Доклады правительства США по Узбекистану

Доклады правительства США по Узбекистану

Доклад о свободе вероисповедания в странах мира за 2009 год (10/26/2009)

Опубликован Бюро по вопросам демократии, правам человека и труду

Узбекистан

Конституция предусматривает свободу вероисповедания и поддерживает принцип отделения религии от государства; однако Закон о религии 1998 г. ограничивает  регистрацию некоторых религиозных групп, а многие права распространяются только на зарегистрированные религиозные течения. Нарушители установленных законом запретов на такую деятельность, как обращение в свою веру, ввоз и распространение религиозной литературы, и преподавание религиозных дисциплин в частном порядке подвергаются уголовным наказаниям.

Несмотря на то, что за последние годы произошло улучшение обстановки в большинстве мусульманских общин, за период, рассматриваемый в данном Докладе, в некоторых областях соблюдение свободы вероисповедания заметно ухудшилось. Число лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы за членство в экстремистских группировках, таких как Хизб-ут-Тахрир (ХТ), сокращается второй год подряд. Вместе с тем правительство, по всей видимости, переключило своё внимание на турецкую мусульманскую организацию “Нур”, арестовав, по меньшей мере, 42 предполагаемых члена "Нур и приговорив многих из них к 6-12 годам лишения свободы. Правительство не вмешивается в жизнь верующих, посещающих санкционированные традиционные мечети, и разрешает деятельность других традиционных религиозных течений. Некоторые религиозные меньшинства осуществляли свою деятельность без регистрации, так как испытывали сложности в выполнении жестких требований при регистрации, установленных законодательством. Незарегистрированные религиозные общины, особенно те, которых подозревали в прозелитизме, подвергались внезапным проверкам, притеснениям и арестам их лидеров и членов; некоторым были предъявлены уголовные обвинения.

Общество в целом терпимо относится к религиозным общинам; религиозные общины поддерживали между собой толерантные отношения. Соседи, семья и работодатели зачастую продолжали оказывать давление на этнических узбеков-христиан, в особенности на новообращенных и жителей малых поселений. Некоторые религиозные меньшинства продолжали испытывать негативное отношение со стороны средств массовой информации.

Правительство США обсуждает вопросы свободы вероисповедания с правительством Республики Узбекистан в контексте своей всеобъемлющей политики продвижения прав человека. Посольство США продолжает участвовать в мониторинге и продвижении свободы вероисповедания и поддерживать взаимоотношения с правительством, религиозными лидерами и правозащитниками. 16 января 2009 года государственный секретарь повторено охарактеризовала Узбекистан как "страну, вызывающую особое беспокойство", в соответствии с Законом о свободе вероисповедания в странах мира, за особо серьезные нарушения свободы вероисповедания.

Раздел I.  Демография религии  

Страна занимает территорию площадью 172 742 кв. миль, население составляет около 28,2 миллионов человек. Международные эксперты полагают, что численность населения сократилась на 2-3 миллиона в связи с миграцией рабочей силы из Узбекистана в соседние страны, особенно в Россию и Казахстан, в поисках работы. Однако в 2009 году эта тенденция пошла на убыль в связи со спадом в экономике региона. Около 80 процентов всего населения составляют этнические узбеки; 5,5 процентов русские; 5 процентов таджики; 3 процента казахи; 2,5 процента каракалпаки; 1,5 процента татары.

Официальная статистика не ведет учет количества верующих в каждой из конфессий; однако по приблизительным подсчетам до 90 процентов населения традиционно являются мусульманами-суннитами Ханафитской школы. Около 1 процента населения составляют мусульмане-шииты, в основном проживающие в Бухарской и Самаркандской областях. Приблизительно 5 процентов населения составляют последователи Русской православной церкви, однако это процентное отношение сокращается, поскольку этнические русские и другие представители славянских национальностей продолжают эмигрировать. Оставшиеся 3 процента населения входят в состав небольших религиозных общин: католики, христиане-корейцы, баптисты, лютеране, Адвентисты Седьмого дня, евангелисты и пятидесятники, Свидетели Иеговы, буддисты, последователи движения Бахаи и кришнаиты, а так же атеисты. Кроме того, в государстве остается около 15 000 - 20 000 ашкеназских и бухарских евреев, проживающих в основном в Ташкенте, Бухаре и Самарканде. За последние два десятилетия как минимум 80 000 евреев эмигрировали в Израиль и Соединенные Штаты, главным образом в силу экономических причин.

По состоянию на 15 мая 2008 года правительством было зарегистрировано 2 228 религиозных конгрегаций и организаций, то есть на 1 организацию больше, чем в мае 2007 года. Мечети, мусульманские учебные заведения и исламские центры составляют 2 048 от общего количества зарегистрированных, то есть на 2 больше. Среди мусульманских общин действуют несколько шиитских конгрегаций. Количество зарегистрированных христианских общин сократилось на 1. В число 180 зарегистрированных общин религиозных меньшинств входят 58 общин корейских христиан, 36 общин Русской православной церкви, 23 общины баптистов, 21 община движения пятидесятников ("Полное Евангелие"), 10 общин Адвентистов Седьмого дня, 8 иудейских общин, 5 общин римско-католической церкви, 6 общин учения Бахаи, 3 лютеранские общины, 4 общины "Новых апостолов", 2 общины армянской апостолической церкви, 1 община свидетелей Иеговы, 1 община Кришнаитов, 1 храм Будды и 1 христианская церковь "Голос Господа". Кроме того, насчитывается также несколько незарегистрированных религиозных общин. Новых данных на 2009 год от правительства не поступило.

Растет число мусульман и приверженцев Русской православной церкви, активно исповедующих свою веру. За пределами Ташкента, мусульмане, активно исповедующие свою веру, сейчас в большинстве. За последние несколько лет заметно возросло количество прихожан мечетей, особенно молодых мужчин, составляющих большинство верующих.

Раздел II. Статус свободы вероисповедания

Правовая/политическая структура

Конституцией предусмотрена свобода вероисповедания; однако, на практике правительство и законы ограничивали эти права. Конституция также поддерживает принцип отделения религии от государства. Правительство запрещает религиозным общинам создавать политические партии и социальные движения.

Законодательная база о свободе совести и религиозных организациях (Закон о религии 1998 г.) предусматривает свободу вероисповедания, свободу от преследований за религиозные убеждения, отделение религии от государства и право открывать школы и обучать духовенство; однако, по закону эти права предоставляются исключительно зарегистрированным общинам. Закон также ограничивает религиозные права, которые расцениваются как противоречащие национальной безопасности, запрещает насильственное обращение в веру, не разрешает преподавание религиозных дисциплин в средних школах, запрещает частное преподавание религиозных вероучений, и требует от религиозных общин получение лицензии на публикацию и распространение своих материалов. Вся религиозная литература должна быть одобрена Комитетом по делам религии при Кабинете Министров.

Закон о религии 1998 года требует регистрации всех религиозных групп и предусматривает строгие и обременительные критерии для регистрации.  Одно из требований закона это предоставление каждой группой списка как минимум 100 членов группы в территориальное управление Министерства юстиции (МинЮст).  КДР осуществляет надзор за религиозной деятельностью. 

Закон запрещает религиозным организациям проведение обучения духовенства, если организация не имеет зарегистрированного центрального административного органа.  Для регистрации центрального органа требуется наличие зарегистрированных филиалов организации в восьми из 13 областей, что является невыполнимым требованием для многих религиозных организаций, относящихся к меньшинству.  Имеется шесть организаций, которые на законном основании могут обучать духовенство.  Закон ограничивает религиозное обучение только официальными религиозными учебными заведениями и преподавателями, утвержденными правительством.  Закон запрещает проведение частного религиозного обучения и предусматривает штраф за нарушение.  Закон запрещает преподавание религиозных предметов в государственных школах.  Статья 14 Закона о религии запрещает ношение "культовой одежды" в общественных местах для всех кроме "служителей религиозных организаций." 

Уголовный кодекс и Кодекс об административной ответственности  предусматривают строгие наказания за нарушение Закона о религии и других законов о религиозной деятельности.  Кроме запрещенной деятельности, включающей создание незаконной религиозной группы, закон также запрещает убеждение других вступать в такие группы и вовлечение несовершеннолетних в религиозные организации без разрешения родителей.  Любая религиозная служба, проводимая незарегистрированной религиозной организацией, является незаконной.

Уголовный кодекс формально разделяет религиозные организации на "незаконные", те которые не зарегистрированы должным образом, и "запрещенные" - группы, рассматриваемые как экстремистские, которые Правительство запрещает полностью.  В соответствии с Кодексом создание незаконной религиозной организации или продолжение деятельности такой группы после получения отказа в регистрации или приказа о роспуске, является преступлением, которое влечет наказание до пяти лет лишения свободы.  Кроме того, кодекс устанавливает наказание до трех лет лишения свободы за участие в деятельности такой группы.  Кодекс также предусматривает наказание до 20 лет лишения свободы за "создание и участие " в деятельности религиозных экстремистских, фундаменталистских, сепаратистских или других запрещенных групп.

