Л. А. Самсонова Конституция Российской Федерации: дальнейшее развитие российского федерализма: материалы науч практ конф., посвященной 15-летию Конституции Российской Федерации (г. Якутск, 23 дек. 2008г.) /редколл

КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК ОСНОВА ЕДИНОГО КОНСТИТУЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА РОССИИ

Укрепление Российского государства и обеспечение в нем единого правового пространства рассматривается в качестве приоритетной задачи общества и государства на современном этапе, где Конституция Российской Федерации занимает центральное место для формирования этого единства. Значимость обеспечения единого правового пространства обусловлена утверждением и развитием новой государственности России после распада СССР.

Проблема обеспечения единого правового пространства возникла в силу объективных условий, так как распад прежней формы государственного устройства повлек реформирование правовой системы, которая основывалась на принципах централизации и фактического отсутствия реального федерализма. К числу причин также можно причислить различные трактовки положений Федеративного договора от 31 марта 1992 года, который не только заложил основу нового российского государства, но и зафиксировал различные виды и статусы субъектов Российской Федерации. С принятием новой Конституции страны данные вопросы усугубились, так как в большинстве субъектов уже была сформирована собственная нормативно-правовая база, которая в большинстве своем опиралась на данный договор.

Учитывая, что важное значение в изучении проблем единого правового пространства занимает понятие «правовой массив», необходимо подчеркнуть, что правовой массив включает в себя все нормативно-правовые акты, принятые на территории Российской Федерации, т.е. законодательство не только федеральное, но и региональное, включая нормативные правовые акты органов местного самоуправления. Таким образом, наличие большого объема актов породило проблемы соответствия их друг другу, а следовательно осложнило образование единого правового пространства.

Знаковым событием явилось принятие 12 декабря 1993 года на всероссийском референдуме новой Конституции демократической и федеративной России. В соответствии с ее положениями все субъекты Российской Федерации стали обладать широкими полномочиями, часть из которых они осуществляют совместно с Федерацией. Закрепленный перечень полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации и порядок их осуществления регламентируется не только нормами федеральной Конституции, но и соответствующими федеральными законами, конституциями республик и уставами других видов субъектов.

Исследование проблем обеспечения единого правового пространства в последнее время стало одним из важных направлений развития современной юридической науки. Чаще всего встречается мнение о том, что единое правовое пространство является новой юридической категорией. В юридической науке отсутствует четкое и однозначное определение данного понятия, единство в подходах к определению его признаков, принципов, содержания и структуры. Практически отсутствует комплексный анализ единого правового пространства во взаимосвязи с институтами государства и права во всех исследованиях по проблемам указанной категории.

Исходя из того, что правовое пространство является частью социального пространства, на которую распространяется действие норм права, можно сделать вывод, что единое правовое пространство понятие сложное и состоит из нескольких элементов и выражений. Единство правового пространства – это не только соответствие законодательства субъектов Российской Федерации федеральному, но и внутренняя гармония самого федерального законодательства.

Рассматривая понятие единого правового пространства в совокупности с взаимоотношениями субъектов Российской Федерации и федерального центра, необходимо отличать его от понятия единого конституционного пространства. Среди ученых-юристов нет однозначной трактовки и этого понятия. Считая, что Конституция Российской Федерации – это основа всей законодательной базы нашей страны, можно определить понятие «единое конституционное пространство» как создание условий для прямого действия Конституции России на всей ее территории. Учитывая, что большинство норм действующей Конституции носят общий характер, которые в последствии реализуются в различных федеральных законах, это понятие имеет более широкий смысл, нежели единое правовое пространство.

Единство конституционного пространства в отличие от единого правового пространства обеспечивается действием единых по сущности норм права, заложенных в Конституции Российской Федерации, поэтому единое конституционное пространство характеризуется наличием единых по своей сути правовых предписаний.

