Социально-антропологических исследований

Г.В. Мелихов

МИФ. ИДЕНТИЧНОСТЬ. ЗНАНИЕ:

ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ

СОЦИАЛЬНО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Учебно-методическое пособие

Казань – 2010

Рекомендовано к изданию

Учебно-методическим советом философского факультета КГУ

Протокол № 1 от 28 января 2010

Учебно-методическое пособие содержит методические указания, подробное описание лекций и две вводные лекции по курсу «Миф. Идентичность. Знание. Введение в теорию социально-антропологических исследований». Курс предназначен для преподавателей философии, социологии и смежных дисциплин, научных сотрудников академических исследовательских учреждений гуманитарного профиля, повышающих свою квалификацию на специализированных курсах.

СОДЕРЖАНИЕ

Организационно-методические указания. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .4

Программа лекционного курса. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .8

Лекция первая. Экспозиция целей и задач курса. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 20

Лекция вторая. Антропология сакрального. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .33

Список литературы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 54

ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ

Данный курс предназначен для преподавателей и научных сотрудников, специализирующихся в области социальных и гуманитарных наук. Основная задача курса заключается в поиске ответа на вопрос как возможно антропологическое событие – «вхождение» человека в мир другой, совершенно чуждой ему культуры? Особенность современного состояния социальной и культурной антропологии состоит в переориентации фокуса внимания от изучения общества и культуры к изучению антрополога как субъекта исследования. Антропологическое знание, лишаясь критерия универсальности, все теснее сопрягается со временем, местом и конкретным автором. В этой ситуации антропологическое событие может вести к определенным изменениям в личности исследователя, вызывая необходимость осмысления предельных оснований собственной идентичности. Социальная антропология рассматривается прежде всего как форма критики европейским интеллектуалом самого себя, попытка понять глубинные, «архетипические» слои своего мышления, встречающегося с радикально Иным по отношению к себе.

Цель данного курса – очертить контуры «антропологии белого человека», постараться посмотреть на «европейца» как на «чужого» с высоты знания об открытых и описанных им же «примитивных» народов и, в частности, рассмотреть в антропологическом опыте «вхождения» в Иную культуру архаические черты – обособленный, только антропологам свойственный, синкретичный мир действия, переживания и мышления. Показано, как и в какой мере методы, разработанные в социальной антропологии применимы для анализа только одной конкретной формы существования «европейского», а именно мифов, которые волей или неволей творит интеллектуал-антрополог, «рассказывая» (создавая тексты) о своем проникновение в запредельные сферы инокультурных миров, обобщающих для современного человека базовые представления о «своем» и «чужом», о тех силах – сакральных и профанных, которые управляют этими мирами. Данный ракурс рассмотрения позволяет зафиксировать нерасторжимое единство личности и антропологического знания, и продемонстрировать то, как происходит становление понимания другой культуры и функционирование правил этого понимания на уровне личной истории, всегда возможной в единстве с другими людьми. Таким образом, главным «персонажем» курса выступает антропологическое сообщество, взятое в функции понимания «чужого», и проявляющее себя в формах личностных мифов исследователей-антропологов.

Основной акцент в курсе делается на проблематике героического мифа. Антрополог рассматривается в качестве своеобразного культурного героя, героя разума – посредника между божественным и земным, «заклинающим» своим пониманием хаос чужой культуры, и привносящий в мир европейской цивилизации новые культурные ценности – знание об «иных» мирах, расширяющих горизонт наших представлений о «своем» мире.

Выбранная тематика курса – формы мифичности понимания (не понимания мифа, а мифической оформленности самого понимания) «чужых» культур вынуждает нас обращаться только к одной категории социально-антропологических текстов, в которых вдобавок к содержанию присутствуют сведения о принципах и возможности их понимания, в которых отчет об увиденном сопровождается рефлексией на формы и способы восприятия чужой культуры. Поэтому курс в целом посвящен теории социально-антропологических исследований. Однако, необходимость удержания специфики курса – мифичности любых социально-антропологических концепций - требует условного выделения особой предметной области в рамках теории социальной антропологии, а именно – «мифологии социально-антропологических исследований», сосредоточенной на осмыслении социально-антропологического опыта как конечной области значений, своеобразного «жизненного мира антрополога», структурированного героикой путешествия в «иные» миры.

Курс разбит на три тематических блока – «Антропологические подходы и мифичность понимания «чужой» культуры», «Социальная антропология как личностный миф» и «Клод Леви-Стросс в роли культурного героя: опыт реконструкции одного личностного мифа». Если в первых двух разделах рассматриваются соответственно антропологические подходы, очерчивается предметная область курса и вводятся основные понятия («личностный миф», «миф знания», «социально-антропологический текст как миф» «личная история антрополога» и др.), то в третьем разделе все заданные ранее темы и проблемы «сводятся» в фокусе анализа личностного мифа К.Леви-Стросса. Таким образом, сначала выделяются формы социально-антропологического познания как таковые (что, в соответствии с разделяемой нами позицией, можно сделать лишь условно, и то в целях исключительно методических), затем предполагается рассмотрение их мифичности, т.е. описывается их функционирование в личной истории конкретного антрополога.