Основными законами, на основании которых власти преследуют граждан за религиозную деятельность, являются статья 159 (антиконституционная деятельность); статья 216 (склонение к участию в деятельности запрещенных общественных объединений или религиозных организаций); статья 216, часть 2 (нарушение законодательства о религиозных организациях, включая прозелитизм); статья 244, часть 1 (изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку); и статья 244, часть 2 (создание, управление, или участие в деятельности религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских, или других запрещенных организаций) Уголовного кодекса.

Изменения, внесенные в 2005 году в Уголовный кодекс (статья 217, часть 2) и Кодекс об административной ответственности (статья 201), увеличили размера штрафов за повторные нарушения законодательства о религиозной деятельности с 200 до 300 минимальных размеров заработной платы, которая составляет 19 долларов США (28.040 сум) по Уголовному кодексу и от 50 до 100 заработной платы по Кодексу об административной ответственности.

Власти также применяют четыре статьи Кодекса об административной ответственности для наказания за нарушение законодательства о религиозной деятельности.  Статья 201 Кодекса об административной ответственности налагает штраф на нарушителей законодательства о деятельности религиозных организаций, а также о проведении незаконных митингов, уличных шествий, и демонстраций.  Статья 202 налагает штраф за "создание условий" для проведения несанкционированных митингов.  Статья 240 Кодекса об административной ответственности налагает административный штраф за нарушение законодательства о религиозных организациях, и статья 241 налагает штраф за "преподавание религиозных вероучений без специального духовного образования и без разрешения духовного управления, центра, и равно преподавание религиозных вероучений в частном порядке."

По изменениям, внесенным в Кодекс об административной ответственности в июне 2006 года, "незаконное производство, хранение, ввоз, или распространение материалов религиозного содержания" наказываются штрафом от 20 до 100 минимальных размеров заработной платы для физических лиц или от 50 до 100 минимальных размеров заработной платы для должностных лиц организаций, с конфискацией материалов и "соответствующих средств их производства и распространения."  Статья 244, часть 3 Уголовного кодекса касается того же правонарушения, и предусматривает уголовного наказание для лиц, к которым были применены наказания на основании соответствующих статей   Кодекса об административной ответственности, в виде штрафа от 100 до 200 минимальных размеров заработной платы или исправительных работ до трех лет.  Другие изменения, внесенные одновременно в Уголовный кодекс и Кодекс об административной ответственности, предусматривают наказания для лиц осужденных за изготовление и распространение "материалов, разжигающих расовую и религиозную вражду."

Хотя по закону все зарегистрированные религиозные конфессии равны, Правительство финансирует Исламский университет и сохранение исламских исторических мест.  Правительство предоставило организационную поддержку для некоторых мусульман, принимавших участие в Хадже в декабре 2008 года, но паломники платят за свои расходы.  Правительство контролирует Муфтият, который, в свою очередь, контролирует мусульманскую иерархию, содержание проповедей имамов, а также количество и содержание публикуемых исламских материалов.  Священные дни ислама Курбан хайит и рамазан хайит празднуются как национальные праздники.

Ограничения религиозной свободы 

В течении отчетного периода были значительные ограничения религиозной свободы со стороны правительства.  Правительство, продолжая отказывать в регистрации некоторым религиозным группам, фактически лишало их права на богослужение, гарантированного Конституцией.  Правительство ограничивало многие религиозные обряды и службы, наказывая некоторых граждан за их участие в религиозной деятельности в нарушение законодательства о регистрации.

Правительство запрещает деятельность исламских организаций, которых считает экстремистскими и считает противозаконным членство в них.  Основными запрещенными организациями являются Хизбут-Тахрир (ХT), акромия, Таблих джамаат, Нур, и группы, которых Правительство обобщенно обозначает как "Ваххаби."  Правительство утверждает, что оно не рассматривает репрессии лиц или групп, подозреваемых в экстремизме, как вопрос религиозной свободы, а как усилия по предотвращению вооруженного сопротивления Правительству.

ХТ является экстремистской исламской политической организацией, основанной на социально-религиозной идеологии.  Литература ХТ описывает три этапа борьбы за установление всемирного исламского халифата.  Хотя ХТ претендует на ненасильственность, он неоднократно приветствовал или оправдывал акты вооруженного джихада и терроризма.  В ее литературе содержатся явные предположения, что организация может в какой-то момент прибегнуть к вооруженной акции.  Яростная анти-семитская и анти-западная литература и веб-сайты партии призывают к свержению светских правительств, включая центральноазиатские.  Действия властей по подавлению ХТ и уголовному преследованию его членов основаны на политической деятельности группы и не являются ограничением свободы религии как таковым.  Однако, осуждение лиц, связанных с ХТ и схожими организациями, имели место при ограничении права на справедливое судопроизводство, а также с подозрениями в пытках.  Основными лицами, ставшими мишенью для уголовного преследования в течении отчетного периода, были родственники или знакомые лиц, которые уже были осуждены за членство в ХТ.

Правительство репрессировало и преследовало членов "Aкромия" (Aкромийлар) с 1997.  Религиозные эксперты утверждают, что Акромия является неформальной ассоциацией, которая способствует предпринимательству в соответствии с исламскими религиозными принципами, тогда как Правительство считает, что группа является ветвью или фракцией ХТ и, что в мае 2005 года она пыталась свергнуть Правительство посредством вооруженного восстания вместе с террористической группой Исламское движение Узбекистана (ИДУ).

Таблих Джамаат является исламской миссионерской группой, берущей свое начало в Южной Азии, и следует обрядам богослужения, одежды и очищения на основании практики со времен Пророка Мухаммада; ее члены заявляют, что являются исключительно религиозными и аполитичными.

Нур был основан курдским муллой Саидом Нурси после Первой мировой войны и выступал за принятие шариата (исламского закона) в Турции.  В последние годы, Нур сблизился с религиозной и пан-тюркистской идеологией турецкого ученого Фетхулла Гулена, который проживает в Соединенных Штатах.  После того как центральноазиатские государства объявили независимость, Гулен содействовал открытию турецких лицеев в Центральной Азии, включая Узбекистан.  Печатные издания Нур были свободно доступны в Узбекистане в 1990-х годах.  Турецкие школы продолжают функционировать по всей Центральной Азии, но власти вынудили турецкие лицеи в Узбекистане закрыться в 1999 после серии взрывов в Ташкенте, в которых обвинялся узбекский оппозиционер, проживавший в то время в Турции.  В том же году Правительство подвергло преследованию и лишению свободы некоторых членов Нур в рамках общих мер противодействия независимой мусульманской деятельности.

В течение отчетного периода власти начали широкомасштабные карательные меры против лиц, подозреваемых в членстве в Нур, что привело к десяткам арестов и тюремных заключений.  Комитет по делам религии Узбекистана (КДР) включил Нур в список запрещенных религиозных организаций.  За пределами страны взгляды на идеологию Нур варьируют от прогрессивных до консервативных; группа систематически осуждало насильственный экстремизм.

КДР также запрещает деятельность предполагаемых "ваххабистов" - термин, используемый Правительством по отношению к мусульманам, чьи интеллектуальные или религиозные корни основаны на строгих учениях  видных имамов начала 1990-х годов.  Среди них имамы Назаров, Парпиев и Мирзаев.  Назаров получил политическое убежище за границей; другие исчезли в заключении.  Правительство продолжает относиться с глубоким подозрением к мусульманам, которые занимаются богослужением вне санкционированных государством учреждений, которые учились в медресе за рубежом или которые связаны с известными имамами "ваххабитами".

КДР также запрещает деятельность восьми менее известных религиозных организаций как экстремистских.  Кроме того, правительство запрещает участие в деятельности террористических организаций, включая Исламское движение Узбекистана (ИДУ) и Союз исламского джихада (СИД).

Новые мечети продолжали сталкиваться с трудностями с регистрацией, включая те, которые заново обратились за регистрацией после закрытия.  Некоторые мечети в южной и восточной Ферганской долине, которые сталкивались с проблемами с регистрацией в последние годы, оставались незарегистрированными, несмотря на наличие требуемого количества прихожан.  Некоторые неофициальные независимые мечети могли функционировать спокойно под присмотром официальных имамов.  Власти также разрешали деятельность незарегистрированных ханака (суфийских келий) в городе Коканде Ферганской долины.  Правительство время от времени способствовало продвижению суфизма, в частности местный орден Накшбанди, в качестве альтернативы тому, что считалось радикальной формой ислама, импортируемого извне.