На современном этапе развития российской государственности решаются задачи, преимущественно связанные с обеспечением единого правового пространства, но как отмечалось ранее, это понятие более узкое, т.к. создание единого по сути, не противоречащего Конституции Российской Федерации правового пространства – это ни что иное как единое конституционное пространство, обеспечение которого – это задача более масштабная и сравнительно трудная, но осуществление которой имеет более важное, если не сказать главное, значение. В условиях, когда уровень социально-экономического и политического развития между субъектами внутри Российской Федерации различается, и притом существенно, весьма условно можно говорить об обеспечении этого правового пространства в стране. Хотя необходимо отметить, что по большому счету, единое конституционное пространство в Российской Федерации уже сформировано в силу прямого действия норм Конституции, но реализация и контроль, который обеспечивают органы прокуратуры, еще не достигли того уровня, чтобы можно было говорить об эффективном сочетании федеральных конституционных норм и норм конституций и уставов субъектов Российской Федерации. На это есть объективные причины, учитывая, что у разных юристов всегда существуют различные мнения. Разрешение данных споров должно осуществляться судебными органами при соблюдении соответствующих процедур.

Говоря о едином конституционном пространстве нужно отметить, что некоторые субъекты Российской Федерации в своих конституциях и уставах устанавливали нормы о верховенстве на территории субъектов конституции и законов субъекта Федерации. Некоторые субъекты стремились присвоить себе полномочия, отнесенные к исключительной компетенции Российской Федерации или совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. Причины возникновения таких противоречий разные. Некоторые конституции республик были приняты до принятия федеральной Конституции и, естественно, не учитывали ее новых требований. Вместе с тем до настоящего времени отсутствуют некоторые важные федеральные законы, принятие которых предусмотрено Конституцией Российской Федерации и которые конкретизировали бы федеративные отношения.

Президент Российской Федерации еще в середине 90-х годов в своем Указе «О мерах по обеспечению взаимодействия федеральных органов власти и органов государственной власти  субъектов Российской  Федерации при проведении конституционно-правовой реформы в субъектах Российской Федерации» от 5 октября 1995 года призывал к недопустимости нарушений Конституции Российской Федерации и предлагал  устранить возникшие противоречия и гарантировал принятие закона об общих принципах федерализма в России. Таким актом в итоге стал Федеральный закон от 6 октября 1999 года «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». Однако не все нормы, содержащиеся в данном законе, несут в себе «общие принципы», поскольку очень жестко конкретизируют всю процедуру организации данных органов субъектов Российской Федерации. Поэтому невольно возникает вопрос о соответствии названия федерального закона его фактическому содержанию.

Среди основных принципов единого конституционного пространства необходимо выделить следующие:

действие единых по сущности и содержанию норм Конституции;

распространение суверенитета Российской Федерации на всю территорию;

наличие реальной основы для конституционно-договорных отношений между Российской Федерации и ее субъектами;

наличие принципа реального федерализма во взаимоотношениях между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектами.

Механизмы обеспечения единого конституционного пространства как совокупность специальных органов власти, обеспечивающих реализацию принципа верховенства Конституции Российской Федерации, реализуются как в сфере правотворчества, так и в сфере правоприменения.

Основными средствами данного механизма в сфере правотворчества являются: определение наиболее важных и общих вопросов, требующих правотворческого решения, четкое соблюдение не только правил юридической техники, но и систематизация законодательства и учет ранее принятых нормативно-правовых актов по тем же или смежным вопросам, экспертиза проектов нормативно-правовых актов, активное привлечение к правотворческому процессу органов юстиции и прокуратуры путем разработки законопроектов, участия в составе рабочих групп, подготовки заключений на законопроекты, выступлений на заседаниях парламента и т.д.

Обеспечение единого конституционного пространства выступает как функциональная задача не только государства в лице федеральных органов государственной власти, что обусловлено важностью деятельности в плане обеспечения единства и реализации суверенитета государства, но и субъектами Российской Федерации. Определение функциональной задачи данного понятия подчеркивается значимостью деятельности государства в сфере обеспечения реализации норм Конституции и единого конституционного пространства, так как оно выступает приоритетной задачей, которая стоит перед российским государством и обществом на современном этапе. Укрепление единого конституционного пространства позволит более эффективно развивать федерализм в России снизу, а не сверху, более эффективно развивать субъектам собственное законодательство.

