Игорь Анатольевич Дамаскин

Говорят, американского шпиона пригласили в шлюпку испанского адмиралтейства, чтобы сделать его свидетелем отплытия испанской «армады». Дружески расположенный к нему испанский офицер показывал ему устройство новейших орудий и усовершенствованных торпедных аппаратов, поставленных на реконструированных судах. Вскоре после этого «мексиканец» неосмотрительно ослабил конспирацию и неосторожными действиями навлек на себя подозрения полиции. Он ежедневно посылал телеграфные донесения в Вашингтон — вероятно через Париж или Лондон, — и его могли поймать на этом. Обнаружив, что полицейские агенты следят за его отелем, он уложил свои вещи, отослал их на пароход, уходивший в Танжер, уплатил по счетам, вышел по черному ходу и благополучно достиг порта.

Благодаря предприимчивости этого агента американское морское министерство получило полную информацию о флоте Камары, вплоть до количества угля в бункерах каждого из его судов. Этого шпиона, после его благополучного возвращения в Вашингтон, негласным образом почтили за успешно выполненную миссию.

Что касается эскадры адмирала Камары, то надо признать, что никакой роли в войне она не сыграла. Поблуждав по Средиземному морю, Камара в конце концов возвратился в Испанию, так и не приняв участия в боевых действиях.еперь вспомним о деятельности храброго испанского лейтенанта Карранса, оставленного в Вашингтоне, чтобы руководить разведкой против американцев. После начала войны ему пришлось переехать в Канаду. Дом, который он снял в Монреале, и номер, который он занимал в отеле в Торонто, теперь стали главными объектами американской контрразведки.

Среди выявленных ею агентов оказался некий Джордж Даунинг, он же Генри Роллингс, натурализовавшийся в Америке англичанин. Он первый поддался денежным «чарам» Каррансы. Американский агент снял комнату в отеле в Торонто, смежную с комнатой испанца, и ему удалось подслушать разговор, сводившийся к вербовке Даунинга, бывшего писаря на американском броненосном крейсере «Бруклин». За этим шпионом следили от Торонто до самого Вашингтона. Агенты секретной службы знакомились с ним в поездах; они добыли образцы его почерка. Даунинг, теперь именовавший себя Александром Кри, явился в морское министерство вскоре по прибытии в столицу Америки, пробыл там недолгое время, затем вернулся в свой пансион и оставался в нем около часа. Выйдя оттуда, он сдал на почту письмо, которое было прочитано контрразведчиками, как только инспекторы почты были введены в курс дела. Письмо было датировано 7 мая 1898 года, адресовано Фредерику Диксону, 1248 Дорчестер стрит, Канада, Монреаль; оно не было зашифровано, но содержало в себе сообщение о том, что управление флота «шифрованной депешей» приказало крейсеру «Чарстон» следовать из Сан Франциско в Манилу с 500 матросами и всем необходимым для производства ремонта в эскадре командора Джорджа Дьюи. Далее указывалось, что в 3 ч 30 мин от Дьюи получена ответная депеша, которая расшифровывается.

Ввиду столь неопровержимых доказательств шпионажа был выдан ордер и последовал арест Даунинга. Бывший писарь отнесся к своему положению со всей серьезностью, какой оно заслуживало, отказывался говорить с кем бы то ни было и три дня провел в глубокой задумчивости; улучив минуту, он повесился в своей камере.

Таким образом, энергичный морской атташе Испании пока что не получил сколько нибудь важных сведений; но денег у него еще было достаточно, и он готов был щедро вознаграждать «нейтральных» помощников. Он собирался завербовать канадцев или англичан с военным опытом, перебросить их в Соединенные Штаты под видом безрассудных авантюристов, с тем чтобы они записались добровольцами в американскую армию, а затем передавали сведения Диксону или по какому нибудь другому «явочному» адресу. Ежедневные донесения о численности, снаряжении, подготовке и духе американских войск стоили, конечно, обещанных им наград. По прибытии с войсковыми соединениями на Кубу или Филиппины его агенты должны были бежать. Каждому из этих потенциальных дезертиров было выдано простенькое золотое кольцо с надписью по внутреннему краю: «Конфиенса Августина»; стоило лишь предъявить такое кольцо местному испанскому командиру — и радушный прием был обеспечен.