Религиозные группы, относящиеся к меньшинству, продолжали сталкиваться с трудностями с регистрацией в течение отчетного периода, охваченного отчетом. Свидетели Иеговы обращались для регистрации на местном, областном и республиканском уровнях и или получали отказ или не получали официального ответа в течение отчетного периода.  С 1996 года, Свидетели Иеговы пытались зарегистрировать свои церкви в Ташкенте по меньшей мере 23 раза и зарегистрировать церкви в областях 13 раз.  Из нескольких групп Свидетелей Иеговы в стране только одна в Чирчике была зарегистрирована к концу отчетного периода.

В октябре 2008 года Ташкентское управление юстиции, ссылаясь на технические упущения, отказало в последнем заявлении для регистрации Церкви Полного Евангелия Эсхол в Ташкенте.  Церкви ранее было отказано в регистрации 22 июля 2008 года, после того как Ташкентское управление юстиции не приняло письма поддержки, которые Церковь получила от хокимията Чиланзарского района и схода граждан махалли, посчитав, что письма не "соответствовали требованиям".  Власти ранее три раза отказывали Церкви в регистрации.

Ни одна баптистская церковь не смогла успешно зарегистрироваться в стране с 1999 года.  В 2006 году Церковь союза баптистов в Ургенче Хорезмской области лишилась регистрации.  Церкви союза баптистов в Гулистане Сырдарьинской области и Газалкенте, Красногорске, и Тойтепе Ташкентской области безуспешно пытались зарегистрироваться несколько раз за последние несколько лет.

Другие церкви оставались незарегистрированными после прошлых безуспешных попыток пройти регистрацию.  К ним относятся баптистская церковь бетания в Мирзо-Улугбекском районе Ташкента; церковь пятидесятников в Чирчике; церковь Эммануэля и церковь мира в Нукусе Каракалпакистане; церковь хушхабар в Гулистане; церковь пятидесятников в Андижане; и церковь адвентистов и христианская церковь святой благодати, и протестантская церковь Мирал в Самарканде.

Не было никаких изменений в деле пресвитерианской церкви благоволения в Ташкенте, которая была лишена регистрации в 2007 году и прекратила регулярное богослужение в 2008 году.

Религиозная деятельность оставалась особенно трудной в Каракалпакстане, так как ни одна немусульманская и не православная религиозная организация не была зарегистрированной.  Последняя зарегистрированная протестантская церковь в Каракалпакстане - церковь пятидесятников Эммануэля лишилась регистрации в 2005 года.  Более 20 протестантских групп и общин Свидетелей Иеговы в регионе получили отказы на заявления о регистрации, и их деятельность стала незаконной.

В течение отчетного периода многие церкви, особенно евангелические церкви с членами-этническими узбеками, не подавали заявления на регистрацию, так как они не верили, что местные власти их зарегистрируют.  Другие организации, включая те, которые имели недостаточное количество членов, сообщали, что они предпочитали не привлекать к себе внимание властей посредством подачи заявления на регистрацию, которые очевидно не будут соответствовать юридическим требованиям.  Некоторые группы не желали предоставлять властям список своих членов, особенно этнических узбеков, так как при предыдущих попытках регистрации эти члены подвергались гонениям.  Некоторые группы отказываются регистрироваться принципиально, так как ставят под сомнение право Правительства требовать регистрации.

Для регистрации от организации требуется указать в уставе юридический адрес.  В предыдущие отчетные периоды, местные власти отказывали в утверждении юридических адресов или не предоставляли ответ на такие заявления, тем самым препятствуя регистрации религиозных организаций.  МинЮст также ссылался на это требование для объяснения решений местных органов.  Некоторые группы, такие как Ташкентская международная церковь, не желали приобретать собственность, не будучи уверенными в получении регистрации.  Другие утверждали, что местные органы произвольно отказывали в утверждении адресов, так как они были против христианских церквей с членами-этническими узбеками.

Другие проблемы, которые препятствовали регистрации, включают утверждения в фальсификации списков прихожан; проблем подтверждения адреса; не соответствующие сертификаты инспекторов пожарной охраны, санитарно-эпидемиологического надзора; грамматические ошибки в узбекском тексте устава группы и другие технические требования.

Этнические русские, евреи, и иностранцы не мусульмане имеют больше свободы выбирать и менять свое вероисповедание, чем представители мусульманских этнических групп, особенно этнические узбеки.  Многие христианские церкви могут функционировать свободно, если не пытаются иметь обращенных членов среди этнических узбеков.

Частное обучение религиозным вероучениям и обучение религии несовершеннолетних без разрешения родителей является незаконным.  Только религиозные организации с зарегистрированным центральным органом могут законно заниматься религиозным обучением.

В стране существуют 11 медресе (включая два женских), которые предоставляют среднее образование, включая широкий спектр светских предметов.  Кабинет Министров признает дипломы, выданные медресе, эквивалентными другим дипломам, и дающими право продолжения обучения на университетском уровне.  К тому же, Исламский институт и Исламский университет в Ташкенте предоставляют высшее образование.  Учебные  планы медресе и  Исламского института рассчитаны для тех, кто планирует стать имамами или преподавателями религии.  В Ташкентском исламском университете, финансируемом и учрежденном государством, студенты изучают религиозные учения со светской точки зрения, что не предоставляет выпускникам права становиться имамами; однако, некоторые выпускники университета были назначены имамами после прохождения стандартного цикла обучения в медресе.

Кроме полноценного обучения в этих учебных заведениях, не имеется официально санкционированного религиозного обучения для лиц, желающих изучать ислам.  Два медресе в Ферганской долине оставались закрытыми после того, как Правительство превратило их в медицинские учреждения.  Все больше имамов неформально предоставляют религиозное образование; хотя такая деятельность является формально незаконной, местные власти в редких случаях принимали меры по закону.

Правительство ограничивает шиитское исламское образование, не позволяя отдельное обучение шиитских имамов внутри страны и не признавая образование, полученное за пределами страны.  Однако шиитские имамы обучаются в суннитских медресе, которые предоставляют некоторые курсы по шиитской юриспруденции.  Русская православная церковь имеет два монастыря (один для женщин, один для мужчин) и семинарию, и предоставляет обучение в воскресных школах через многие свои церкви.  Другие религиозные группы предоставляют религиозное образование через свои религиозные центры.  Еврейская община не имеет раввината, так как не имеет синагог в восьми разных областях и поэтому не отвечает требованию для регистрации центрального органа; однако, еврейская школа в Яккасарайском районе Ташкента предоставляет обучение еврейской культуре.

Местные должностные лица и представители религиозных организаций продолжали выражать опасения по поводу деятельности Свидетелей Иеговы по прозелитизму.  Иностранные неправительственные организации (ННО), обвиненные Правительством в прозелитизме оставались закрытыми, так же как и многие другие ННО.  Постановление Кабинета Министров 2003 года, предусматривающее изменения в требованиях для регистрации ННО, ограничило деятельность организаций, основанных на религии, а Закон о религии 1998 года запрещает "действия направленные на обращение верующих одной религии в другую религию (прозелитизм) а также другую миссионерскую деятельность."  МинЮст контролирует аккредитацию, которая необходима для каждого иностранного гражданина, желающего работать в ННО в стране.  Такой контроль позволяет Правительству вытеснять тех, кого оно подозревает в прозелитизме, не предъявляя фактических обвинений.

В течение отчетного периода несколько иностранных граждан из числа сотрудников ННО были депортированы по подозрению в миссионерской деятельности.  В феврале 2009 года власти вынудили покинуть страну троих граждан США, связанных с гуманитарной ННО Нью Хоуп, основанной на вере, которая предоставляет медицинскую помощь людям с инвалидностью в Ташкенте.  Граждане США были обвинены в нарушении неопределенных законов, и им был представлен двухнедельный срок, чтобы покинуть страну.  Они отрицали свою причастность к миссионерской деятельности.

1 декабря 2008 года МинЮст перерегистрировал Американский еврейский совместный комитет распределения (JDC), который предоставляет гуманитарную помощь.  В апреле 2008 должностное лицо Министерства публично обвинило JDC в нарушении закона и пригрозило отменить регистрацию организации.  Не было изменений в деле раввина Девида Гуревича - гражданина Америки и Израиля и Верховного Эмиссара Хасидического Всемирного Движения Любавич, который был депортирован в июне 2008 года после того как МинЮст отказал в обновлении его аккредитации и визы.  Синагога Любавич оставалась открытой с другим раввином, но без многолетнего духовного лидера.  Оба случая явились результатом факторов, не связанных с религиозной свободой.

Не было изменений в деле евангелической церкви в Самарканде, управляемой южнокорейцами, которая лишилась аккредитации в апреле 2008 года после того как МинЮст обвинил церковь в занятии запрещенной миссионерской деятельностью.

