Монография посвящена трагическим страницам в истории армянского народа в 1894-1991 гг., вызванным социальными потрясениями в стране проживания и во всем мире.

Турция – союзница Германии в войне. Как бы ни тяжело было СССР в войне с Германией, он был вынужден держать на Кавказе часть своих сил. Разрыв Турцией дипломатических отношений с Германией 2 августа 1944 года и объявление ей войны 23 февраля 1945 года – сплошная формальность. В то время, как погибали миллионы советских солдат, ни один турецкий солдат не погиб в бою с фашистами, ни одна турецкая бомба не упала на территорию Германии. Нет, Турция должна платить по счету. Известная фраза Сталина "Чужого нам не надо, но и своего не отдадим" была в случае с Турцией как нельзя кстати.

Грузинские и армянские территории, которые были отданы Турции по Московскому и Карсскому договорам 1921 года, были отданы ей не навсегда, а до победы Мировой Революции. Ведь Скачко, призывавший в 1921 году Армению отказаться от своих территорий в пользу Турции, предупреждал Ангорское правительство, что все эти уступки и "жертвы временные, что с победой мировой революции они все аннулируются". Советский Союз не требует "чужого" – он требует вернуть "свое". И Сталин начинает операцию по возвращению грузинских и армянских земель по тщательно разработанному плану.

Сначала, с целью развязать себе руки на случай возможных военных действий, 19 марта 1945 года правительство СССР заявило правительству Турции о денонсации Советско-турецкого договора о ненападении и нейтралитете, заключенного 17 декабря 1925 года, "ввиду того, что турецкое правительство неоднократно, особенно в период второй мировой войны, нарушало положения договора" (Муравьев, 1971, с. 169).

Затем Сталин разворачивает кампанию в мировом масштабе, включив в нее многочисленную армянскую диаспору за рубежом. После убийства в 1938 году агентами НКВД Верховного Патриарха и Католикоса всех армян Армянской Апостольской Церкви Хорена I (Мурадбегяна) патриаршья кафедра в Эчмиадзине была вакантной. Ровно через месяц после денонсации Советско-турецкого договора, 19 апреля 1945 года Сталин принимает вызванного в Москву местоблюстителя патриаршьего престола Геворка Чорекчяна и совершенно неожиданно предлагает ему созвать церковный Собор, избрать Католикоса, восстановить духовный центр в Эчмиадзине, открыть духовную академию и закрытые церкви, создать церковную типографию, издавать церковный журнал.

7 июня 1945 года Нарком по иностранным делам СССР Молотов объявил послу Турции в СССР Селиму Сарперу о том, что Советское правительство требует от Турции пересмотра границ и определения нового статуса Карса и Ардагана. Турецкий посол отказался принять эти требования.

На встрече со Сталиным Геворку Чорекчяну также дали понять, что после избрания Католикосом ему следует поднять вопрос об армянских землях. 22 июня 1945 года его избирают Католикосом, и вскоре после этого новый Католикос Геворк VI обращается с письмом к Сталину, основная суть которого состояла в следующем:

1. Армяне с нетерпением ждут, когда исконно армянские земли, которые в настоящее время находятся под властью чужеземцев, воссоединятся с Родиной – Советской Ар­менией.

2. Армяне, живущие за рубежом, хотят вернуться на Родину

(Сафрастян, 1991).

Одновременно в грузинской прессе появились статьи видных грузинских ученых с обоснованием требований возвращения и грузинских земель.

Содержание письма Геворка VI тут же стало известно и государственным деятелям Запада, и диаспоре. Диаспора с ликованием встретила это сообщение. В адрес правительств держав победившей антигитлеровской коалиции от различных армянских организаций стали поступать многочисленные обращения с просьбой присоединить к Советской Армении незаконно захваченные Турцией армянские земли.

По всему миру стали составлять списки армян, желающих выехать в Советскую Армению, чтобы в дальнейшем заселить обещанные территории. Советское правительство публикует Постановление о репатриации армян.

Затем Геворк VI обращается с письмом к руководителям сверхдержав с просьбой восстановить Армению в границах, предусмотренных Севрским договором.

