуждается страстное желание помочь ему. Писательница Х.Д. Алчевская в своих дневниковых записях отмечала то впечатление, которое произвела на неё брошюра Я.В. Абрамова «Частная женская воскресная школа в Харькове и воскресные школы вообще»: «Боже мой! Сколько ума, самоотвержения, энергии во всём этом деле! Сколько мысли о народе, сколько заботы и попечения о нём!» [1, с. 339]. Я.В. Абрамов как мыслящий народник рассматривает проблему «интеллигенция и народ». Интеллигенции им не придаётся самостоятельного значения как классу. «Существовать сама для себя,  отмечает он,  интеллигенция не может; её существование возможно только в том случае, если она является представительницей интересов народа, трудящейся массы или интересов тех классов, которые веками находились над народом». При этом интересно заметить, что Абрамов следом за Михайловским включает в понятие «народ» только людей, живущих своим трудом.

В конце 1870-х – начале 1880-х годов Я.В. Абрамов был близок к революционно-демократическому лагерю. Однако был разочарован попытками революционеров изменить жизнь страны к лучшему. Изучая различные политические теории, он никак не мог соотнести их с жизнью. Особенно негативным у него было отношение к революционной доктрине К. Маркса, полной жестокости, «направленной против всего мира». Встреча с марксистами, по образному заявлению Якова Васильевича, «сразу отучила от бегания по проповедникам» («Гамлеты – пара на грош»).

Опыт познания народной жизни убедил Абрамова в том, что созидательная социальная работа народа, когда идея и дело соединены, даёт поразительные результаты. Он понимает, что народу нужны практические знания по медицине, ветеринарии, гигиене, астрономии. Он стал покупать книги по указанной тематике и распространять их среди крестьян.

На страницах газеты «Неделя» Абрамов проповедовал «теорию малых дел». Она провозглашала отказ от «больших дел» по переустройству общественного строя и призывала интеллигенцию к «тихой культурной работе», указывала на необходимость практической помощи народу со стороны правительства и интеллигенции, пропагандировала общинные и артельные формы хозяйствования и ориентировала на борьбу с кулачеством и буржуазией. В своих статьях Я.В. Абрамов призывал образованную часть общества к просветительской работе в земствах. Особенно большое внимание автор обращал на народное образование.

Его многочисленные статьи о частных воскресных школах содействовали распространению этой формы служения народу. Он сам издавал брошюры рекомендательного характера по вопросам начальной грамоты и арифметики, правовых отношений, естествознанию; подготовил для крестьян «Сельские календари». В качестве примеров для подражания Абрамов опубликовал ряд биографий великих людей, описывая постоянство и упорство, с которыми они преследовали свои цели, и страдания, которым они подвергались. Черты характера их, по мнению Абрамова, помогут людям прийти к новой форме общежития и хозяйствования.

В мае 1890 года в условиях наступления политики реакции Я.В. Абрамов перебрался к себе на родину, в г. Ставрополь. Здесь он работал юристом и торговым агентом ряда промышленных предприятий, банков, обществ, выступал с лекциями, организовывал общественные школы. При его участии была создана народная библиотека. Он являлся активным членом общества содействия распространению народного образования. Печатался в газетах «Северный Кавказ» (г. Ставрополь) и «Приазовский край» (г. Ростов-на-Дону).

Ему было свойственно откликаться на последние события в стране. Политический кризис начала XX века не мог не отразиться на его деятельности. В это время происходит существенная эволюция его взглядов. Предшествующий период деятельности, накопленный авторитет вывели Я.В. Абрамова в число лидеров общественного движения накануне и в годы первой российской революции. Тем более это справедливо применительно к периоду 1904 – 1905 годов. С 1899 г. он находился под негласным надзором полиции. Его статьи носили «явно противоправительственное содержание». По свидетельству жандармерии, Я.В. Абрамов накануне революции  «человек прямо-таки вредный для политического спокойствия губернии» [см.: 3, с. 24]. Идейный представитель правого течения в либеральном народничестве в прошлом теперь становится одним из лидеров демократической общественности г. Ставрополя. Если ранее он отодвигал на второй план общественно-политические вопросы, то теперь именно их решение Я.В. Абрамов видел основной задачей современной государственной жизни.