Источники сообщали, что Правительство поручали сходам граждан махалли (жилой массив) и имамам распознавать местных жителей, которые потенциально могли быть вовлеченными в экстремистскую деятельность или группу, включая тех, кто ежедневно совершал молитву или активно проявлял веру другим способом.  Правительство контролировало содержание проповедей имамов, а также количество и содержание издаваемых исламских материалов.

Источники сообщали об улучшении атмосферы в мусульманских общинах в последние годы.  Во время пятничной молитвы верующие молились на улице из-за нехватки мест в мечетях.  Соблюдающие предписания мусульмане, казалось, могли проявлять свою веру в общественных местах более свободно.  Также наблюдалось посещение пятничной молитвы в мечетях большим количеством школьников, хотя некоторые источники сообщали, что власти пытались ограничить доступ детей в мечети.

Были достоверные сообщения, что силовые структуры продолжали скрытное наблюдение за христианскими религиозными группами.

Средства массовой информации, контролируемые государством, в некоторых случаях поощряли предвзятость по отношению к некоторым религиозным группам, относящимся к меньшинству.  В течение отчетного периода отчетом средства массовой информации, контролируемые государством, обвинили миссионеров в том, что они представляют угрозу обществу и приравняли их к религиозным экстремистам.  Правительственные чиновники также проводили встречи в школах и университетах в различных областях страны, предупреждая студентов о "негативных последствиях миссионерства и религиозного экстремизма".

В марте 2009 года по государственному телевидению был показан документальный фильм, названный "Луч, ведущий в темноту", который рассказывал о Нур.  Фильм описывал Нур как экстремистскую секту, которая стремится установить пан-тюркистское государство, и утверждал, что деятельность Нур "подрывает наши многовековые ценности."  Документальный фильм закончился заявлением, что суды осудили восемь человек за членство в Нур 16 февраля 2009 года и приговорили их к лишению свободы до восьми лет.

В феврале 2009 года, документальный фильм, показанный по узбекскому государственному телевидению, описал Нур как "экстремистскую секту", которая "пытается установить пан-тюркистское государство в Евразии."  В фильме сообщали, что Правительство закрыло узбекско-турецкие лицеи в Узбекистане в конце 1990-х годов подозревая в пропаганде идей Нур, и утверждали, что выпускники возобновили деятельность Нур в Узбекистане в   2006 году.  Многие из задержанных и заключенных в тюрьмы в результате карательных мер были выпускниками узбекско-турецких лицеев.

Хотя Правительство требует, чтобы вся религиозная литература одобрялась Комитетом по делам религии, на практике некоторые государственные ведомства, включая Министерство внутренних дел (МВД), Службу национальной безопасности (СНБ), Таможенный комитет, и местные органы внутренних дел, могут пресекать или конфисковать религиозную литературу.  Закон о религии ограничивает право издавать, импортировать, и распространять религиозную литературу только зарегистрированными центральными органами религиозных организаций.  Таковых существовало семь: межконфессиональное Библейское общество; Духовное управление мусульман Узбекистана; два исламских центра; а также русская православная церковь, Церковь полного Евангелия, баптистская, и римско-католическая церкви.  Правительство может в некоторых случаях конфисковать и уничтожать незаконно ввезенную религиозную литературу.

В течение отчетного периода Правительство ограничивало количество христианской литературы на узбекском языке, которую могли ввозить зарегистрированные религиозные организации.  Библейское Общество Узбекистана импортировало приблизительно 11.000 экземпляров религиозных книг и брошюр, на которые КДР отказало в выдачи разрешения в мае 2008, мотивирую тем, что Библейское Общество не уведомило о ввозе должным образом, и груз оставался в режиме хранения.  То же самое произошла с грузом литературы Свидетелей Иеговы в 2006.  Власти также конфисковали, а в некоторых случаях уничтожали, христианскую литературу на узбекском и русском языках, которая была законно ввезена.  По историческим и культурным причинам, евангелические пасторы обычно ведут проповедь на русском языке и ограниченную службу на узбекском языке, который является официальным государственным языком и связанным с большинством населения мусульманами.  В прошлые отчетные периоды, КДР разрешал импорт некоторых материалов, таких как ограниченное количество переведенных на узбекский язык библейских книг.  Правительство требует от Библейского общества предоставлять регулярные отчеты о печатной деятельности, ввозе и переводах материалов.

Главпочтамт в Ташкенте продолжал проверку всех поступающих посылок и отправлял образцы всех религиозных материалов в КДР для проверки и одобрения.  Если КДР запрещает ввоз материалов, он отправляет письмо адресату и отправителю с уведомлением причин отказа в одобрении.  КДР запрещал ввоз как христианских, так и мусульманских наименований.

Правительство строго контролировало доступ к мусульманским изданиям и требовало указывать в каждом национальном издании (книги, буклеты, компакт-диски, и фильмы) уполномоченный орган, разрешивший публикацию.  Многие книги были изданы с грифами "разрешено для издания КДР" или "данная книга рекомендована КДР", что подтверждало законность публикации.  В целом, только книги, изданные издательством Управления мусульман "Мавераннахр", содержали такие надписи.  Для других изданий, отпечатанных государственными издательствами «Шарк» или «Адолат», кажется, не требовалось разрешения КДР, даже, если они касались исламского права.  У букинистов встречаются импортированные книги на арабском языке.  Более противоречивая литература не выставляется, но ее можно купить по требованию.  Владение литературой авторов, которые считались экстремистами или любой другой литературой, незаконно импортированной или изданной, может привести к задержанию и уголовному преследованию.  Правительство категорически запрещало листовки ХТ и литературу «Нур».

Правительство ограничило количество паломников для совершения Хаджа 5.000, или примерно 20 процентов от разрешенного количества паломников из страны (по подсчету примерно 25.000 паломников или 1.000 паломников на каждый 1 миллион населения).  Дополнительно 4.000 паломников совершили Умру (малый Хадж).  Местные сходы граждан, районные органы власти, Служба национальной безопасности, и государственная Комиссия по Хаджу, которая контролируется КДР и Муфтиятом, по сообщениям, все причастны к исключению потенциальных паломников, которых затем вносят в черный список.

Хотя возрастающее число служащих правительственных органов посещают пятничную молитву, они проявляют меньше религиозного рвения, чем лица в частном секторе.  Государство придерживается политики секуляризма, и государственные служащие осторожны в вопросе разделения религии и государственных структур.

 Нарушения религиозной свободы 

Правительство продолжало совершать серьезные нарушения религиозной свободы в рамках кампании против экстремистов или независимых исламских организаций.  Во многих случаях власти жестоко обращались с лицами, задержанными по подозрению в экстремизме, применяя пытки, побои и суровые тюремные условия.  Значительное число лиц было заключено в тюрьмы за членство в «Нур», после того как правительство очевидно перевело внимание с ХТ на Нур.  Общее количество лиц, осужденных за членство в ХТ казалось снизилось за последние несколько лет.  Правительство приняло несколько административных мер, направленных на ликвидацию пыток в заключении.  Хотя были некоторые сообщения об улучшении условий в тюрьмах, в отношении осужденных за религиозный экстремизм, жестокое обращение продолжалось.  Многие подсудимые приговаривались к срокам лишения свободы от трех до 14 лет;  некоторые получали от 16 до 20 лет.

В предыдущих отчетных периодах, источники отмечали, что заключенные, осужденные за религиозный экстремизм, содержались отдельно от "обычных" заключенных и подвергались более суровому обращению со стороны тюремных охранников.  В течение последних двух отчетных периодов, были несколько сообщений, что власти воссоединили религиозных заключенных с другими заключенными в нескольких тюрьмах и что условия улучшились в некоторых тюрьмах.  Также были сообщения о смерти осужденных за религиозный экстремизм от туберкулеза (ТБ) и других болезней.

В ноябре 2008 года, предполагаемый член акромия Хошимжон Кадыров был задержан в Андижане и этапирован в Министерство внутренних дел в Ташкенте, где он, по сообщениям, был избит до смерти.

27 февраля 2009 года, независимые новостные веб-сайты сообщили, что Сохиб Сидиков, который был приговорен к 17 годам тюремного заключения в 1999 году по обвинению в религиозном экстремизме, скончался от туберкулеза в Сангороде, медицинской части Ташкентской тюрмы, где он получал лечение после перевода из колонии УЯ 64/36 в Навоийской области.  Его тело было передано семье в Коканде 23 февраля.

30 января 2009 года, независимый правозащитник сообщил, что Абдулатиф Аюпов, который был приговорен в 2006 году к 11 годам тюремного заключения за членство в ХТ, скончался от ТБ в Сангороде.  В сентябре 2008 года Аюпов, как сообщалось, был переведен из колонии УЯ 64/36 в Навоийской области для лечения.  По сообщениям, Аюпов заразился ТБ в тюрьме.