Когда и эта попытка вербовки агентов не удалась, Карранса, ненавидевший Америку, решил прибегнуть к типично американскому средству: он обратился в частное сыскное агентство. Здесь ему удалось заполучить двух молодых англичан, известных под именами Йорк и Элмхерст. Оба они сидели без работы и без денег. Представители агентства накормили их до отвала, напоили допьяна, а затем с гордостью представили испанцу. Протрезвев, они имели возможность, несколько неожиданно для себя, убедиться в том, что обязались работать в качестве шпионов. «Йорк» тотчас же поспешил доложить о случившейся беде бывшему командиру; он вообще не хотел шпионить. Агенты Каррансы, поняв, что «Йорк» отлынивает от своих новых обязанностей, стали следить за ним и даже, на всякий случай, хорошенько поколотили его. Тогда он уехал из Канады на первом же пароходе, перевозившем скот, но перед этим отдал своему приятелю железнодорожный билет для возврата в кассу, а также кольцо с условной надписью. А приятель все это сдал американскому консулу, который немедленно известил Вашингтон.

После этого контрразведка стала особенно зорко следить за молодыми англичанами рекрутами, носящими новенькие перстни. Было отдано также распоряжение следить за всеми телеграммами, посылаемыми из Торонто и Монреаля или получаемыми там из телеграфных контор, расположенных близ военной базы или лагеря новобранцев. В Тампе пожелал записаться в армию некий «Миллер». Его заявление задержали, а тем временем секретная служба узнала, что он посылал телеграмму в Монреаль. Ответ на нее был перехвачен. Он гласил:

«Сегодня перевести денег по телеграфу не могу. Переезжайте в какое нибудь другое место и оттуда телеграфируйте. Немедленно и подробно сообщите об акциях. По получении вышлю деньги и инструкции».

Телеграмма была подписана: «Сиддолл».

Американские агенты вскоре нашли канадского буфетчика Сиддолла, который сознался, что он «ссудил» свою фамилию за плату частным сыщикам, работающим по заданию Каррансы. «Миллера» взяли под стражу; из найденных при нем документов выяснилось, что его фамилия Меллор. Приблизительно в то же время в Тампу явился молодой «Элмхерст», которому удалось записаться в один из американских полков. Но «Йорк», которого убедили вернуться в Англию, скомпрометировал его, дав показания об их совместных похождениях в Канаде, благодаря чему будущий шпион был переведен из малярийного лагеря Тампы в более здоровые, хотя и тесные пределы форта Макферсон. Здесь он сидел до конца войны, когда его выпустили и выслали. Меллор же, никогда по настоящему не действовавший в качестве шпиона, поплатился жизнью: он сунулся во Флориду и там умер от тифа в тюрьме.

Письмо, адресованное ему Каррансой, было перехвачено агентом Рольфом Редферном (впоследствии видным работником секретной службы, заведовавшим ее бостонским бюро). Карранса упрямо продолжал борьбу, смахивающую на единоборство. Без сомнения, некоторые из его наемников кое что смыслили в шпионаже; все же ничего или почти ничего существенного к нему в руки не попало, ничего важного он не сумел передать через Мадрид испанскому командованию. В конце концов по настоянию канадских властей Карранса вынужден был выехать в Европу.

Потерпев поражение на суше и лишившись флота, Испания была вынуждена запросить мир. Согласно Парижскому мирному договору, подписанному 13 августа 1898 года, Испания отказалась от своих колоний в Азии и Америке — Филиппин, Гуама, Пуэрто Рико и Кубы. Первые три стали владениями США, за что американцы выплатили Мадриду в качестве компенсации 20 миллионов долларов. Куба была провозглашена независимой республикой, однако фактически ее внешняя политика оказалась под американским контролем. В бухте Гуантанамо была создана военно морская база США, существующая и поныне.

Получив во владение 7083 филиппинских острова, американцы в придачу бесплатно получили восстание народа, борющегося за свою независимость. Этот печальный эпилог «гуманной интервенции» мог длиться до тех пор, пока у восставших было отважное и умелое руководство. Генерал Эмилио Агинальдо был душой восстания и большим мастером партизанской тактики. В годы испано американской войны он был союзником американцев, обещавших филиппинцам свободу. Но когда оказалось, что просто произошла смена колонизаторов, он поднял знамя национально освободительной революции, на этот раз против американцев. Обуздать его можно было только умелыми действиями военной разведки; решающий, ловкий ход в этом направлении сделал молодой американский офицер, числившийся в полку канзасских волонтеров.