Ставропольский период его деятельности связан с местным самоуправлением. С 1895 по 1906 годы Абрамов являлся гласным Ставропольской городской думы, одного из центров общественно-политической жизни губернского города. Он с либеральных позиций выступал за совершенствование местного управления, критиковал ставропольскую администрацию, ратовал за решение социально-экономических вопросов: благоустройства города, благотворительности, социального обеспечения, здравоохранения, народного образования, развития промышленности и торговли.

Большое влияние на Я.В. Абрамова произвела русско-японская война, собственно – неудачи русских войск, политика самодержавия, не способного справиться с внутренними и внешними проблемами. Он участвует в частных собраниях, в банкетной компании, где выступает с осуждениями действий правительства. 15 января 1905 г. по его инициативе городским самоуправлением было принято ходатайство на имя царя о скорейшем прекращении войны.

По утверждению жандармерии, Абрамов в представительном органе местного самоуправления выступает сторонником «крайних… политических убеждений», «прямо-таки терроризирует ставропольскую думу». По мнению ротмистра В.К. Фридрихова, именно благодаря ему городская дума приняла нежелательный оппозиционный характер. Неоднократно предпринимались попытки ограничить свободу Абрамова, но он как «человек очень умный и осторожный ведёт свои дела так, что не даёт оснований для привлечения его» к уголовной или административной ответственности [ ].

Я.В. Абрамов являлся инициатором приглашения в стены органов самоуправления учащейся молодежи и рабочих, которые «поддерживают все поднятые Абрамовым вопросы рукоплесканиями и наоборот... попытки остановить иногда Абрамова, встречаются шипением и чуть ли не свистами». После того, как его все-таки лишали слова, «публика, присутствовавшая в зале, встает и уходит» [ ].

Ставропольская городская дума зимой – летом 1905 г. неоднократно принимала резолюции о прекращении войны, созыве народного представительства, об установлении свободы слова, печати, союзов, собраний, неприкосновенности личности и жилища, прекращении исключительных законов. Я.В. Абрамов был в числе активных проводников этих проектов.

Под давлением общественной борьбы самодержавие решилось ограничить свою власть. В Высочайшем Манифесте 17 октября 1905 года провозглашались неприкосновенность личности, свобода слова, собраний, союзов, совести; содержалось обещание созвать Государственную думу с законодательными правами и привлечь к участию в избирательной компании трудящихся. По мнению Я.В. Абрамова, Манифест появился благодаря деятельности «тех смелых борцов, которые соорганизовали это великое движение пролетариата»; следом за ним в борьбу вступили широкие слои крестьянства. «Правительству оставалось или дать населению требуемое, или же расстрелять... всю многомиллионную, многострадальную родину» [ ]. Вместе с тем Яков Васильевич предупреждал общественность от чрезмерных надежд, возлагаемых на Манифест: сохранялась угроза свободам и правам граждан. По Абрамову, самодержавие уже обещало свободы, что не мешало ему переполнять тюрьмы, вешать, ссылать, расстреливать. С данной оценкой документа Я.В. Абрамов выступил на заседании городской думы, на котором обсуждался вопрос о посылке благодарственного адреса по случаю Высочайшего утверждения Манифеста. Его яркая речь повлияла на мнение рядовых гласных. Адрес был принят, но с весьма незначительным перевесом голосов.

В конце октября изменилось общее настроение общественности. Первые радости по случаю Манифеста сменились страхом. По России шла волна погромов. Реальной была угроза погрома и в губернском городе Ставрополе. Я.В. Абрамов публикует посвященные теме погромов в России статьи, выступает на общественных собраниях. 24 октября народное собрание поддержало его предложение об организации самообороны в г. Ставрополе. 27 числа городская дума создала комиссию по организации самообороны во главе с Я.В. Абрамовым. К концу месяца формирование народной милиции было завершено. В состав её вошли члены боевых дружин левых партий. Просуществовав несколько дней, в начале ноября по решению губернатора Свечина самооборона была распущена.

После Манифеста 17 октября активизировалось партийное строительство, политическая дифференциация. По свидетельству газеты «Северный Кавказ», «уже с первых шагов свободного обмена мыслями в нашем обществе довольно рельефно выделились три течения: одни горячо отстаивали в своих речах точку зрения общеземского съезда, другие – социально-революционные положения, а третьи – социально-демократические» [ ].