22 января 2009 года независимые веб-сайты сообщили о смерти от неустановленной болезни заключенного Махаммада Артыкова, который, по сообщениям, был одним из 23 предпринимателей акромия, имевший отношение к судебному процессу, который вызвал события в Андижане 2005 года, и Абдурахмана Кучкарова, предполагаемого участника Андижанских событий.

Не было изменений в следующих делах осужденных за религиозный экстремизм, которые скончались при неизвестных обстоятельствах: дело Одыла Азизова мая 2008 года и дело Фитрата Салахиддинова и Тахира Нурмухаммедова ноября 2007 года, все родственники которых сообщили, что обнаружили следы пыток на телах.

Между августом 2008 и концом отчетного периода, по меньшей мере 16 человек были заключены в тюрьму за членство в Нур, и по меньшей мере 26 других лиц задержаны.  Лица подозреваемые в членстве в Нур заключались в тюрьму и ранее, но в таком количестве - никогда.  В некоторых из таких дел имели место подозрения в пытках и насилии.

В апреле 2009 года Ташкентский городской суд по уголовным делам осудил троих лиц, связанных с газетой Етти Иклим, за членство в Нур.  Журналист Даврон Тоджиев и дистрибьютор Шавкат Исмоилов были приговорены к восьми годам лишения свободы, а имам Мамадали Шахобиддинов из Намангана получил срок в 12 лет лишения свободы.

6 марта 2009 года независимый веб-сайт сообщил, что четыре человека, подозреваемые в членстве в Нур, включая Мухаммаджона Собирова, были задержаны в Намангане.  Их судьба оставалась неизвестной до конца отчетного периода.

В феврале 2009 года независимая правозащитная организация «Эзгулик» сообщила, что 12 лиц, подозреваемых в членстве в Нур, были задержаны в Хорезмской области.  Их судьба оставалась неизвестной до конца отчетного периода.

26 февраля 2009 года Ташкентский городской суд по уголовным делам приговорил пятерых мужчин, связанных с журналом Ирмок - Бахрома Ибрагимова, Даврона Кабилова, Равшанбека Вафоева, выпускника программы обмена США Абдулазиза Дадаханова, и Ботирбека Эшкузиева - к срокам лишения свободы от восьми до 12 лет за членство в Нур.  По сообщениям, подсудимые дали показания, что они подвергались пяткам в следственном изоляторе и что доказательства против них были сфабрикованы.  1 апреля 2009 года Ташкентский городской суд по уголовным делам отклонил апелляцию подсудимых.  По сообщениям, лица, связанные с Ирмок были задержаны в августе 2008.

17 февраля 2009 года сообщил, что Maнсурали Аррабоев, преподаватель Ташкентского исламского института, был задержан по подозрению в членстве в Нур.  Их судьба оставалась неизвестной до конца отчетного периода.

16 февраля 2009 года были осуждены восемь человек-Элдор Шерматов, Анвар Шарипов, Джамшид Расулов, Уктам Бакиев, Олимжон Мусаев, Музаффар Каримов, Шарофиддин Гофуров, и Бахт Абдугафуров - к шести с половиной годам лишения свободы за членство в Нур.

22 декабря 2008 года сотрудники правоохранительных органов в Бухаре совершили налет на квартиру Икрома Меражова, преподавателя университета, и конфисковали религиозную литературу.  Меражов и восемь других лиц- Музаффар Аллаяров, Ботир Тухтамурадов, Алишер Джумаев, Абдурахмон Мусаев, Бобомурод Саноев, Джамшид Рамазонов, Салохиддин Касымов, и Шухрат Каримов - были обвинены в членстве в Нур и содержались в следственном изоляторе в Бухаре в конце отчетного периода.  Как сообщалось, через несколько дней после рейда, другой неопознанный мужчина был задержан в Бухаре по таким же обвинениям.  Об аресте Меражова сообщалось в документальном фильме, показанном в феврале 2009 года по государственному телевидению.

Количество известных дел по задержания и заключению под стражу по подозрению в членстве в религиозной экстемистской организации ХТ, казалось, уменьшалось второй год подряд.  В отчете апреля 2009 года, Московская правозащитная организация «Мемориал» опубликовала список 1.452 лиц, осужденных правительством Узбекистана по политически мотивированным обвинениям между 2004 и 2008 годами.  Около 95 процентов из них были обвинены в религиозном экстремизме, многие за предполагаемое членство в ХТ.  Отчет сообщал о 38 судебных делах с множеством подозреваемых в религиозном экстремизме в 2004, 54 в 2005, 43 в 2006, 18 в 2007, и 10 в 2008.  Не было возможным проверить количество заключенных, отбывающих сроки за предполагаемое членство в ХТ; по подсчетам предыдущих отчетных периодов, их было 4.500.

Сообщения продолжали поступать о том, что незадолго до окончания срока заключения, заключенные, приговоренные за религиозный экстремизм осуждались повторно за организацию экстремистских ячеек в тюрьме или за другие правонарушения, и их сроки тюремного заключения продлевались.  Также было несколько сообщений о лицах, осужденных за религиозный экстремизм, которые были освобождены по окончанию срока заключения.

22 марта 2009 года независимый правозащитник сообщил, что Руслан Джубатханов, который ранее был приговорен к девяти годам тюремного заключения за предполагаемое распространение литературы ХТ в 2000, получил продление своего срока на еще три с половиной года после осуждения Навоийский областным судом по уголовным делам за "неповиновение в тюрьме" незадолго до окончания первоначального срока заключения.  Адвокат Джубатханова, как сообщалось, не был информирован о судебном процессе против своего подзащитного вплоть по вынесения приговора суда.

28 января 2009 года независимые веб-сайты сообщили, что тюремная администрация произвольно продлила срок заключения Иброхимжона Умарова на два года.  Умаров был приговорен за религиозный экстремизм в 1999 году и должен был отбыть срок первоначального заключения в конце 2008 года.  По сообщениям, он был переведен из тюрьмы в Таваксае в Ташкентской области в тюрьму в Карши в Кашкадарьинской области.

В сентябре 2008 года власти продлили на шестнадцать с половиной лет срок заключения за религиозный экстремизм Хабибулла Мадмарова, сына правозащиника из Маргилана Ахмаджана Мадмарова, после обвинения в организации экстремисткого сговора будучи в тюрьме в Навоийской области.  По сообщениям, несколько других заключенных в той же тюрьме также получили продление сроков.  26 июня 2009 года власти условно освободили другого сына Мадмарова после того, как он отбыл семилетний срок заключения, но еще один сын и два племянника Мадмарова оставались в тюрьме; все они были осуждены за религиозный экстремизм.

20 апреля 2009 года Мухсин Мухсинов, который был осужден за членство в экстремистской секте "Ваххаби", был освобожден из тюрьмы.  Он сообщил независимому веб-сайту , что другие заключенные, приговоренные за религиозный экстремизм недавно также были освобождены.

Хотя в тюрьмах были специальные помещения для совершения молитв заключенными, а также в библиотеках были Коран и Библия, по сообщениям, власти не разрешали некоторым заключенным, подозреваемым в исламском экстремизме, свободно исповедовать религию, не позволяя молиться пять раз в день или отказываясь поменять время работы и питания во время поста Рамазан.  Были также сообщения, что заключенных наказывали за "нарушения внутреннего порядка в тюрьме",  совершение молитвы в определенные часы.

26 сентября 2008 года Каракалпакский суд отменил обвинения религиозного экстремизма против протестанта из Нукуса, Айтмурата Хайбурахманова, который был задержан и избит в июне 2008 года по уголовному обвинению незаконного обучения религии и участия в "религиозной экстремисткой" организации.

В течение отчетного периода, по меньшей мере 31 лицо, включая 12 женщин, были осуждены за членство в ХТ.  Несколько других женщин получили условные наказания.  Государственные средства массовой информации сообщали, что многие другие лица были задержаны по обвинению в членстве в ХТ  в течении отчетного периода.  В некоторых случаях, по сообщениям, такие  лица были освобождены без предъявления обвинений, но судьба большинства не известна. В некоторых случаях были подозрения на применение пыток и принуждения.  Наблюдатели не имели возможности присутствовать в судах.  По меньшей мере 11 других лиц были приговорены к тюремному заключению после осуждения за членство в "Ваххаби" или другой религиозной экстремистской организации.  Не было известно о том, сколько дел остались не сообщенными.

4 февраля 2009 года Ташкентский городской суд приговорил троих женщин -Шахло Султанову, Машкуру Маннапову и Гульнору Хакимову к шести годам тюремного заключения за членство в ХТ.  Восемь других женщин были осуждены по таким же обвинениям, но получили по три  года условного наказания.  Родственники сообщили, что после задержания Султановой в Ташкенте в ноябре 2008 года, она была избита сотрудниками милиции.