Ф. Н. Захарова

 

О ДАЛЬНЕЙШЕМ РАЗВИТИИ ИНСТИТУТА УПОЛНОЧЕННОГО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В СУБЪЕКТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО МЕХАНИЗМА ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА

Пятнадцать прожитых нами лет по новой Конституции Российской Федерации – это очень важный и сложный период. Впервые Конституция предопределила путь обновления России как государства свободной нации, как общества, для которого высшей ценностью являются человек, его права и свободы. На пути к достижению этой цели проложено только начало пути…

Конституционная обязанность государства и его представителей соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина исходя из ст. 2 Конституции заключается в создании условий для их реализации и развития механизмов их защиты. Степень гарантированности прав и свобод в значительной мере зависит от уровня развития механизмов их защиты. В каждом обществе существует система гарантий, посредством которых воплощаются в жизнь права человека. Права и свободы человека абсолютны и универсальны, не могут быть аннулированы государством, но особенности развития диктуют специфику подходов к их обеспечению в различных странах.

В основных ценностях заложена гуманитарно-правовая стратегия России как концептуальная основа программы действий на долговременную перспективу и практическую деятельность на ближайшие годы.

Ключевым в Конституции является положение о том, чтобы построить в России федеративное, демократическое, правовое, социальное государство, в котором все известные сегодня права и свободы должны быть практически реализованы. Государство, каждый его орган, каждое должностное лицо, каждый чиновник, наделенный властью, должны научиться осознавать свою обязанность перед конкретным человеком и гражданином Российской Федерации. Конституция закрепляет базовые принципы конституционного партнерства органов государственной власти Российской Федерации и её субъектов, иных государственных органов и институтов гражданского общества.

Стратегия правового развития – это правовое воплощение политики развития страны. Президент Российской Федерации Д. А. Медведев, который согласно ст. 80 Конституции является гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина, огласил идеологию этой политики, в центре которой - человек.

Правовое государство для выполнения своей основной функции - защиты и охраны прав и свобод граждан - должно иметь систему процедур, механизмов, институтов, гарантирующих защиту прав и свобод личности.

Одним из демократических органов, призванных отстаивать и защищать основные права и свободы человека и гражданина, закрепленные 60 лет назад во Всеобщей декларации прав человека, стал институт Уполномоченного по правам человека, который существует уже более чем в 100 странах мира. В нашей стране данный институт еще сравнительно молод и находится на стадии становления. На сегодня действует федеральный Уполномоченный по правам человека и уполномоченные по правам человека в 47 субъектах России. Не исключением является и наша республика, где уже второй срок данный государственный правозащитный орган ведет практическую деятельность по защите и восстановлению прав человека.

И немного из истории. В 100-летней истории российского парламентаризма большим нововведением было законодательное регулирование механизма деятельности нового государственного несудебного института власти – Уполномоченного по правам человека. Первое упоминание этого института было в первой редакции проекта новой Конституции РСФСР осенью 1990 г. Первое юридическое закрепление было в ст. 40 Декларации прав и свобод человека и гражданина 22 ноября 1991 г. о парламентском Уполномоченном по правам человека. Но законопроект «О парламентском Уполномоченном по правам человека и гражданина Российской Федерации» так и не был внесен на рассмотрение. В итоге всенародного референдума была принята новая Конституция Российской Федерации, 12.12.1993 г., где в части 1ст. 103 впервые зафиксировано положение об Уполномоченном по правам человека.

28 февраля 1996 г. Россия была принята в Совет Европы. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод является обязательной для стран-участниц.

Окончательный вариант Федерального конституционного закона (ФКЗ №1) был принят Государственной Думой в декабре 1996 г. и подписан Президентом Российской Федерации 26 февраля 1997 г. Так появился конституционный орган дополнительной государственной защиты с особым статусом, которым является Уполномоченный по правам человека - «Достойное доверия независимое лицо, уполномоченное парламентом на охрану прав отдельных граждан и осуществляющее опосредованный парламентский контроль в форме обширного надзора за всеми государственными должностями, но без права изменения принятых ими решений».