И, наконец, последнее. Поскольку слушателями данного курса выступают исследователи и преподаватели, как правило, уже имеющие или, по крайней мере, «вырабатывающие» свой взгляд на изучаемый предмет, традиционная структура курса («лекции – семинарские занятия – точки контроля»), ориентированная прежде всего на восполнение недостающей информации (кем, когда, где и что было сказано) и «прорисовке» незнаемых для аудитории проблем, нам представляется неприемлемой. В самом деле, самостоятельно работающий исследователь уже знает с чем и как он работает, да и с поиском нужной для него информации он обычно не имеет затруднений – сегодня (как, впрочем, и в другие времена) таковая почти всегда в изобилии имеется где-то рядом. Каждый из нас рано или поздно (в зависимости от своей готовности) обязательно столкнется с тем, что ему необходимо узнать… Проблема, вероятно, существует в другом – в отсутствии «мест», где наработанные ранее «позиции» и «точки зрения» могли бы встретиться, но не для того, чтобы некто мог победить в споре и кому-то что-то там доказать, а исключительно ради обретения полной картины изучаемого предмета - по-полнения, до-полнения собственных взглядов другими точками зрения.

Это обстоятельство (слушателями курсов повышения квалификации выступают, подготовленные, зрелые исследователи) стало решающем в нашем выборе «тематически-блоковой» структуры курса, в основе которой отсутствует жесткая схема деления изучаемого материала на теоретическую и практическую части (в публикуемой программе отсутствует обязательный в подобных случаях раздел плана семинарских занятий). Каждый из трех тематических блоков совмещает в себе набор тем для обсуждения как на лекциях, так и на семинарских занятиях. А все три тематических блока в целом дают общее направление движения авторской мысли, в которое по ходу занятий может встраиваться, рассекая его «вдоль и поперек» и «смешивая планы», любой другой участный взгляд. Лектор и аудитория получают дополнительную возможность для маневра в общении, непосредственной, живой реакции на то или иное событие в рассуждении или в ходе его обсуждения. Так изложение какого-либо теоретического вопроса, прерванного репликой: «Позвольте с Вами не согласиться, мне представляется, что…» или «Простите, мне не совсем понятно, что Вы хотели сказать…», может сразу же перевести рассуждение-монолог в беседу – свободный и содержательно заинтересованный обмен мнений, т.е. в практическое занятие. С другой стороны, попытка выйти из затруднения, в которое мы «угодили» благодаря неожиданно и точно сформулированному навстречу нам вопросу, может запросто развернуть практическое занятие в сторону построения сугубо монологического теоретического рассуждения. Разумеется, все вышесказанное не отрицает традиционный формы занятий – лекций и семинаров, мы утверждаем только, что они носят для нас «рамочный» характер - служат «местом» для начала работы; работы, которая, в действительности, никогда не может быть завершена. Ведь мы на наших занятиях, посвященных анализу личностных мифов антропологов, имеем дело не столько с тем или иным объектом социально-антропологического знания, сколько с тем, что думает некто о себе как антропологе. Поэтому все наши дискуссии и рассуждения в какой-то момент обязательно будут сворачиваться в вопросы, которые мы можем и должны задавать самим себе…

ПРОГРАММА ЛЕКЦИОННОГО КУРСА

Тема 1. Антропологические подходы и мифичность понимания

«чужой» культуры

Антропология как система относительно автономных дисциплин с общим предметом – человеком. Физическая антропология, социальная и культурная антропология. Этнология и этнография. Условность демаркации между антропологией и другими социально-гуманитарными дисциплинами (социологией, психологией, философией).

Философские основания социальной антропологии. Основные типы современных философских представлений человека (на основании классификации М.Шелера). Предмет современной антропологии не собственно человек, а многообразие «порождающих» его форм существования, которые вместе с тем являются и формами понимания (например, понятие форм опыта как одновременно и форм мысли у М.Фуко, габитус как «структурирующая структура» у П.Бурдье и т.д.). Рефлексивность и акцент на процессуальных характеристиках различных форм существования человека.

Социально-антропологический взгляд как базирующийся на представлении о приоритете социальных форм существования человека. Объективистские и культурно-аналитические подходы в исследовании общества (Л.Ионин).

Различение объективированных и инкорпорированных форм существования человека. Живой, телесный человек как воплощение различных пересекающихся, взаимодействующих инкорпорированных социальных форм. Символичность инкорпорированных форм: соединение несоединимого – идеального и реального, общего и особенного, действительного и возможного («габитус» П.Бурдье - совмещает общее и индивидуальное, т.е. предсказуемое, действительное, наличное и то, что содержит элемент случайности, непредсказуемости, возможности). Социальная антропология как аналитика инкорпорированных форм существования человека «чужих» сообществ (как традиционных, так и современных).