Однако сверхдержавы и Турция отвергли требования Сталина и не отреагировали на письмо Католикоса, так как знали, под чью диктовку оно писалось. На Потсдамской конференции (17 июля – 2 августа 1945 года) премьер-министр Великобритании Черчилль не согласился на какие бы то ни было изменения советско-турецкой границы, а президент США Трумэн отказался обсуждать этот вопрос, заявив, что данный вопрос должен решаться только на уровне советско-турецких отношений. Такая твердая позиция Запада говорила не только о том, что лидеры сверхдержав разгадали смысл всей этой сверхшумихи, но и о том, что интересы армянского народа лидеров западных стран так же не интересовали, как и Сталина.

Ну и, разумеется, блестяще сработал "аргумент" турецкой стороны, с откровенным цинизмом представленный премьер-министром Турции Сарадж-оглу: "На этой территории нет ни одного армянина" (там же). Западные политики не выразили (как это было до Лозанны) своего возмущения.

Затея Сталина провалилась. После его смерти советское руководство решило окончательно похоронить этот вопрос. 30 мая 1953 года правительство СССР, не спрашивая ни армян, ни грузин, заявило правительству Турции о том, что "во имя сохранения добрососедских отношений и укрепления мира и безопасности правительства Армении и Грузии сочли возможным отказаться от своих территориальных претензий к Турции... Таким образом, Советское правительство заявляет, что Советский Союз не имеет никаких территориальных претензий к Турции" (Киракосян А., 19916, с. 42).

Затея Сталина провалилась, но она дорого обошлась армянскому народу. Репатриантам предназначалось заселить "землю обетованную", но поскольку ничего из этого не вышло, пришлось им осваивать снежные пустыни Алтайского края. В 1948-1949 годах десятки тысяч репатриантов, а заодно и коренных жителей Советской Армении были депортированы...

8. Единственный акт террора, где число жертв было менее 4 тысяч, но сотни – во всяком случае, – гибель многих священнослужителей Армянской Апостольской Церкви, включая Католикоса Хорена I.

В распоряжении историков больше всего материалов по событиям 1937 года. Например, Конквест (со ссылкой на орган ЦК Компартии Армении газету "Коммунист" от 15 ноября 1961 года) указывал, что "свыше 3 500 ответственных партийных, советских, хозяйственных, военных и комсомольских работников было арестовано в течение нескольких месяцев одного только 1937 года. Многие из них были расстреляны без суда и следствия" (Конквест, 1990, № 4, с. 141). И это только партийные и прочие "деятели" – а сколько простых людей было арестовано и расстреляно в те же несколько месяцев?

В годы хрущевского "реабилитанса" и горбачевской "перестройки" было опубликовано большое количество статей и книг, посвященных "честным революционерам, незаконно репрессированным в годы сталинских репрессий", в том числе и армянским партийным, военным, профсоюзным, комсомольским, государственным деятелям и "кристалльно чистым чекистам".

Я умышленно отказываюсь излагать этот материал. И отнюдь не потому, что он уже достаточно описан до меня. Подробного, систематизированного анализа террора 1937- 1938 годов в Армении до сих пор нет, и он еще ждет своего исследователя. Но этот анализ должен быть проведен отдельно, а не в исследовании, где рассматриваются все годы коммунистической тирании. Почти полное отсутствие сведений о терроре против десятков и десятков тысяч простых (и в большинстве случаев ни в чем не повинных людей) и подробное описание судьбы нескольких тысяч тех, кто сам до ареста принимал активное участие в терроре против своих сограждан, может создать ложное впечатление о характере террора коммунистов и их жертвах.

Да, и Тухачевского, и Зиновьева, и Касьяна, и Нуриджаняна и еще тысячи партийных, государственных и прочих руководителей разных уровней подвергали нечеловеческим мучениям и расстреляли за несовершенные ими деяния. Их жены, дети, родственники и знакомые также подверглись незаконным репрессиям. Но то же самое творилось по отношению к миллионам и миллионам, о муках и гибели которых до нас почти ничего не дошло.

"Когда я думаю об античном мире, – писал Дж. Орвелл, – меня больше всего пугает то, что сотни миллионов рабов, на спинах которых выросли целые цивилизации, не оставили после себя никаких следов. Мы не знаем даже их имен" (Орвелл, Памяти Каталонии).

Именно поэтому я умышленно избегаю изложения страданий людей типа Касьяна и Нуриджаняна (разумеется, осуждая зверства и по отношению к ним), а привожу отрывочные и скупые (а других нет) строки о судьбе безвестных армян, павших жертвами коммунистического террора.

