Монография посвящена трагическим страницам в истории армянского народа в 1894-1991 гг., вызванным социальными потрясениями в стране проживания и во всем мире.

ПРИЛОЖЕНИЕ 18

ВАРАЗДАТ БАРОЯНЦ

ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ

(В сокращении)

Пусть меня извинит читатель за то, что я не пишу художественно-литературную повесть, а просто описываю события, о которых мне рассказывали мать, дядя, тетя, а впоследствии я сам стал очевидцем, перенесшим события, случившиеся в феврале 1988 года в г. Сумгаите. И кровавый Новый год по старому стилю, то есть 13 января 1990 года в г. Баку Азербайджанской ССР.

Я окончил 8 классов средней школы. Сам – водитель, шофер I класса. Родился я в Баку 6декабря 1937 года, имею четверых детей – три девочки и один мальчик. Да простит мне читатель, но не написать я не мог. И вот я взялся за ручку и пишу так, как могу. Итак, я начинаю свой рассказ.

1915 год. Над моей Родиной – Арменией нависла черная туча, хотя я и не знаю, в каком это было месяце, было ли солнце или ясное небо, но то, что нависла черная туча, я достоверно знаю. Мои родители и предки родились в г. Муше и Битлисе, на тысячелетней земле своих предков. Сейчас она находится в Турции. Моему будущему отцу было 10 лет, матери – 7 лет, когда турецкие палачи, бандиты, паши и султаны начали истребление, изгнание армян. Моти родители спаслись чудом, но большинство их родных при переправе остались в водах бурной реки Аракс.

Двоюродный брат отца был фидаином – Бароян Смбат (Махлуто). Он похоронен в Армении в г. Эчмиадзине в храме Гаяне. Итак, мои родители попали в г. Ереван, но так как в это время в Армении не было промышленности, то из Баку приехали армяне и вербовали людей на работу. Так мои родители попали в Азербайджан.

Сейчас нас упрекают – почему мы до сих пор жили в Баку?

Да, мать тосковала по родине, но она не могла покинуть Баку с четырьмя маленькими детьми после того, как получила извещение о том, что ее муж – мой отец – пропал без вести в 1941 году, во время Великой Отечественной войны.

Итак, я родился в 1937 году в г. Баку, где жили русские, евреи, грузины и другие нации. Насколько я помню и знаю, до 1954-1955 годов в Баку проживало 500 тысяч армян. Было несколько армянских школ, но мы жили далеко от них, и мать не могла нас возить. Рядом с нашим домом была русская школа, и мы ходили в русскую школу. С 1954 года я стал работать у мастера (плотника) Вартана учеником. Так началась моя трудовая жизнь. Потом работал резчиком по дереву, оттуда ушел в армию – служил во флоте.

Нас – армян – в Баку было более полумиллиона. Но вот наступили 1954-1955 годы, когда у руля в Азербайджане был, если не ошибаюсь, Мустафаев, который решил создать национальные кадры и наводнил Баку азербайджанцами из всех районов Азербайджана. Армяне, русские, евреи стали обучать их специальностям, ремеслам, а потом их же ученики стали их притеснять, в особенности армян. Если до этого во всех органах в основном были армяне (в ЦК, БК, в министерствах, в органах милиции, в институтах и так далее), то потом, в 50-е – 60-е годы, их совсем не осталось, так как в эти годы население армян сократилось наполовину (выехали в разные регионы страны). Но все же мы, армяне, жили неплохо, себя в обиду не давали.

Еще до армии я окончил курсы шоферов. После армии я стал работать водителем, работал во многих организациях, возил руководителей – от директора завода, до министра. После Мустафаева у руля в Азербайджане встал Ахундов, родом из селения Сараи (это между Баку и Сумгаитом). Он создал свой клан. В этот период сараинцам везде и всюду были открыты двери, а именно – на все руководящие посты. На эти годы и пришлось основное переселение армян в другие регионы страны, потому что если армянин, будь он хоть гений, – простой инженер, им он и останется. Ученые-армяне писали диссертации, а азербайджанцы их присваивали. Армян зажимали, чтобы они не продвигались вверх по служебной лестнице, ну, а рабочие и ремесленники оставались как были. Но вот к власти в Азербайджане пришел бандит и враг не только армян, но и своего народа – Гейдар Алиев, родом из Нахичевана. Этот хапуга натворил столько бед для всего народа, что если писать о нем, это займет несколько томов.