Политическое сознание Абрамова затрудняло попытки властей четко определить его партийную принадлежность. Народник и социалист по убеждениям, Я.В. Абрамов в силу социального положения и личных связей вступил во вновь организованную партию «народной свободы» – конституционных демократов.

С конца 1904 года содержанием движения местных органов самоуправления стала идея созыва общероссийского съезда городских голов. По мнению ряда дум, в том числе и ставропольской, предстоящий съезд должен был обсудить вопросы о расширении прав городского самоуправления, о пересмотре избирательного закона, об изменении общих условий деятельности дум. В ноябре 1905 г. состоялся съезд земских и городских деятелей, призванный обсудить отношение к правительству. Ставропольскую думу на нём представлял Я.В. Абрамов. По документам жандармерии он там «высказывал самые крайние революционные взгляды» [ ]. В том числе он отстаивал идею немедленного увеличения крестьянского надела. Однако поддержки не получил. В то время, когда прогрессивное общество шло в своих требованиях вперёд, как отмечал Я.В. Абрамов, деятели съезда повернули вправо.

По возвращении в Ставрополь Абрамов подверг жесткой критике съезд и его кадетское руководство, чем вызвал недовольство своих товарищей по партии. Как заявил лидер ставропольских кадетов Г.К. Праве, некоторые постановления съезда, действительно являются позорными, «но взвалить за это ответственности на кадетскую партию рискованно» [ ].

В отличие от кадетов, Я.В. Абрамов встретил поддержку со стороны левых сил. Большое впечатление на них произвёл его доклад о работе органа демократии  Совета рабочих депутатов, его целях, намерениях и средствах борьбы. Согласно материалам жандармерии, Яков Абрамов в течение зимы-лета 1905 г. характеризуется следующим образом: «...около него группируются все политически неблагонадёжные лица. ...Он является руководителем всех антиправительственных проявлений», стоит «во главе оппозиционной партии» [3, с. 24]. Ротмистр В.К. Фридрихов, вероятно, преувеличивал роль личности Я.В. Абрамова. Но даже имея это ввиду, надо отметить, что место Я.В. Абрамова в общественно-политической жизни губернского центра были значимыми. Озабоченный общественными проблемами, остро воспринимающий социально-экономическое и политическое положение народа, он откликался на эти вопросы, хотел быть полезным обществу. В этом стремлении его деятельность не всегда была последовательной. В выборе средств достижения поставленной цели он ориентировался то на решение «малых дел», то на политическую борьбу.

В конце 1905 года Я.В. Абрамова стали одолевать сомнения в перспективе борьбы. В ноябре он выразил категорическую уверенность в бессмысленности дальнейшей радикализации борьбы, вовлечения крестьянства в революцию: «Аграрное движение будет подавлено военной силой, залито кровью... у правительства достаточно для этого сил».

В декабре 1905 г. Яков Абрамов заявил, что конкретной задачей современности является установление муниципального, государственного социализма, предусматривающее учреждение касс взаимопомощи, производственной и потребительской кооперации, концентрацию производства. «Социализм – не утопия, не фантазия, социализм – это реальная действительность». По его мнению, эти мероприятия подготовят «наступление нового социалистического строя», установление которого сейчас насильственным путем невозможно. Таким образом в последний период жизни и деятельности Яков Васильевич вновь вернулся к идеям теории «малых дел». Это вызвало жёсткую критику со стороны социал-демократов. По мнению последних, осуществление идей, поддерживаемых Абрамовым, не облегчит задач революции, а затормозит свержение самодержавия.

Я.В. Абрамов отошел от кадетов, социал-демократов и эсеров. На выборах в Государственную думу он выставил свою кандидатуру как независимый кандидат, но ставропольские крестьяне не оказали ему доверия. 23 марта 1906 г. он сложил с себя полномочия гласного ставропольской городской думы.

Последние месяцы Яков Васильевич не принимал активного участия в общественно-политической жизни губернии. Он не осуществил своего намерения издавать ежедневную газету «Наш край». Ухудшилось его эмоциональное и физическое состояние.

Эсеры не прислушались к предостережениям Я.В. Абрамова. В 1906 году крестьянское движение на Ставрополье приняло большие размеры, потребовавшие в августе 1906 г. применения вооруженных сил для его подавления.

В ночь на 18 сентября 1906 г. Яков Васильевич Абрамов ушел из жизни.

Таким образом можно сделать следующие выводы.

