Л. А. Самсонова Конституция Российской Федерации: дальнейшее развитие российского федерализма: материалы науч практ конф., посвященной 15-летию Конституции Российской Федерации (г. Якутск, 23 дек. 2008г.) /редколл

Между тем, конституции республик в большей мере продолжали отражать правосознание, присущее временам перестройки и обновления Федерации. Но в процессе приведения их в соответствие с федеральным законодательством были включены нормы о роли федеральных законов в установлении права собственности субъекта Федерации на земли и на другие природные ресурсы. Фиксируется участие республики в вопросах владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами, природопользования, охраны окружающей среды.

Надо сказать, что произошло юридическое отделение земли, природных ресурсов как объектов собственности от территории республики в составе Российской Федерации. Это достигнуто в условиях, когда в федеральной конституции отсутствует понятие «общенародное достояние».

Выше были приведены «формула умолчания» суверенитета республик в составе Российской Федерации и правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации о том, что «республики как субъект Российской Федерации не имеют статуса суверенного государства и решать этот вопрос по иному в своих конституциях они не могут, а потому не вправе наделить себя свойствами суверенного государства - даже при условии, что их суверенитет признавался бы ограниченным»35.

В науке различные авторы приняли правовую позицию по-разному. Одни нашли в ней подтверждение своего подхода о том, что республики не могут иметь суверенитета. Другие, соглашаясь с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, скорректировали свои позиции. Третьи находят, что правовая позиция суда является результатом следствия его политической ангажированности. Четвертая группа авторов продолжает считать, что первичным является суверенитет государств (государственных образований) в составе России, а Федерация является результатом их добровольного объединения36.

Кратко о государственном суверенитете, народном суверенитете и национальном суверенитете применительно к статусу республики в составе Российской Федерации, связанному с реализацией субъектности титульной нации – коренного народа, давшего имя республике.

Как известно, суверенитетом в разных аспектах37 – политическом, экономическом, ресурсном, правотворческом, исполнительном, культурном, административном, языковом – обладают государство, народ и нация. Конечно, как государство, народ, так и нация взаимосвязаны.

Государственный суверенитет предполагает, что его обладатель является независимым государством, осуществляет верховенство, имеет возможность самостоятельно и бесконтрольно определять для себя правовые, организационно-правовые и организационные рамки собственных действий. В составе Федерации субъекты такими возможностями никогда не располагали и располагать не могут. Признание за ними таких возможностей может иметь место вынужденно и может означать только одно - что государство не является Федерацией, а является, по сути, конфедерацией.

Что касается «республик в составе РСФСР», которые объявили о государственном суверенитете, а затем включили его в свои конституции, то можно считать, что эти «Декларации» были приняты задолго до Конституции Российской Федерации 1993 года, а последующее включение в их Основные законы государственного суверенитета происходило в переходное время. Причем с самого начала республики использовали государственный суверенитет не в его классическом смысле, а как совокупность полномочий и не связывая его с правом выхода из Федерации. Государственный суверенитет в большей мере был провозглашен ими как совокупность намерений, ведущих к договору об обновлении Федерации.

Как в свое время указывал Гегель, государственный суверенитет имеет внутреннюю и внешнюю стороны. Об этом же писал профессор И.Д. Левин в монографии «Суверенитет», выпущенной в 1948 году. Можно сказать, Конституция Российской Федерации стоит на этих позициях. Так, в части 1 статьи 4 Конституции указывается о распространении суверенитета на всей территории страны, а в части 3 этой же статьи утверждается внешняя сторона государственного суверенитета. Внешние и внутренние стороны суверенитета в их единстве закреплены в статье 80 Конституции России.

В принципе у Российской Федерации была возможность реализовать идею о дуалистическом суверенитете. Теория «синтетического суверенитета», обоснованная российским специалистом А.С. Ященко, допускает и суверенитет субъектов Федерации. Согласно данной теории суверенитет принадлежит в синтетической неразрывности центральной и региональной властям. Различные уровни власти существуют не рядом друг с другом (разделенный суверенитет) «и не одна над другой в теории единого и неделимого суверенитета, а друг с другом и друг в друге, не противопоставлены, а объединены»38. Дело не только в теории. В начале 90-х годов прошлого столетия в рамках процесса качественного обновления российского федерализма полномочия субъектов были значительно расширены.

В отечественном конституционном праве под народным суверенитетом понимается «принадлежность народу всей полноты власти в данной стране и возможность осуществления народом принадлежащей ему власти как непосредственно, так и через органы государственной власти и органы местного самоуправления»39. В части 1 статьи 3 Конституции Российской Федерации закреплен российский народный суверенитет: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Статья, употребляя термин «единственный», подчеркивает монопольное положение многонационального народа и тем исключает прямой доступ каждого из российских народов к процессу учреждения власти. Это означает, что источником учредительной власти в Российской Федерации является только многонациональный народ. В этом смысле народный суверенитет многонационального народа един и неделим. Вместе с тем российское конституционное регулирование представлено Конституцией Российской Федерации и конституциями (уставами) субъектов Федерации. В этом смысле субъект Федерации располагает правотворческой возможностью. Можно ли на этом основании полагать, что республика имеет доступ к народному суверенитету, при принятии своей Конституции реализует независимую и суверенную власть? На вопрос обычно дают отрицательный ответ, который связывают с единством народного суверенитета.