Последние 12 лет я работал на автобазе «скорой помощи», с 1977 года – на подстанции № 1 в пос. Монтина.

Так вот, мой прекрасный город, в котором люди разных национальностей жили в дружбе до 1954 года, а после – более или менее, превратился в 1988-90 годах в город бандитов-убийц. Я не отрицаю – были азербайджанцы, которые, рискуя своей жизнью, спасали армян, прятали, а потом помогали выбраться из города. Примеров тому есть немало: моей жене помогали: прятали ее русские, лезгины, азербайджанка, но таких людей было очень и очень мало. Спасибо им и низкий поклон.

Настал 1988 год, третий год перестройки и гласности. Народ НКАО (армяне) поверили, что это конец мучениям, конец гнета Азербайджана. В середине февраля 1988 года в НКАО, в г. Степанакерте люди вышли на мирную демонстрацию.

В последние годы народ НКАО (армяне) почувствовали на себе, что Азербайджан всеми силами старается сделать с НКАО то же, что и с Нахичеваном, то есть изгнать всех армян с их земли. Участь Нахичевана ждала и НКАО, но армяне вовремя поняли и встали на защиту своей родины, но только мирным путем, в рамках перестройки и гласности. В ответ на мирный митинг и демонстрации в НКАО, где не были задеты честь и достоинство других наций, проживающих в НКАО (азербайджанцев, русских и др.) в Азербайджане, в городе Сумгаите азербайджанцы заранее подготовили, спланировали, с благословения центральных органов и МВД устроили геноцид жителей города армянской национальности.

В Армении начались митинги и демонстрации, чтобы центр дал достойный анализ, политическую и гражданскую оценку геноциду против армян в Азербайджане. Главный преступник нашего времени Горбачев многотысячную, почти миллионную демонстрацию назвал экстремистами. В республике, где более 3 миллионов населения, – из них 1 миллион на митинге, – он не считает за народ. Разве может быть столько экстремистов? А насчет Сумгаита, не моргнув глазом, сказал: мы опоздали на 3 часа.

В феврале 1988 года я был в очередном отпуске. Когда 3 марта я вышел на работу, мой сменщик (азербайджанец) рассказывал и плакал, что он лично пять трупов армян привез из Сумгаита в морг в Баку, а семь трупов – в пос. Марлакян (это в 40 км от Баку), так как в моргах Баку уже не было места. Это было 29 февраля 1988 года. Рассказывал, как глумились над женщинами и детьми, как грабили. У многих бандитов в милиции выворачивали карманы с драгоценностями и среди них были серьги с мясом от мочек ушей. Уцелевших армян собрали во Дворце культуры. Их охраняли войска МВД и солдаты. Армяне нуждались в медицинской помощи. Помощь им оказывали медики-азербайджанцы и другие. Врач-армянин, который оказывал помощь своим соотечественникам, рассказал следующее.

27 февраля в Сумгаите в Доме торжеств проходила армянская свадьба. Около 10 часов вечера туда пришли несколько азербайджанцев и хотели помешать. Когда их выходкам дали отпор и выдворили, они сказали: «Увидите, что сделаем с вами, армянами» и 28 февраля они начали убивать, сжигать, грабить, насиловать армянский народ Сумгаита.

Армяне, проживающие в Азербайджане, в частности, в Баку, зная повадки этих дикарей, стали покидать свои дома и искать убежища в Армении и других регионах нашей страны. Я также пытался обменять бакинскую квартиру на ереванскую, но у меня ничего не вышло.

Обстановка в Баку накалялась. Постоянно шли демонстрации и митинги с лозунгами: «Смерть армянам!», «Долой русских!», со знаменами Турции и Ирана. На окраинах города давно уже грабили и убивали армян, поджигали дома.