28 декабря 2008 года Ташкентская городская прокуратура обвинила троих женщин в членстве в ХТ: Рано Азалову, Халиду Нурматову, и Доно Гуломбекову.  Независимый правозащитник, который наблюдал за судебным процессом, сообщил, что женщины, которых все-таки осудили и дали по одному году тюремного заключения, дали показания в суде, что они читали Коран, но отрицали членство в ХT.  Основным доказательством, использованным против них были, как сообщалось, показания знакомых, которые ранее были осуждены за членство в ХT.

Многие из тех кто был осужден за членство в ХT в течение отчетного периода были родственниками или знакомыми, тех кто уже отбывал наказание за членство в ХT.  Многие из них - женщины, которые, как правило, получали более короткие сроки, чем мужчины.  Женщины, обвиняемые в религиозном экстремизме, обычно приговаривались к условному наказанию, подпадали под амнистию, или отпускались на свободу без предъявления обвинения, что было общепринятой практикой в отношении женщин, обвиняемых во многих видах преступлений, и не только в религиозном экстремизме.  В течение отчетного периода, средства массовой информации, контролируемые правительством, печатали статьи и показывали передачи, направленные именно на предупреждение женщин об опасности религиозного экстремизма и основанные на показаниях женщин, которые ранее были религиозными экстремистами.

Правительство продолжало добиваться экстрадиции узбекских граждан, подозреваемых в религиозном экстремизме, из третьих стран, в частности из Кыргызстана, России, и Украины, включая тех, кто уехал в поисках убежища.  В течение отчетного периода, по меньшей мере, два человека, пытавшихся найти политическое убежище в Кыргызстане были принудительно экстрадированы в Узбекистан и приговорены к тюремному заключению по обвинению в религиозном экстремизме.

24 февраля 2009 года Ташкентский городской суд по уголовным делам приговорил Хаитжона Джурабоева, подозреваемого религиозного экстремиста, которого власти Кыргызстана выдали Узбекистану в сентябре 2008 года, к 13 годам лишения свободы по обвинению в религиозном экстремизме и незаконном пресечении границы.  17 марта Ташкентский городской суд по уголовным делам отклонил апелляцию Джурабоева.  Хотя в Кыргызстане Джурабоев был зарегистрирован в Государственном комитете по миграции и занятости Кыргызстана как заявитель на получение убежища.  Хьюман Райтс Уотч также сообщила, что Джурабоеву был дан статус беженца офисом Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) в Бишкеке.  Джурабоев является затем Обидхана Aлиханова, узбекского имама, который был осужден по обвинению в религиозном экстремизме в начале 1990 годов.

29 сентября 2008 года Кашкадарьинский областной суд по уголовным делам осудил Эркина Холикова в "исламском экстремизме и терроризме" и приговорил его к 20 годам лишения свободы.  Еще девять человек были обвинены и приговорены в том же суде.  В мае 2008 года Правительство Кыргызстана экстрадировало Холикова,  который просил убежища и был заключен в тюрьму в Кыргызстане по обвинению в незаконном пересечении границы и несообщении и преступлении.

Не было изменений в нескольких делах о лицах, осужденных за членство в ХТ и других экстремистских организациях в течении предыдущих отчетных периодов, включая следующие дела:

Осуждение в июне 2008 года двоих женщин -Угиби Мирзаевой и Рано Ахрорходжаевой-к пяти годам лишения свободы за членство в ХТ, вербовку членов ХТ, и распространение экстремистской литературы.

Осуждение в феврале 2008 года 13 лиц к лишению свободы от 16 до 20 лет по обвинению в членстве в религиозной экстремистской организации, в котором были подозрения, что минимум одно признательное показание было получено под давлением.

Осуждение в январе 2008 года Алишера Убайдуллаева к пяти годам лишения свободы за членство в экстремистской организации, на основании обвинений в распространении идей ваххабизма и его участии в антиправительственном шествии около узбекского посольства в Лондоне в 2005 году.

Осуждение в декабре 2007 года троих мужчин за членство в Обществе Таблих и вынесение приговора каждому к лишению свободы от 11 до 14 лет.

Вынесение приговора в октябре 2007 года восьмерым мужчинам к лишению свободы от трех до 10 лет за членство в ХТ.  Согласно правозащитникам, милиция подвергала их пыткам во время досудебного заключения.

Вынесение приговора в июле 2007 года Дильнозе Тохтаходжаевой к трем годам лишения свободы и шести другим женщинам к двум годам условного заключения за членство в ХТ.  Как сообщалось, все женщины подвергались психологическому давлению и угрозам.

Не было изменений в следующих делах предыдущих лет о лицах, осужденных за членство в ХТ и в других запрещенных религиозных организациях:  дело апреля 2007 года шести мужчин в Сурхандарьинской области, которые были приговорены к срокам лишения свободы от трех до шести лет за членство в ваххабитской секте и чьи показания были получены путем пыток, согласно сообщениям; дело апреля 2007 года Гульноры Валиджоновой, которая была приговорена к шести годам тюремного заключения за членство в ХТ на основании необоснованных доказательств, согласно сообщениям; дело октября 2006 года троих подсудимых в Самарканде, которые были приговорены к срокам тюремного заключения от трех до восьми лет за членство в ХТ после суда, на котором несколько подсудимых сообщили, что их показания были получены путем пыток; дело сентября 2006 года семи мужчин, приговоренных к срокам лишения свободы от 10 до 13 лет за членство в ХТ, которые дали признательные показанию после подозреваемой угрозы со стороны властей; дело августа 2006 года 29 мужчин в Ташкентской области, которые были приговорены к срокам тюремного заключения от одного до 13 лет за членство в ХТ, после двух отдельных судебных процессов, в которых несколько подсудимых дали показания, что их признания были получены путем жестокого избиения; и дело августа 2006 года пятерых мужчин, приговоренных к срокам лишения свободы от 12 до 15 лет в Ташкенте.  На открытом судебном заседании подсудимые сообщили, что они подвергались пыткам.

Не было никаких изменений в деле бывшего имама города Ташкента Рухитдина Фахрутдинова, который был приговорен в сентябре 2006 года к 17 годам тюремного заключения по обвинению в экстремизме и причастности к случаям взрывов в Ташкенте в 1999 году, или в деле семи других последователей Имама Абидхана Назарова, которые были приговорены в июле 2006 года в среднем  к шести годам тюремного заключения по обвинению в исламском экстремизме.

Правительство продолжало оказывать давление на лиц, подозреваемых в причастности к исламской группе Акромия.  Не было никаких изменений в следующих делах о лицах, осужденных за членство в Акромия в течении предыдущих отчетных периодов:  Анваржон Махсадалиев, обвинен в декабре 2007 в членстве в Акромия и причастности в Андижанских событиях 2005 года; Абдумалик Ибрагимов, приговорен в феврале 2007 года по обвинению в членстве в Акромия к восьми годам лишения свободы; Абдусамат Каримов и Ильхомджон Юлдашев, приговорены в июле 2006 года к восьми и пяти годам лишения свободы соответственного, или другие члены их группы, осужденные и приговоренные в одно время по обвинению в членстве в Акромия.

В отличие от предыдущих отчетных периодов, были достоверные сообщения о задержаниях или притеснениях верующих мусульман, основанных только на их внешних проявлениях веры, таких как ношение бороды, платков, или посещение мечети.  Также были сообщения об уголовном преследовании властями верующих с умеренными взглядами, состоящих в членстве в запрещенных организациях, под предлогом борьбы с религиозным экстремизмом.

Свидетели Иеговы подвергались особенно тщательному наблюдению и время от времени задерживались и заключались в тюрьму по обвинению в прозелитизме.  23 июля 2008 года власти приговорили двоих последователей Свидетелей Иеговы из Маргилана - Абдуманноба Ахмедова и Сергея Иванова, к четырем и трем с половиной годам лишения свободы, соответственно, за предполагаемое незаконное обучении религии.  Суды также приговорили к трем годам условного заключения еще троих последователей Свидетелей Иеговы из Маргилана - Раю Литвиненко, Светлану Шевченко, и Азизу Усманову.  В конце 2008 года, неизвестный последователь Свидетелей Иеговы из Хорезма также, по сообщениям, был осужден по уголовному обвинению в незаконном обучении религии, но получил условное наказание.

8 июля 2008 года по постановлению суда в Навои, последователи Свидетелей Иеговы Гульдара Артыкова и Турсуна Юлдашева были оштрафованы за предполагаемый отказ от дачи показаний в суде.  30 мая милиция Навои задержала Артыкову и Юлдашеву в доме Артыковой после выемки религиозной литературы.  Женщин доставил в управлерние милиции, где сотрудники избили Юлдашеву, и как сообщалось, причинили множество ушибов и сотрясение.  Милиция отпустила женщин на следующее утро после изъятия их паспортов.