Например, в статьях о терроре 1937 года, появившихся после XX (1956 г.) и особенно после XXII (1961 г.) съездов КПСС, указывалось, что основной удар по Компартии Армении, ее государственным органам был нанесен в сентябре 1937 года, когда из Москвы в Ереван прибыла комиссия, возглавляемая Микояном, Берия и Маленковым. Однако, как известно из многочисленных свидетельств, арест любого чиновника влек за собой преследование всех, кто так или иначе с ним общался – родственников, парикмахера, врача, соседей и прочих. За арестом крупного чиновника типа Нуриджаняна или Касьяна следовали репрессии против практически всех их подчиненных и еще десятков и десятков людей.

"Ольга Чавчавадзе рассказывает, как было в Тбилиси: в 38-м году арестовали председателя горисполкома, его заместителя, всех (одиннадцать) начальников отделов, их помощников, всех главных бухгалтеров, всех главных экономистов. Назначили новых. Прошло два месяца. И вот опять сажают: председателя, заместителя, всех (одиннадцать) начальников отделов, всех главных бухгалтеров, всех главных экономистов" (Солженицын, 1990а, т. 1, с. 58). А об их судьбе мы ничего не знаем. Армения еще ждет своего Солженицына. А вот те "скупые строки" о безвестных армянах.

1918 год, Армавир. "В июле, – говорится в материалах Деникинской комиссии, – Армавир был взят дивизией генерала Боровского. Войска были встречены армянским населением хлебом и солью; похороны офицеров, убитых под Армавиром, армяне приняли на свой счет. Когда генерал Боровский по стратегическим соображениям оставил город, туда вновь возвратились большевики. Начались массовые казни. Прежде всего изрублено было более 400 армян-беженцев из Персии и Турции, ютившихся у полотна железной дороги, изрублены были тут женщины и дети. Затем казни перенеслись в город. Заколото штыками, изрублено шашками и расстреляно из ружей и пулеметов более 500 армавирских жителей. Убивали на улицах, в домах, на площадях, выводя смертников партиями" (Мельгунов, 1989, с. 92).

1937 год, Украина. "В сентябре 1937 года по всей Украине была устроена облава на армян. Их было взято 600 человек только в одном Харькове" (Конквест, 1990, № 6, с. 138).

1930-е годы (точная дата и место неизвестны). "Некоторые заключенные особенно тяжело переживали необходи­мость выдать "сообщников", то есть запятнать ни в чем неповинных людей. Один армянский священник, обладавший прекрасной памятью, назвал сообщниками всех соотечественников, которых он похоронил за последние 3 года" (там же, с. 145).

Описывая террор 1939 года, Э. Оганесян пишет, что "кампания по выявлению вредителей в сельском хозяйстве привела к тому, что целые деревни Дорийского района были сосланы в Сибирь" (Оганесян Э., 1991, с. 402). Однако из текста непонятно – относится ли это событие к 1939 году или к годам коллективизации.

1940 год, Грузия. "Дело Тонояна. Осужден народным судом 3-го участка Ленинского района г. Тбилиси по ст. 142 УК Грузинской ССР (спекуляция). (Определение УСК от 27 декабря 1940 года].

Тоноян признан виновным в том, что он пытался продать на рынке 10 метров мануфактуры по 5 рублей за метр. В момент продажи обвиняемый был задержан и мануфактура отобрана. Приговор суда подлежит изменению по следующим основаниям.

В материалах дела нет достаточных данных для обвинения Тонояна в спекуляции. Попытка продать 10 метров ситца по цене выше государственной при отсутствии данных о том, что эта мануфактура приобретена обвиняемым для спекуляции, не может рассматриваться как спекуляция. По изложенным основаниям Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР определяет:

приговор народного суда 3-го участка Ленинского района г. Тбилиси и определение Верховного суда Грузинской ССР в отношении Тонояна изменить, переквалифицировать его преступление со ст. 142 на ст. 111 УК Грузинской ССР, определив ему наказание по этой статье один год лишения свободы без поражения в правах" (Сборник постановлений.., 1941, с. 191).

1953 год, Армения. "В Арташате, под Ереваном, совершилось убийство. В 1953 схватили одного наугад, обставили лжесвидетелями, били, дали 25 лет. А в 1962 нашелся настоящий убийца" (Солженицын, 1990а, т. 3, с. 397).

Никаких цифр (кроме армавирской резни) ни по одному из периодов коммунистического террора в отношении армянского народа у нас нет. Можно лишь (и то весьма приблизительно) говорить о порядке числа жертв. Как Ленин и Сталин, так и их окружение не были ни украино-, ни армянофобами, но они не были также ни украино-, ни армянофилами. План по террору, как известно, спускался сверху.