Деятельность Я.В. Абрамова следует разделить на три периода: 70-е  90-е годы XIX века – время участия в народническом движении, разработка теории «малых дел»; начало XX в. – конец 1905 г. – активное участие в общественно-политической жизни страны, восприятие идей левой демократии; конец 1905 – осень 1906 гг. – отход от политической деятельности, возвращение к идеям «малых дел».

В 80-е годы XIX века формировалось мировоззрение Я.В. Абрамова. В основе его была мысль о потенциальной способности самоорганизации народа на социалистических началах без навязывания ему чуждых форм и вера в то, что практические меры помощи народу приведут к постепенному изменению жизни людей и построению справедливого общества.

В начале XX века, в период первой российской революции, произошла радикализация взглядов Якова Васильевича. Он стал одним из лидеров общественно-политического движения в губернском городе Ставрополе. Разделяя по некоторым вопросам позиции социал-демократов и эсеров, их средства и методы борьбы, Абрамов в конце 1905 года выступил с предостережениями от дальнейшего обострения борьбы. Оставшись убеждённым социалистом и защитником интересов народа, он считал возможным улучшить социально-экономическое положение трудящегося населения без свержения самодержавия на современном этапе. В конце 1905 г. после периода активного участия в политическом движении Яков Абрамов вновь обратился к проповедуемой им в 80-е  90-е годы XIX веки теории «малых дел».

Он не был последователен в своих воззрениях. Опыт его общественно-политической деятельности был печален. Занятия литературой не принесли успехов. Политические симпатии потерпели крушение. Ставропольские крестьяне не поддержали его кандидатуру в члены Государственной Думы.

Через полгода со дня смерти Якова Васильевича Абрамова ставропольская газета «Народная речь» горестно отмечала: «Стыдно, что наше городское управление, столь многим обязанное ему, ничего не устроило в память его. Неужели он этого не заслужил?».

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК.

  1. Абрамов Я.В. Программа вопросов для собирания сведений о русском сектантстве // Отечественные записки. – 1881. – № 4. – С. 255 – 280.

  2. Алчевская Х.Д. Передуманное и пережитое: Дневники, письма, воспоминания. – М., 1912.

  3. Исследователь жизни народной (Яков Васильевич Абрамов): Библиографический обзор. – Ставрополь: СГКУНБ им. М.Ю. Лермонтова, 1995.

  1. Историография генезиса рынка и предпринимательства в Казахстане во второй половине XIX начале XX века 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторического исследования

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «26» августа 2010 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 55.40.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Институте востоковедения им.
  2. Повседневная жизнь учащихся духовных семинарий русской православной церкви в XVIII начале XX веков

    Диссертация
    Защита состоится 27 мая 2011 года в 17.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.104.04 в Курском государственном университете по адресу: 305 , г.
  3. В. М. Головко Вконтексте идейной борьбы двух последних десятилетий

    Документ
  4. Вклад русских ученых в формирование и развитие естественных наук таджикистана во второй половине XIX начале XX вв

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «30» декабря 2009 г. в 10. 00 часов на заседании диссертационного совета Д. 047. 008. 01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Институте истории, археологии и этнографии им.
  5. Анализ деятельности инновационно-активных предприятий в современных условиях 8

    Документ
    Современная экономика характеризуется ростом значимости и масштаба ин­новационных процессов. На долю новых знаний, воплощаемых в технологиях, оборудовании, образовании кадров, организации производства, в развитых странах приходится
  6. Общественно-политические настроения в СССР накануне великой отечественной войны / 1939-1941 гг

    Диссертация
  7. Общественно-политическая ситуация «оттепели» (1953 1964 гг.) в восприятии современников преподавателей и студентов Казанского государственного университета

    Автореферат диссертации
    Защита состоится марта 2010 г. в 10 часов, на заседании диссертационного совета (шифр Д.212.081.01) по историческим наукам при Казанском государственном университете им.
  8. На северном кавказе в ХХ веке (1)

    Книга
    Когда-то Джон Стюарт Милль говорил, что «самой сильной из всех является идентичность политических предшественников; наличие национальной истории, а следовательно, общие воспоминания; коллективные гордость и унижения, радость и сожаление,
  9. На северном кавказе в ХХ веке (2)

    Книга
    Книга посвящена актуальным проблемам идентичности северокавказских народов в контексте бурных этнополитических изменений в регионе в течение последних ста лет.

Другие похожие документы..