Фредерик Фанстон не получил военного образования в Уэст Пойнте, но у него было нечто такое, чего не может дать никакая учеба: изобретательный ум, любовь к приключениям, умение командовать и… рыжие волосы. Несмотря на цвет своих волос (филиппинцы сплошь брюнеты), этот солдат сумел замаскироваться под туземца и с несколькими товарищами, также замаскированными, отправился в путь по бездорожью лесных дебрей Лусона. Он поставил себе целью совершить внезапный набег на ставку Агинальдо, расположенную в глубине острова, и захватить его в плен. Это смелое предприятие увенчалось полным успехом.

Началось обратное путешествие, полное нескончаемых опасностей. Спасаясь от преследователей, которым был знаком каждый шаг на пути отступления смельчаков, переходя вброд или переплывая реки, находясь под угрозой пуль и отравленных стрел, ядовитых змей и насекомых, Фанстон и его спутники благополучно доставили своего пленника в ставку американской армии. Пленение Эмилио Агинальдо действительно решило судьбу восстания и привело к тому, чего едва ли могли бы добиться десять генералов и сорок полков за год кровавой и дорогостоящей войны с партизанами.

Народное восстание было подавлено. В результате захватнической колониальной войны (1900—1901 гг.) Филиппины попали под полное господство США.

Только в 1946 году перед лицом мощного национально освободительного движения США были вынуждены предоставить Филиппинам независимость.

НЕУДАЧНОЕ ПОХИЩЕНИЕ СУНЬ ЯТСЕНА

На исходе XIX века закончилось существование императорской власти в Китае.

Императрица Цыси — вдова, мать и тетка трех китайских императоров, — родившаяся в 1835 году, успела побывать регентшей, соправительницей и правительницей страны, которая в 1890 е годы стала объектом закабаления империалистическими державами — Японией, Германией, Францией, Англией. Они поделили Китай на сферы влияния, и он все больше становился их полуколонией. Иностранцы еще с начала 70 х годов имели доступ в 26 китайских портов, где вели себя как абсолютные, никем не контролируемые хозяева.

Грабеж Китая империалистическими государствами, по существу поддерживаемый Цинской династией и императрицей Цыси, вызвал протест народных масс. Цинская династия (правила в Китае с 1644 по 1911 г.) была вдвойне ненавистна китайскому народу. С ней связывалась память о завоевании Китая маньчжурами и о невыносимом гнете, который великий народ долгие годы терпел под их игом. Выразителем интересов, направленных на национальное освобождение и борьбу с монархией, стал революционный демократ Сунь Ятсен. Он родился в 1866 году в крестьянской семье неподалеку от Гуанчжоу (Кантона). В начале 1890 х годов окончил английский медицинский институт в Гонконге и вскоре посвятил себя политической деятельности. Поселился на Гавайских островах и организовал там из китайских поселенцев революционную организацию «Синчжунхой» («Общество возрождения Китая»), поставившую целью свержение монархического строя на своей родине. Первая попытка «Синчжунхоя» организовать восстание в Гуанчжоу не удалась. Многие члены общества были арестованы и некоторые из них казнены. Сунь Ятсену удалось избежать ареста. Он эмигрировал в США, затем проживал некоторое время в Европе.

Цыси, которая фактически руководила страной, через своих приближенных и доверенных лиц внимательно следила за деятельностью Сунь Ятсена. Это была умная, хитрая и жестокая женщина. Французский историк А. Кордье писал о ней: «Она является виновницей всех государственных переворотов… вплоть до того дня, когда Цыси совершила ловкий ход, который, по выбранным ею средствам, обеспечил ей место не только среди умнейших властительниц Востока, но и среди женщин, наименее стесняющихся в средствах борьбы. По уму и совершенным ею преступлениям с нею может сравниться на всем протяжении китайской истории только императрица У хоу, жившая в VII веке н.э.».