7 декабря 1988 года мою Родину – Армению – постигло большое горе – землетрясение, которое разрушило Спитак и Ленинакан. Погибли тысячи людей, а полмиллиона осталось без крова. В это трагическое время для всего народа Армении, когда все человечество и все государства мира опустили головы в знак беды, азербайджанцы в Баку устроили праздничные шествия. Я был свидетелем шествия по проспекту Ленина. Где-то в 22.30 с бригадой был на вызове в этом районе, и мы не могли проехать, так как шла огромная толпа с радостными лицами, с факелами, и они поздравляли друг друга, что, мол, бог наказал армян с неба, а мы (азербайджанцы) их вырежем на земле. Мне стало жутко. Я не мог ничего говорить, потому что рядом сидел врач-азербайджанец, и на его лице тое была радость.

Выслушайте, что я расскажу Вам, как очевидец. З августа 1989 года в 9 утра я заступил на смену. Вызовов поступило очень много, в основном – избитые лица армянской национальности. Многие работники подстанции (№ 1 Баку), врачи и фельдшеры азербайджанской национальности ехидно мне говорили, что опять, мол, бьют ваших армян. Был на вызове у избитого армянина, который отказался от госпитализации, мотивируя тем, что в больнице с ним могут сделать все, что захотят врачи-азербайджанцы.

Врач Нусудури (он из Ирана) связался по рации, и ему сказали, что нужно срочно вернуться на подстанцию. Не успели мы вернуться, как привезли человека с перевязанной головой, перевязанными руками и всего в крови. Мы с врачом-азербайджанцем повезли его в больницу «скорой помощи». По пути в больницу потерпевший рассказал, что он – армянин, ехал в трамвае № 6 из города. На конечной остановке группа молодых варваров стала по одному выпускать пассажиров из трамвая, требуя паспорт. При нем паспорта не было. Началось избиение, он упал, его начали бить ногами, арматурными прутьями – кто чем мог. Все это происходило на людях, но никто не вмешивался. Когда ему проломили голову, он потерял сознание и ничего больше не помнил. К нам на подстанцию его доставили сотрудники милиции.

Вдруг я услышал, как по рации надрывается врач со 2-й подстанции, спрашивает, куда доставить двух избитых армян. В больнице я увидел молодого парня и спрашиваю, что случилось. Он сказал, сидел дома с матерью. Вдруг врываются 20-30 человек, избивают, грабят и рушат все, что было в доме, потом дом подожгли. Они чудом спаслись.

В этот время вбегает милиционер и кричит, что нужно быстро пять носилок. Я подумал – автоавария, а парень говорит, что это армян привезли, но не людей, а можно сказать, рубленое мясо. Пока их перекладывали на носилки, двое скончались, и если из оставшихся троих кто-то выживет, это будет просто чудо – мало надежды.

Прошло 10 минут, привозят еще троих, точно таких же, как и тех пятерых. От этого ужаса у меня стали сдавать нервы, а мой врач задерживался. Я вышел во двор к машине, смотрю – стоит наша машина. Я сел за руль, но врача еще не было, и я стал кричать ему по рации, чтобы он пришел. В это время мою машину окружила толпа азербайджанцев. К машине подошел офицер милиции и, узнав, что я водитель, сказал мне, чтобы я немедленно уезжал. Я завел мотор, и в это время подошел мой врач. Я на скорости, прорвав кольцо, вырвался из плена. Это была репетиция к большому Геноциду, который произошел позже, а именно 13 января 1990 года в «интернациональном» городе Баку. И после этого трубят, что надо жить дружно. Будь она проклята, такая «дружба».

В декабре по всему городу начались массовые грабежи и убийства армян, и с 4 декабря аэропорт Баку был перегружен – в день вылетало несколько самолетов. На одном из них я отправил семью, а сам остался.

В конце декабря я услышал, что армянская церковь в Баку разграблена и подожжена. Я пошел к церкви и когда подошел к ней, то сердце мое замерло: я увидел нашу красивую святую церковь, куда мы ходили молиться, разрушенной, сожженной и разграбленной. Огромная толпа варваров, стоявшая группами, обсуждала, что из церкви можно сделать – ресторан или кафе.

13 января 1990 года был ясный солнечный день. Несмотря на то, что на земле еще держался снег, погода была теплой. Около 8 часов вечера позвонила соседка и попросила, чтобы моя жена Эля (в начале января она вновь вернулась в Баку) помогла ей упаковать вещи, так как утром следующего дня она должна была вылететь в Тбилиси (с 9 января в Ереван не было рейсов). Эля пошла к ней.