"А истинный посадочный закон тех лет был – заданность цифры, разрядки, разверстки. Каждый город, район, каждая воинская часть получали контрольную цифру и должны были выполнить ее в срок. Все остальное – от сноровки оперативников. Бывший чекист Александр Калганов вспоминает, как в Ташкент пришла телеграмма: "Шлите двести". А они только что выгребли и как будто "некого" брать. Ну, правда, подвезли из районов с полсотни. Идея! Взятых милицией бытовиков – переквалифицировали в 58-ю! Сказано – сделано. Но контрольной цифры все равно нет. Доносит милиция: что делать? на одной из городских площадей цыгане нахально разбили табор. Идея! Окружили – и всех мужчин от семнадцати до шестидесяти загребли на Пятьдесят Восьмую! И – выполнили план!" (там же, т. 1, с. 60).

Исходя из "идеи уравниловки" верхов, план по террору должен был быть примерно равным ко всем "врагам народа", невзирая на национальность. К сожалению, в моем распоряжении имеется лишь один документ подобного рода, но и он достаточно красноречив:

[Выделенный ниже текст в книге – фотокопия документа]

Тов.Ежову;- все;

Обкомам, крайкомам, ЦК нацкомпартий – соответ..

_31.1__1938 г.

Выписка из протокола №.__57___ заседания Политбюро ЦК от._193__г._____

  1. Книга снабжена уникальным Именным указателем к I и II томам истории Русского народа в XX веке

    Книга
    Четвертая книга (в двух томах) из серии архивных исследований «Терновый венец России» открывает тайные и неизвестные страницы истории Русского народа в XX веке.
  2. История отечества с древнейших времен до наших дней

    Документ
    Энциклопедический словарь "История Отечества", выпускаемый издательством "Большая Российская энциклопедия", представляет собой первый опыт однотомного справочно-энциклопедического издания, освещающего все периоды
  3. Вэтой книге представлены биографии и воззрения ста крупнейших мыслителей всех

    Документ
  4. Методические материалы (Гайбарян О. Е., Ростовский гу) 307 История зарубежной литературы 17-18 веков 333 Сводный вариант лекций (Иванова Н. А., Стерлитамакская гпа) 334 (1)

    Методические указания
    "Уроженец афинского предместья Колона, Софокл был настоящим воплощением лучших сторон эллинства: прекрасный собой, сильный, здоровый, замечательно разносторонний в своих дарованиях и обаятельный в обращении, он во всеоружии своих
  5. Методические материалы (Гайбарян О. Е., Ростовский гу) 307 История зарубежной литературы 17-18 веков 333 Сводный вариант лекций (Иванова Н. А., Стерлитамакская гпа) 334 (2)

    Методические указания
    "Уроженец афинского предместья Колона, Софокл был настоящим воплощением лучших сторон эллинства: прекрасный собой, сильный, здоровый, замечательно разносторонний в своих дарованиях и обаятельный в обращении, он во всеоружии своих
  6. И тогда мастер словно в попытке изгнать бесов, порождаемых слепотой рассудка, стал писать самую простую из своих историй… Эта книга называется “ Все имена

    Книга
    «И тогда мастер словно в попытке изгнать бесов, порождаемых слепотой рассудка, стал писать самую простую из своих историй… Эта книга называется “Все имена”.
  7. Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской филологии Составитель: к и. н., доцент Кантимирова Р. И (1)

    Документ
    Выпускник, получивший квалификацию учителя истории, должен быть готовым осуществлять обучение и воспитание обучающихся с учетом специфики преподаваемого предмета; способствовать социализации, формированию общей культуры личности, осознанному
  8. Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской филологии Составитель: к и. н., доцент Кантимирова Р. И (2)

    Документ
    Выпускник, получивший квалификацию учителя истории, должен быть готовым осуществлять обучение и воспитание обучающихся с учетом специфики преподаваемого предмета; способствовать социализации, формированию общей культуры личности, осознанному
  9. Мунчаев Ш. М., Устинов В. М. История России. М 90 (1)

    Документ
    Авторы учебника — известные отечественные ученые, док­тора исторических наук, профессора ведущих вузов страны — ана­лизируют в своем труде сложные, противоречивые исторические процессы России, руководствуясь научными принципами объектив­ности,

Другие похожие документы..