Осенью 1896 года Цыси пришла к выводу, что Сунь Ятсен представляет угрозу не только для иностранных захватчиков, но и для ее монархии, а следовательно, для нее лично. Она отдала приказ разыскать Сунь Ятсена, где бы он ни скрывался, захватить его, доставить в Китай и… «разрезав на мелкие кусочки, зажарить с бобами».

«Санши» — «посланники кометы», а попросту говоря, агенты, обязанные контролировать законы Поднебесной империи и исполнение приказов императрицы, направились по следу Сунь Ятсена. Найти его было нелегко: он скрывался под другими именами, а кроме того, они не имели его фотографии. Но в Сан Франциско Сунь Ятсен совершил ошибку, недопустимую для конспиратора: желая способствовать расширению своих идей, он дал интервью одной местной газете, поместившей его фотографию. Так в руки сыщиков попало фото революционера. Однако доктор Сунь не собирался задерживаться в Америке. На пароходе «Маджестик» он направился в Англию, куда прибыл 23 сентября 1896 года.

В китайской дипломатической миссии в Лондоне своевременно узнали о появлении опасного визитера, и китайский посланник Гун Чаоюнь поклялся уничтожить его. Впоследствии Сунь Ятсен вспоминал: «Друзья, которые меня встречали, уведомили меня, что новый китайский посланник в Англии был маньчжур, он ненавидел китайцев и особенно новаторов, и что я должен быть осторожен».

У Гун Чаоюня был надежный советник, англичанин, сэр Сэмуэл Холидей Маккартни. Он был дипломатом в Китае, а по возвращении в Англию поступил на службу в китайскую дипломатическую миссию. Не рассчитывая на способности китайских сыщиков, он посоветовал посланнику обратиться в частное сыскное бюро Слэтера. Господин Гун принял этот совет, но все же поручил своим помощникам, Кану и Тану, следить за доктором Сунем. Один из них сыграл главную роль в первоначальном успехе операции.

В субботу, 10 октября 1896 года, Сунь Ятсен решил навестить своих друзей — доктора Кэнтли и его жену, живших по соседству с дипломатической миссией Китая. Когда он проходил мимо здания миссии, Тан, стоявший на ее пороге, заметил китайца, в котором сразу же опознал Сунь Ятсена, завел с ним разговор на родном языке и предложил зайти выпить чаю.

Доктор Сунь недолго колебался. Завести знакомство, а возможно и приобрести сторонника в миссии, — что может быть заманчивее для революционера конспиратора? Тем более что он в это время действовал под псевдонимом Чень Цайши, а его лицо, как он считал, было неизвестно его противникам. Зайдя в здание, Сунь Ятсен сразу попал в ловушку. Маккартни торжествовал, ожидая теперь возможности тайно переправить доктора Суня в Китай на первом же судне.

Но доктор Кэнтли, не дождавшийся прихода своего друга, и другие сторонники Сунь Ятсена тут же подняли тревогу. Поняв, что дело нечисто, они обратились в сыскное агентство того же Слэтера, который, получив от них больше денег, чем ему предложил Маккартни, сразу же выдал заговорщиков и указал, где следует искать пропавшего.

К тому же Сунь Ятсену удалось переправить на волю послание, в котором говорилось: «Я был похищен в воскресенье (?) в китайской дипломатической миссии и буду отправлен из Англии, на неминуемую смерть в Китай. Умоляю вас, спасите меня как можно скорее! Судно доставит меня в Китай, и я уже не смогу ни с кем поддерживать связь. Помогите!»

Кэнтли обратился не только в частное агентство, но и в Скотланд Ярд и Форин Офис. Но те не торопились принимать меры, не желая вызвать дипломатические неприятности. Тогда Кэнтли обратился в газету «Таймс», однако и она не решилась вмешиваться в китайские дела. Кэнтли направился в газету «Глоб», где нашел понимание. В погоне за сенсацией этот конкурент «Таймс» опубликовал пять колонок под кричащим заголовком: «Невероятное происшествие! В Лондоне похищен конспиратор!»

Теперь и полиция, и Форин Офис не могли больше не обращать внимания на случившееся. Доктор Кэнтли вместе с представителями министерства иностранных дел и Скотланд Ярда явились в китайскую миссию. Маккартни ничего не оставалось, как выдать пленника. Чтобы «сохранить лицо», он при этом сделал следующее заявление: «Господа, я возвращаю вам этого человека. То, что творится в этой дипломатической миссии, есть лишь посягательство на наш суверенитет и нарушает международное право неприкосновенности личности». «Крайним» в этой истории оказался мистер Тан, которого обвинили в похищении человека.