Не было никаких изменений в делах последователя Свидетелей Иеговы Абдуманноба Ахмедова, который в марте 2008 года был оштрафован за обучение Библии; Мамура Турсункулова и Наби Кипчакова, которые в марте 2008 года подверглись пятидневному аресту, и Арслана Суванкулова, арестованного на трое суток за незаконную религиозную деятельность; или члена Свидетелей Иегова Эльвиры Сафаровой, которая была оштрафована в феврале 2008 года в 71 долларов США (93.150 сум) и Евгения Курбатова в 143 долларов США (186.300 сум) за административные правонарушения, связанные с незаконным обучением религии.

Не было изменений в деле Свидетеля Иеговы Олима Тураева, который в апреле 2008 года был приговорен в Самарканде к четырем годам лишения свободы по уголовному обвинению незаконного обучения религии и создания незаконной религиозной организации.

Ирфан Хамидов, член Самаркандской церкви Свидетелей Иеговы, который был приговорен к двум годам исправительных работ в мае 2007 года за незаконное обучении религии, был освобожден после отбытия наказания и был выслан в Таджикистан, страну своего гражданства.

Пастор Дмитрий Шестаков, лидер зарегистрированной Церкви Пятидесятников Полного Евангелия, оставался в трудовой колонии, отбывая четырехлетний срок наказания после осуждения в 2007 году по обвинению в создании незаконной религиозной группы, разжигании религиозной ненависти, и распространении религиозной экстремистской литературы.  В течении предыдущих отчетных периодов, Правительство отказывало в амнистии Шестакова, мотивируя якобы нарушениями внутреннего порядка тюрьмы.

Любая религиозная служба, проводимая незарегистрированной религиозной организацией является незаконной.  Были несколько сообщенных случаев налета милиции во время собраний незарегистрированных групп и задержания их членов.  За некоторым исключением, власти обвиняли задержанных в незаконной религиозной деятельности, как богослужение, обучение, прозелитизм, или владение несанкционированными религиозными материалами, и налагали административный штраф от 50 дo 100 минимальных размеров заработной платы.  В отличие от предыдущих периодов, несколько человек были подвергнуты аресту до 15 суток за такие же правонарушения в течение отчетного периода.

8 апреля 2009 года органы внутренних дел Сергелийского района совершили налет на квартиру Павла Ненно, дьякона официальной зарегистрированной баптистской церкви в Ташкенте, и осудил его за нарушение Кодекса об административной ответственности посредством незаконного обучения религии детей в своем доме, и проговорил к аресту на 15 суток.  Ненно утверждал, что он кормил бездомных детей, а не обучал религии.  Восемь сотрудника правоохранительных органов совершили рейд на его дом в Сергелийском районе города Ташкента 27 марта 2009 года.  Суд  постановил конфисковать материалы из дома Ненно, включая христианские книги, журналы, плакаты, фильмы, и компьютер-ноутбук, и уничтожить.

3 апреля 2009 года суд города Алмалыка в Ташкентской области признал 13 баптистов виновными в прозелитизме и наложил штраф на каждого в размере  50 минимальных размеров заработной платы (приблизительно 1.000 долларов США).  15 марта 2009 года сотрудники милиции с отдела "антитерроризма" совершили налет на частный дом в Алмалыке, где баптисты совершали богослужение, и изъяли религиозную литературу на русском и узбекском языках.  Милицию сопровождал русский православный пастор, который, как сообщалось, предостерег баптистов от посещения богослужений в незарегистрированных церквях и призвал вместо этого посещать его церковь.

3 марта 2009 года Кургантепинский районный суд по уголовным делам в Андижанской области осудил троих членов незарегистрированной протестантской церкви - Махмуджона Турдиева, Махмуджона Бойназарова, и Равшанджона Бахрамова - за незаконное обучении религии и приговорил к аресту на пятнадцать суток.  Трое других членов церкви - Махмуджон Дехканбаев, Алишер Шорахмедов, и Мурод Рахимов - были задержаны и содержались в приюте для бездомных из-за неустановленности их личности.  Рахимов был освобожден 6 марта, а Дехканбаев и Шорахмедов были освобождены 13 марта.  Все мужчины были задержаны во время рейда на частный дом, совершенный 1 марта.

10 окрября 2008 года Мирабадский районный суд города Ташкента осудил семерых членов незарегистрированной церкви пятидесятников за ведение незаконной религиозной деятельности 4 октября и приговорил к аресту на 15 суток.  Пять других членов церкви были оштрафованы по 90 долларов США (125.200 сумов).  Суд постановил уничтожить религиозную литературу, включая Библию, изъятую у пятидесятников.  Ранее члены церкви неоднократно безуспешно пытались зарегистрироваться.

Не было обновленной информации по никаким их следующих дел, сообщавшихся в предыдущих отчетных периодах:  пять членов незарегистрированной церкви баптистов были приговорены в июне 2008 года к 10-дневному административному аресту и штрафу примерно 32 доллара США (42.000 сум) каждый за организацию незаконного религиозного собрания, нарушение Закона о религии, и незаконное обучение религии ; в мае 2008 года члены незарегистрированной баптистской церкви в Навои были осуждены за незаконное проведений собраний; в мае 2008 года  члены незарегистрированной баптистской церкви в Мубареке были осуждены после рейда на церковь в марте 2008 года; четыре члена церкви адвентистов седьмого дня из Гулистана были осуждены в апреле 2008 года за проведение несанкционированных собраний в своих домах; на баптиста Эдуарда Кима был наложен штраф в 287 долларов США (380.000 сум) в феврале 2008 года за проведение несанкционированных религиозных собраний, после рейда во время воскресной службы в его доме; или еще два сообщенных дела о рейдах и кратковременных заключениях в сентябре и октябре 2007 года.

Не было новых сообщений по следующим делам о свидетелях Иеговы: осуждение в марте 2008 года члена церкви свидетелей Иеговы Абдуманноба Ахмедова, на который был наложен штраф в 280 доллара США (372.000 сум) за незаконное распространение религиозных материалов и в 845 долларов США (1.117.800 сум) за незаконную религиозную деятельность; назначение наказания в отношении Мамура Турсункулова и Наби Кипчакова в марте 2008 в виде ареста на пять суток и Арслана Суванкулова - на трое суток за незаконную религиозную деятельность в Джизаке; наложение штрафа на Эльвиру Сафарову в феврале 2008 года в 71 доллара США (93.150 сум) и Евгения Курбатова - в 143 доллара США (186.300 сум) за несколько административных правонарушений, связанных с незаконным обучением религии; наложение штрафа на десятерых членов церкви в октябре 2007 года в 719 долларов США (931.500 сум) организацию и проведение незаконных собраний в Кагане.

Диляфруз Арзиева, член Самаркандской церкви Свидетелей Иеговы, осужденная за незаконное обучение религии в июне 2007 года, отбыла срок наказания в три года исправительных работ, после чего ее зарплату перестали удерживать в пользу государства.

В отличие от предыдущих лет, не было сообщений о срыве ежегодной мемориальной службы Свидетелей Иеговы в почитание смерти Иисуса Христа.  Свидетели Иеговы сообщили о принятии мер во время мемориальной службы для снижения вероятности срыва.  Власти выдали визу представителю Свидетелей Иеговы из Соединенных Штатов для наблюдения за службой 9 апреля 2009 года, но отказали в визе другим иностранным членам Свидетелей Иеговы.

Члены других конфессий, относящихся к меньшинству, включая Харе Кришна, время от времени подвергались притеснениям.  По сообщению Форума 18, 7 февраля 2009 года милиция совершила налет на сбор Харе Кришна в Самарканде, где верующие должны были отмечать религиозный фестиваль, день пришествия Шри Нитянанды.  Милиция задержала нескольких верующих и отпустила через сутки.

В отличие от предыдущих лет, в течении отчетного периода не было случаев, когда власти депортировали членов религиозных меньшинств из страны из-за их религиозной принадлежности.

Насильственное обращение в религию

Не было случаев насильственного обращения в религию, включая несовершеннолетних граждан США, которые были похищены или незаконно перевезены из Соединенных Штатов, или случаев отказа в возвращении таких граждан в Соединенные Штаты.

Улучшения и положительные изменения в отношении религиозной свободы

Правительство предпринимало шаги для снижения вероятности применения пыток, в том числе в отношении задержанных по подозрению в религиозном экстремизме, посредством передачи права выдачи постановления на арест от прокуратуры судам (хабеас корпус), и тем самым устанавливая судебный контроль над правоохранительными органами.  В декабре 2008 года Правительство также приняло новый закон об адвокатуре, который законодательно закрепил право подсудимого хранить молчание, право на звонок адвокату или родственнику после задержания, и право встречи с адвокатом без ограничений.  Однако Правительство распустило добровольную Ассоциацию адвокатов и заменило ее Палатой адвокатов, подконтрольной Правительству, с обязательным членством в ней всех адвокатов.