Мигнут через 40 позвонили в дверь. Я подошел и смотрю в «глазок» – о, Боже! – бандиты, человек 50-60, с топорами, ломами и ножами, кричат: «Открой дверь!» Слышу женские голоса о помощи и голос моей жены, бегу на балкон – Эля кричит: «Варик, на нас нападение!», а я в ответ, что и на меня тоже. Через минут 10-15 крик моей жены и соседки превратился. Не знаю, что там было, но я подумал, что их уже нет в живых. Видел, как с балкона бросали коробки и еще что-то, а из подъезда вышел бандит – в руках чемодан и женская черная сумочка. Я понял, что их ограбили.

Дверь у меня сейфовая, с ней бандиты ничего не могли сделать – в течение часа они пробили в ней только дыру. Все это время я звал на помощь. А они – человек 300, от мала до велика, собрались во дворе и начали кричать, что меня, армянина, давно надо было убить, так что лучше бросайся с 8-го этажа. В один момент я так и хотел поступить, но не сделал: пока есть возможность, надо бороться за жизнь. Мне кажется, что мне это подсказал Бог.

В квартире было несколько поясов от плащей и пальто, я решил их связать и по ним спуститься с другого балкона, где не было бандитов. Увидев через проломленную дыру мои приготовления, один из них крикнул – он хочет бежать через балкон. Тут же туда послали около 30 бандитов. Я оказался блокирован со всех сторон. Уже 2 часа они взламывают мою дверь, но она крепка и не поддается. Они хотели ее подорвать, но передумали. И тогда они стали ломать стену. Около 22.30 им удалось ее сломать. Я понял, что пришел мой конец, а под рукой ничего нет. На шее у меня был крест. Я не хотел, чтобы эти варвары надругались над крестом, снял его, помолился и спрятал в углу между пустыми бутылками.

Пряча крест, я заметил стоявшие среди пустых бутылок бутылки олифы, растворителя и черного лака тут меня осенило – чтобы не даться им в руки живым (ведь они убивают не сразу, а сначала калечат, издеваются), лучше поджечь себя вместе с квартирой. Я бросил несколько бутылок в сторону пролома и поджег их. Бандиты отхлынули от пролома. Я решил оставшиеся бутылки бросить подальше от пролома и поджечь. Вот тогда и начался настоящий пожар. Бандиты вызвали пожарную команду. До этого приезжали две машины с милицией, но милиционеры никакой помощи нам, армянам, не оказывали, а просто стояли в толпе и смотрели, что будет дальше.

Еще до приезда пожарных огонь был потушен. В проломе стены показалась голова моего соседа – зам министра (дом ведомственный). Он мне говорит – не бойся, открой дверь. Потом появилась голова капитана милиции, тот тоже говорит – открой. Я не открываю. В 23.00 в проломе стены показалась голова майора в военной форме (русский). Я понял, что он из пожарной охраны, и когда он сказал, что я должен открыть дверь и ничего не бояться, я ему поверил и открыл дверь.

В квартиру хлынули варвары, человек 50-60. Меня поставили к стене, и двое из них показали мне удостоверения членов Народного Фронта. Они начали меня обыскивать, а другие – грабить и ломать имущество. У меня спрашивают – где оружие. Я им говорю – у меня нет оружия, если бы было, я бы вас всех перестрелял. Тогда они бросают меня на пол и начинают бить. Несколько варваров хватают меня за ноги и руки и тащат на балкон, чтобы сбросить вниз. Я позвал на помощь, майор бросился на мой крик и вырвал из рук варваров. Тысячу раз готов преклониться перед моим спасителем. Я даже не знаю его фамилии и имени. Он добился, чтобы я оделся и даже взял с собой пальто.

В 23.30 меня, в сопровождении майора и капитана милиции, представителей Народного Фронта повели к милицейской машине. Во дворе стояло несколько сот дикарей, и каждый из них кричал мне похабные слова и готов был разорвать меня на части. Я никогда не забуду эти звериные взгляды. Около полуночи меня привезли в Наримановский отдел милиции.

[Далее идет слишком пространное описание допроса в милиции относительно поджога квартиры; потом его и еще 15 армян доставили на паром «Советская Грузия». Около 4 часов 14 января паром с 70 армянами вышел в море. – Г.Х.].