Освобожденный Сунь Ятсен продолжил свою революционную борьбу. Некоторое время он оставался в Европе, затем отправился в Японию. Там в августе 1905 года он создал политическую организацию «Тунменхой» («Союзная лига Китая»). В крупных центрах Китая были организованы нелегальные отделения лиги. В ноябре 1905 года она стала издавать газету «Миньбао» («Народное дело»), где пропагандировала опыт и методы борьбы русских революционеров и призывала китайский народ последовать примеру русских рабочих и крестьян.

События в Китае развивались. В 1911 году произошли восстания в ряде городов Юга Китая. Во многих провинциях власть была захвачена восставшими. В декабре 1911 года в Нанкине собралось Национальное собрание из представителей революционных провинций. Собрание провозгласило республику и 29 декабря избрало временным президентом Китайской республики доктора Сунь Ятсена, вернувшегося из эмиграции на родину.

  1. © ООО «Издательский дом «Вече», 2004

    Документ
    Темные предания гласят, что некогда Горюхино было село богатое и обширное, что все жители оного были зажиточны, что оброк собирали единожды в год В то время всё покупали дешево, а дорого продавали.
  2. 200 мифов о Великой Отечественной

    Книга
    Готовил ли Сталин нападение на Германию? Действительно ли внезапность нападения Германии стала причиной кровавой трагедии 22 июня 1941 года? Правда ли, что, невзирая на все предупреждения разведчиков и военных, Сталин не разрешал приводить
  3. Xvi международные рождественские образовательные чтения

    Документ
    сектором церковно-приходс- кого образования Отдела религиозного образования и катехизации РПЦ, председатель совета директоров православных школ, к.
  4. Биологические науки (2)

    Документ
    1. "Болота и биосфера", Научная Школа (2; 8-12 сент. 2003 г.; Томск ). Материалы Второй Научной Школы/МО РФ и др.; [Ред. Л. И. Инишева].-Томск:Издательство ТГПУ,2003.
  5. В. И. Кузищин [и др.]; под ред. В. И. Кузищина; мгу им. М. В. Ломоносова. 4-е изд., перераб и доп. Москва : Высшая школа, 2005. 383 с ил. (Классический университетский учебник). Библиогр.: с. 365-382. А

    Список учебников
    78. 60.524 Адаир, Джон. Эффективная коммуникация / Д. Адаир; пер. с англ. Ю. Гольдберга. - Москва : Эксмо, 2003. - 237 с. : ил. - (Гуру менеджмента) - ISBN 5-699-03548-6 : 65,
  6. Список литературы по предмету «Криминология» Бут, Надежда Дмитриевна Криминологическая характеристика корыстной мотивации преступлений в условиях перехода к рыночным отношениям Дис. … канд юрид наук : 12. 00. 08

    Документ
    Криминологическая характеристика корыстной мотивации преступлений в условиях перехода к рыночным отношениям Дис. … канд. юрид. наук : 12.00.08 Б.м. , Б.
  7. Новости 10 (14)

    Документ
    01. 009, №00 , Стр. А3 13 НЕСУЩЕСТВЕННАЯ СВЯЗЬ 14 Ведомости, Дзядко Тимофей, 1 .01. 009, №00 , Стр. Б 14 ОБЕДНЕЕТ ДУМА, НО НЕ ДЕПУТАТЫ 1 Ведомости, Костенко Наталья, 1 .
  8. Новости 10 (16)

    Документ
    01. 009, №00 , Стр. А3 15 НЕСУЩЕСТВЕННАЯ СВЯЗЬ 15 Ведомости, Дзядко Тимофей, 1 .01. 009, №00 , Стр. Б 15 ОБЕДНЕЕТ ДУМА, НО НЕ ДЕПУТАТЫ 17 Ведомости, Костенко Наталья, 1 .
  9. Бюллетень новых поступлений (12)

    Бюллетень
    Численные методы в примерах и задачах : учебное пособие для студентов высших технических учебных заведений / В. И. Киреев, А. В. Пантелеев. - Изд. 2-е, стер.

Другие похожие документы..