В апреле 2009 года в законодательство страны были внесены изменения, в соответствии с которыми Омбудсман по правам человека получил право беспрепятственного доступа в учреждения по исполнению наказаний для мониторинга.  Власти в местах предварительного заключения, где, по сообщениям, имеют место нарушения, должны при требовании заключенного организовать встречу заключенного с представителем Омбудсмана по правам человека.  В 2008 году власти также разрешили независимым наблюдателям от Международного комитета красного креста (МККК) на пробный срок в шесть месяцев, право посещения учреждений по исполнению наказания, что было приостановлено в декабре 2004 года.  Пробный срок закончился в сентябре 2008 года, и МККК представил отчет с заключениями и рекомендациями Правительству.  К концу отчетного периода продолжались переговоры МККК с Правительством Узбекистана по поводу будущих посещений тюрем со стороны МККК.

Продолжали поступать сообщения об улучшении условий в учреждениях исполнения наказания для осужденных по обвинению в религиозном экстремизме, включая реинтеграцию таких заключенных с основным контингентом тюрем в нескольких тюрьмах по стране.  Власти объявили, что 10.000 лиц были амнистированы в 2008 году, снизив население тюрем до 38,000.  На 100.000 человек приходится 138 заключенных.  Амнистии уменьшили переполненность тюрем; однако остается непонятным, насколько амнистии улучшают положение религиозных заключенных.

Правительство также позволяло большее выражение веры со стороны мусульман.  Наблюдалось заметное увеличение количества передач об исламе по государственному телевидению в течении отчетного периода, особенно во время священного месяца Рамазан.  Женщин на улице с хиджабами стало больше, чем в предыдущие отчетные периоды, и посещение мечетей продолжало возрастать.  Бывший муфтий Мухаммад Содик Мухаммад Юсуф продолжал популярные выступления об исламе по радио, преподавать в Исламском университете, и издавать печатные и электронные материалы по широкому спектру религиозных вопросов.

В 2008 году власти согласились зарегистрировать и позволили строительство новой Православной церкви в Хорезмской области.  Власти также перерегистрировали Американский еврейский совместный комитет распределения (JDC), который занимается раздачей гуманитарной помощи нуждающимся.

Правительство продолжало уважать военный пацифизм свидетелей Иеговы, и призывные комиссии предоставляли льготы при призыве.  9 апреля 2009 года свидетели Иеговы по всей стране не столкнулись со срывом ежегодной мемориальной службы в поминовение дня смерти Иисуса Христа.

По меньшей мере один верующий протестант был амнистирован в течении отчетного периода.

Раздел III.  Положение с уважением обществом свободы религии

Общество в целом было терпимо по отношению к религиозному разнообразию, но не прозелитизму.  В частности, мусульманские, русские православные, католические, и еврейские лидеры сообщали о высоком уровне принятия в обществе.  Однако, некоторые евангелические или  христианские церкви пятидесятников и церкви с обрaщенными этническими узбеками сталкивались с трудностями из-за дискриминации.  Были продолжающиеся сообщения, что этнические узбеки, которые приняли христианство, сталкивались с дискриминацией и притеснением.  Государственные средства массовой информации в некоторых случаях способствовали предубеждению общества.

Раздел IV.  Политика Правительства США 

Посол США и другие сотрудники посольства встречались с местными религиозными лидерами, правозащитниками, и официальными лицами правительства для обсуждения конкретных вопросов прав человека и религиозной свободы.  Должностные лица Государственного департамента США несколько раз встречались с сотрудниками посольства страны для выражения интереса США в продвижении свободы религии.  Должностные лица США приезжали в страну и ездили по стране, встречаясь с религиозными лидерами и группами, а также с официальными лицами правительства.  Посол и сотрудники посольства поддерживали регулярный контакт с КДР и с религиозными лидерами, включая имамов, пасторов, и раввинов; они также регулярно обсуждали вопросы религиозной свободы с преподавателями, журналистами, и правозащитниками.  Посольство подчеркивало важность религиозной свободы, приглашая религиозных лидеров на официальные мероприятия.

В случаях, когда Посольство узнавало о трудностях, с которыми сталкиваются религиозные группы или иностранные организации по содействию, основанные на вере, Посольство вмешивалось от их имени, когда это было возможно, принимая такие шаги как встречи с официальными лицами или посещение судебных процессов.  Сотрудники Посольства часто обсуждали вопрос религиозной свободы с коллегами из дипломатического корпуса для координации усилий по мониторингу дел и контактам с должностными лицами правительства.  В ноябре 2008 года  Посольство организовало круглый стол с коллегами из других дипломатических миссий и представителями евангелических протестантских конфессий и свидетелей Иеговы для обсуждения вопросов, касающихся этих общин.

Дипломаты США наблюдали за мемориальной службой Свидетелей Иеговы 9 апреля 2009 года в Ташкенте, чтобы помочь церкви совершить ежегодное поминание дня смерти Иисуса Христа.

Официальные лица США советовали правительству разрешить более свободное проявление веры, больше регистраций мечетей, и больше амнистий для религиозных узников совести, настойчиво подчеркивая, что религиозная терпимость и политическая безопасность являются дополняют друг друга.  Должностные лица США, как в Вашингтоне, так и в Ташкенте пытались вести переговоры с Правительством, направленные на внесение изменений в закон о религии, включая снижение минимального количества в 100 человек для регистрации религиозной организации, отмену запрета на прозелитизм, снятие ограничений на ввоз и издательство религиозной литературы, и исключение из закона положений, запрещающих частное обучение религии, которое Правительство США считает существенным элементом предупреждения дальшейшей радикализации молодых мусульман.

В ноябре 2006 года Государственный секретарь включил Узбекистан в список стран, вызывающих особую озабоченность (CОО) на основании Акта о международной религиозной свободе за особенно серьезные нарушения религиозной свободы.  16 января 2009 года Госсекретарь пересмотрел вопрос включения Узбекистана в список СОО и предоставил отсрочку в 180 дней для достижения целей Акта, согласно разделу 407 Акта, как действие Президента в ответ на определение СОО в то время как продолжались переговоры по мерам для улучшения положения по религиозным свободам.

26 октября 2009 года

Джерело: embassy.gov/irf2009_ru.html; Дата доступу: 12.03.2010

  1. Доклады правительства США (2)

    Доклад
    УзбекистанСогласно законодательству США, Государственный департамент обеспечивает публикацию ежегодного Доклада о положении с правами человека посольствами США по всему миру на языке страны пребывания в течении 30 дней с момента представления
  2. Доклады Правительства США (1)

    Доклад
    Конституция предусматривает свободу вероисповедания, и различные конфессии осуществляют отправление религиозных культов в основном без вмешательства государства.
  3. Доклад Рабочей группы по присоединению Российской Федерации (2)

    Доклад
    Рабочая группа провела заседания 17-19 июля 1995 года, 4-6 декабря 1995 года, 30-31 мая 1996 года, 15 октября 1996 года, 15 апреля 1997 года, 22-23 июля 1997 года, 9-11 декабря 1997 года, 29 июля 1998 года, 16 и 17 декабря 1998 года
  4. Доклад Рабочей группы по присоединению Российской Федерации (3)

    Доклад
  5. Доклад Комитета (1)

    Доклад
    Условные обозначения документов Организации Объединенных Наций состоят из прописных букв в сочетании с цифрами. Указание такого условного обозначения означает ссылку на документ Организации Объединенных Наций.
  6. Доклад Рабочей группы по Глобальному партнерству "Группы восьми" (1)

    Доклад
    ) 0 БЕЛЬГИЯ Сферы интереса страны-донора/детализированные обязательства Евро Период Комментарий А Ядерная сфера 1°Украина и Россия Чернобыльский фонд «Укрытие» 3 094 944 до 008 Средства перечислены в ЕБРР Счет ядерной безопасности 1 500 до 008 Средства
  7. Доклад Рабочей группы по Глобальному партнерству "Группы восьми" (2)

    Доклад
    Контактная экспертная группа 1 700 001 Средства перечислены в МАГАТЭ 17 881 00 Средства перечислены в МАГАТЭ 9 577 003 Средства перечислены в МАГАТЭ 9 500 004 Средства перечислены в МАГАТЭ 8 540 005 Средства перечислены в МАГАТЭ 10
  8. Доклад Рабочей группы по Глобальному партнерству "Группы восьми" (3)

    Доклад
    Количество проектов возрастает в связи с полностью неудовлетворительными с точки зрения безопасности и надежности условиями хранения около 20 сборок с ОЯТ.
  9. Доклад регионального совещания по сотрудничеству по безопасности плотин в центральной азии (1)

    Доклад
    Настоящий доклад выпущен без официального редактирования Отделом по окружающей среде, жилищному вопросу и землепользованию секретариата Европейской Экономической Комиссии ООН (ЕЭК ООН)

Другие похожие документы..