Представление о формальной теории как инкорпорированной форме для понимания, «порождающей» представления о других обществах, несоотносимой, однако, с реальностью (и потому не поддающейся, согласно попперовскому принципу фальсификации, опровержению), но принадлежащей личному опыту – жизни антрополога и, в той или иной степени, научному сообществу. «Чистая» и реальная (применяемая, функционирующая в обществе и в индивидуальном опыте) теория (А.Лосев). Повседневность: синкретическое единство действия, переживания и мышления. Социология знания о повседневности. Социальная антропология как область «конечных значений» (А.Шюц) или «мир опыта» (Л.Ионин).

Предмет теоретической социальной антропологии – формы опыта, создающие возможности понимания чужой культуры. Преломление общесоциологического различения объективистского и культурно-аналитического подходов в социальной антропологии: научное и гуманистическое направления. Исследовательские стратегии в социальной антропологии как стратегии «вживания» в чужой опыт. «Метод глубокого погружения» (Э.Геллнер) в исследуемую культуру («включенное наблюдение») как парадигмальная исследовательская стратегия. Частные техники сбора информации: сравнительный анализ, case-studies, социологическое интервью, «плотное описание», работа с архивными и этнографическими источниками и др.

Мифичность реальной социально-антропологической теории (взятой как «мир опыта»). Всякая личность есть так или иначе миф (А.Лосев). Личная история антрополога как история «антропологических событий» - воплощений понимания «иного». Социальная антропология как прототип ино-научного, «мифического» отношения к объекту исследования в культуре ХХ века. Непосредственно-личностное отношение к объекту исследования (чужой культуре) как доминанта социально-антропологического опыта и его структурированность героикой странствий к Иному. Значение полевых исследований как своеобразных «ритуалов перехода». Специфика современных текстов по социальной и культурной антропологии: акцент на единстве отчета и самоотчета (автобиография, эпистолярный жанр, дневники и заметки личного характера, прозаические произведения). «Мифология социально-антропологических исследований» как раздел теоретической антропологии, имеющая своим предметом мифичность социально-антропологического опыта, т.е. описывающая функционирование форм понимания в личной истории исследователя как части истории антропологической науки.

«Мифология социально-антропологических исследований» как разновидность критики интеллектуалом оснований понимания своей собственной идентичности и как часть «истории настоящего» (М.Фуко).

  1. Социально-антропологических исследований (2)

    Лекция
    Данный курс предназначен для преподавателей и научных сотрудников, специализирующихся в области социальных и гуманитарных наук. Основная задача курса заключается в поиске ответа на вопрос как возможно антропологическое событие – «вхождение»
  2. Принципы культурогенеза в режимных сообществах. Социально-антропологический анализ российской армии второй половины XX века

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 17 ноября 2009 г. в «__» часов на заседании диссертационного совета Д 002.117.01 Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН по адресу: 11 1, Ленинский проспект, д.
  3. Мир профессий как поле антропологических исследований

    Документ
    Термином «антропология профессий» мы обозначаем конкретный методологический подход к исследованию различных аспектов повседневной жизни профессий и профессиональных групп, понимаемых в как раз в таком широком смысле.
  4. Исследование о влиянии эволюционной теории на учение о п

    Исследование
    Дифференцирование и приспособление рас — Естественный подбор в борьбе за существование — Формы и законы изменений — Общие законы наследственности — Происхождение и унаследование отличительных половых признаков
  5. Исследование о влиянии эволюционной теории на учение о политическом развитии народов

    Исследование
    Воспроизведение (Zeugung) и унаследование — Генеалогическая непрерывность зародышевой плазмы — Наследственное предопределение (Vorherbestimmung) — Физиологическая связь унаследования и отбора
  6. Социальная антропология по-русски: наука, профессия, идентичность

    Документ
    Альфред Луис Крёбер доказывал в своих исследованиях, что периоды научного подъема согласуются с эпохами общего национального и культурного процветания, однако, сам же предостерегал от опасности возведения этого вывода в ранг псевдозакона 1.
  7. Антропологические исследования в контексте современной российской археологии

    Документ
    Начиная с XIX века отечественные палеоантропологические работы находятся в русле магистральных археологических исследований. Это обстоятельство было отмечено еще академиком АН СССР В.
  8. Программа и методы социально-психологического исследования (В. А. Хащенко)

    Программа
    Содержание учебного пособия базируется на микросоциальном подходе к анализу социально-психологических явлений, поэтому основной вектор изложения материала строится от социальной психологии личности к психологии больших социальных групп.
  9. Рабочая программа социальная антропология наименование дисциплины по учебному плану Код дисциплины по учебному плану

    Рабочая программа
    Цель курса – сформировать представление студентов о предмете социальной антропологии, рассмотрение этапов формирования антропологического знания, его методов, форм, основных понятий и представителей; исследование взаимосвязей «общество-социальные

Другие похожие документы..