Нас вывезли под предлогом уберечь от расправы. Один из «пассажиров» рассказал, что когда к нему ворвались варвары, они стали крушить и грабить имущество, а его самого связали и у него на глазах изнасиловали 13-летнюю дочь, а затем увели ее, и он, как и я, не знает о судьбе жены и дочери. На мой вопрос, почему он до сих пор не вывез жену и дочь, он ответил: «Я не верил и не думал, что такое может быть в Баку». Таких, как он, было, немало.

[Далее опять идет слишком детальное описание их «путешествия»: зверское избиение сопровождавшими мужчин и насилия над женщинами. – Г.Х.].

Утром 15 января в 5.00 нас привезли в Красноводск. Мы не знали, как нас примут на туркменской земле. Но когда почувствовали братскую руку помощи, страха уже не было. Огромное спасибо народу Туркмении и его правительству за сердечный прием, низкий поклон нашим соотечественникам армянам, проживающим в Красноводске. Стояли кареты «скорой помощи» с врачами, тяжелораненых увозили в больницу, остальным оказывали помощь на месте.

Утром 19 января я прибыл в Ереван – сердце моей святой Армении. Так закончилась моя Одиссея».

(Машинописный текст, предоставленный мне М. Юзбашян).

  1. Книга снабжена уникальным Именным указателем к I и II томам истории Русского народа в XX веке

    Книга
    Четвертая книга (в двух томах) из серии архивных исследований «Терновый венец России» открывает тайные и неизвестные страницы истории Русского народа в XX веке.
  2. История отечества с древнейших времен до наших дней

    Документ
    Энциклопедический словарь "История Отечества", выпускаемый издательством "Большая Российская энциклопедия", представляет собой первый опыт однотомного справочно-энциклопедического издания, освещающего все периоды
  3. Вэтой книге представлены биографии и воззрения ста крупнейших мыслителей всех

    Документ
  4. Методические материалы (Гайбарян О. Е., Ростовский гу) 307 История зарубежной литературы 17-18 веков 333 Сводный вариант лекций (Иванова Н. А., Стерлитамакская гпа) 334 (1)

    Методические указания
    "Уроженец афинского предместья Колона, Софокл был настоящим воплощением лучших сторон эллинства: прекрасный собой, сильный, здоровый, замечательно разносторонний в своих дарованиях и обаятельный в обращении, он во всеоружии своих
  5. Методические материалы (Гайбарян О. Е., Ростовский гу) 307 История зарубежной литературы 17-18 веков 333 Сводный вариант лекций (Иванова Н. А., Стерлитамакская гпа) 334 (2)

    Методические указания
    "Уроженец афинского предместья Колона, Софокл был настоящим воплощением лучших сторон эллинства: прекрасный собой, сильный, здоровый, замечательно разносторонний в своих дарованиях и обаятельный в обращении, он во всеоружии своих
  6. И тогда мастер словно в попытке изгнать бесов, порождаемых слепотой рассудка, стал писать самую простую из своих историй… Эта книга называется “ Все имена

    Книга
    «И тогда мастер словно в попытке изгнать бесов, порождаемых слепотой рассудка, стал писать самую простую из своих историй… Эта книга называется “Все имена”.
  7. Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской филологии Составитель: к и. н., доцент Кантимирова Р. И (1)

    Документ
    Выпускник, получивший квалификацию учителя истории, должен быть готовым осуществлять обучение и воспитание обучающихся с учетом специфики преподаваемого предмета; способствовать социализации, формированию общей культуры личности, осознанному
  8. Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской филологии Составитель: к и. н., доцент Кантимирова Р. И (2)

    Документ
    Выпускник, получивший квалификацию учителя истории, должен быть готовым осуществлять обучение и воспитание обучающихся с учетом специфики преподаваемого предмета; способствовать социализации, формированию общей культуры личности, осознанному
  9. Мунчаев Ш. М., Устинов В. М. История России. М 90 (1)

    Документ
    Авторы учебника — известные отечественные ученые, док­тора исторических наук, профессора ведущих вузов страны — ана­лизируют в своем труде сложные, противоречивые исторические процессы России, руководствуясь научными принципами объектив­ности,

Другие похожие документы..