Национальный суверенитет связан с народным суверенитетом и государственным суверенитетом. В национальном государстве достигается единство всех видов суверенитета - народный и национальный суверенитеты выступают в единстве и служат основой государственного суверенитета. В национальном государстве «суверенитет выступает… как единство национального и государственного суверенитета»40, - подчеркивал Б.Л. Манелис.

В многонациональном государстве, в том числе имеющем федеративное устройство, поскольку государственный суверенитет выполняет особые функции, а народный суверенитет привязан к решению задач учредительного характера, постольку национальный суверенитет приобретает импульсы для самостоятельного существования и действия. Так, в условиях Советской Федерации национальный суверенитет, оформленный в виде автономии, нацеливался на решение национальных вопросов среднечисленных и малочисленных народов. Национальный суверенитет швейцарских кантонов имеет задачу обеспечения их культурного и языкового развития. В индийском федерализме национальный суверенитет используется для поддержания развития языкового своеобразия иных субъектов Федерации, т.е. здесь он имеет лингвистический оттенок.

В отечественной литературе понимание национального суверенитета начало складываться в конце ХIХ - начале ХХ вв. В качестве примера обычно приводят труды А.Д. Градовского, в которых обосновывался вывод о том, что суверенитет нации есть ее потенциальная возможность создания своего национального государства41. В советское время в связи с необходимостью более узкого понимания содержания национального суверенитета его стали трактовать как реализованное или реализуемое право нации на самоопределение. Современные авторы склонны считать, что «национальный суверенитет в полиэтнических государствах следует связывать с самостоятельностью нации (народа) в решении своих внутренних вопросов». Рассматривают его в качестве свойства нации, в котором отражаются объективные по сути признаки нации как своеобразного исторического образования42.

«Национальный суверенитет – это органически присущее нации политико-этническое свойство; ее неотъемлемое и неутрачиваемое качество; ее политико-правовое и этническое самоутверждение и самовыражение. Национальный суверенитет есть как бы персонификация классового и этнического самосознания его носителя. Он воплощает в себе совокупность признаков, характеризующих данное сообщество людей как нацию, отражая территориальную, экономическую, культурную и языковую индивидуальность нации, национальности, народности как этнических единиц»43, - пишет К. Коркмасова.

Относительно состава суверенных прав, присущих нации и принадлежащих ей по праву, в литературе высказаны различные суждения. При этом, однако, чаще цитируют тот перечень предполагаемых суверенных прав нации, который приводится в трудах профессора В.С. Нерсесянца. Он к этой совокупности относит: право на свою территорию и среду обитания; право на родной язык, культуру и традиции; право на самоопределение и добровольный выбор формы государственности или иного типа участия в жизни общества44.

Федерация не отрицает национального суверенитета, связанного с правом народов республик в составе Российской Федерации на самоопределение, не исходит из того, что национальный суверенитет поглощается народным суверенитетом.

Сказанное подтверждается положениями Конституции Российской Федерации, в том числе характеризующими Россию в качестве федеративного государства, закрепляющими (ст. 65) перечень национально-территориальных и национально-государственных образований, включающими в состав разновидностей субъектов Федерации республики (государства), автономную область и автономные округа, признающими равноправие и право народов на самоопределение в качестве принципа российского федерализма, легитимирующими национальные особенности в организации государственной власти республик и пр.

Подтверждениями этого следует считать наличие у республики права принимать Конституцию и устанавливать свой государственный язык. Конечно, Конституция республики принимается в рамках правил Конституции Российской Федерации и федеральных законов, но все же самостоятельно, в соответствии с процедурой, действующей в республике, и без утверждения (окончательно). Республики вносят в нее изменения и дополнения самостоятельно, собственными решениями.

На базе Конституции республика создает республиканское конституционное законодательство. Организует процедуру толкования норм Основного закона. Поддерживает режим конституционной законности.

Исключительное значение национального языка является общеизвестным фактом. Национальный язык, будучи одним из признаков нации, по отношению к другим ее признакам и условиям жизнедеятельности выполняет определенные функции и развивает их. Это касается территории, экономической жизни, психического склада, культуры, социальных норм и социального поведения, а также формы организации общественной жизни нации как исторически сложившейся общности людей. Поэтому легализация государственного языка народа не может не быть важным показателем охраны со стороны государства начал национального суверенитета.

Таким образом, республика (государство) – это конституционная разновидность субъектов Российской Федерации, обусловленная ее федеративным устройством и рассчитанная на реализацию принципа равноправия и права народов на самоопределение совокупностью граждан, компактно проживающих на территории, являющейся исторической территорией нации, давшей или дающей республике наименование.

  1. Л. А. Самсонова Конституция Российской Федерации: дальнейшее развитие российского федерализма: материалы науч практ конф., посвященной 15-летию Конституции Российской Федерации (г. Якутск, 23 дек. 2008г.) /редколл (2)

    Книга
    В сборник вошли материалы научно-практической конференции «Конституция Российской Федерации: дальнейшее развитие российского федерализма» (г. Якутск, 23 декабря 2008г.

Другие похожие документы..