В этом году исполнилось 10 лет институту Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

Федеративное устройство России, а также обширность территории стали причиной того, что уже в процессе разработки ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» встал вопрос о формах работы Уполномоченного по правам человека в субъектах Российской Федерации. В одном из вариантов был федеральный Уполномоченный по правам человека с представительствами на местах. Вместе с тем такой принцип противоречил федеративному устройству России, т.к. в соответствии с пунктом «а» части 1 ст. 72Конституции Российской Федерации защита прав и свобод человека и гражданина является предметом совместного ведения Российской Федерации и её субъектов. Наиболее активными противниками такого положения были губернаторы, члены Совета Федерации. В результате появилась норма о том, что в субъекте Российской Федерации учреждается должность Уполномоченного по правам человека. Но против такого принципа назначения выступили ряд правозащитников, которые главным аргументом выдвигали то, что не может быть прав областных или краевых, и при условии, что уполномоченные по правам человека должны финансироваться из федерального бюджета для независимости от местной власти.

В результате согласительных процедур появилась ст. 5 ФКЗ: «1. В соответствии с Конституцией (Уставом), законом субъекта Российской Федерации может учреждаться должность уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации. 2. Финансирование деятельности уполномоченного по правам человека и его аппарата осуществляется из средств субъекта Российской Федерации».

В настоящее время отсутствует федеральный закон, регулирующий основы деятельности уполномоченных по правам человека в субъектах Российской Федерации. Считаю, что общий принцип разграничения предметов ведения и полномочий по вопросам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации согласно ст. 72 Конституции должен быть единым по всем вопросам, в т.ч. по защите прав и свобод человека и гражданина (пункт «б» части 1). В соответствии с частью 2 статьи 3Федерального закона№184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» субъект Российской Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов. Пунктом 5 статьи 26.2. №184-ФЗ установлено право субъекта Российской Федерации законами устанавливать полномочия органов государственной власти республики по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов, а также по вопросам совместного ведения, не урегулированным федеральными законами, что подтверждено и конкретным решением Верховного суда России от 17.10.2007 г. по соответствующему закону «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Саха (Якутия)».

Был внесен соответствующий законопроект об изменениях ФКЗ в Государственную Думу Российской Федерации, но не получил поддержки. Сегодня дискуссии продолжаются. Я, как член Координационного совета российских уполномоченных по правам человека, состою в рабочей комиссии. В настоящее время в России сложилась такая ситуация, что не соблюдается право человека на равную защиту своих прав в субъектах Российской Федерации. Таким образом, в первую очередь в появлении этого института - Уполномоченного по правам человека - в субъектах федеративного государства заинтересованы жители, их представители – депутаты регионов, но должна быть заинтересована и исполнительная власть для повышения эффективности своей деятельности, а законодательная и исполнительная власти – в снижении общественной напряженности и налаживании постоянного диалога с населением.

Уважаемые участники конференции! Вы знаете, что закон Республики Саха (Якутия) также претерпел большие трудности, в первую очередь в связи с тем, что институт Уполномоченного по правам человека не был предусмотрен в Основном законе республики – в Конституции, поэтому был отклонен Президентом, рассмотрен в Конституционном суде республики, после чего были приняты поправки в Конституцию (Основной закон) Республики Саха (Якутия) - п.15 статьи 56, п.10 ст. 72, и только потом принят Закон «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Саха (Якутия)» 56-З 1 449-II от 17 октября 2002 г., который вступил в силу с 01.01.2003 г.

Именно рассмотрение заявлений, жалоб граждан и принятие мер по восстановлению нарушенных прав является главным направлением деятельности Уполномоченного по правам человека в Республике Саха (Якутия), как нового несудебного правозащитного государственного института. Право граждан на обращение – это одно из наиболее важных политических прав граждан согласно ст. 33 Конституции Российской Федерации, которое достаточно актуально именно в нашей стране, так как помогает осуществлению и защите других прав человека и гражданина, а также является одним из средств проявления общественно-политической активности граждан, участия их в общественных делах, а также для самозащиты прав.

  1. Л. А. Самсонова Конституция Российской Федерации: дальнейшее развитие российского федерализма: материалы науч практ конф., посвященной 15-летию Конституции Российской Федерации (г. Якутск, 23 дек. 2008г.) /редколл (2)

    Книга
    В сборник вошли материалы научно-практической конференции «Конституция Российской Федерации: дальнейшее развитие российского федерализма» (г. Якутск, 23 декабря 2008г.

Другие похожие документы..