Монография посвящена трагическим страницам в истории армянского народа в 1894-1991 гг., вызванным социальными потрясениями в стране проживания и во всем мире.

Исполнителями террора были сотни тысяч советских граждан – сотрудники карательных органов, бойцы Красной (с 1946 года – Советской) Армии, подавлявшие националистические, "кулацкие", "эсеровские" народные восстания, бойцы отрядов СМЕРШ, "заградительных отрядов" и псевдо-"зондеркоманд", конвоиры, надзиратели и охранники тюрем, концлагерей и депортируемых.

При описании геноцида армян 1915-1916 годов было показано, что сам факт геноцида отрицается не только правителями Турции и их послушными "историками", но и большинством турок, так как в уничтожении полутора миллионов армян было задействовано большое количество людей. Признание геноцида армян заставило бы слишком многих в Турции признать себя потомками извергов.

Аналогичная ситуация наблюдалась и наблюдается по сей день в странах бывшего СССР. За годы коммунистической тирании было уничтожено более 70 (семидесяти!) миллионов человек. В убийстве такого количества людей были задействованы сотни тысяч: сотрудники ВЧК-ГПУ-НКВД-МГБ, надзиратели, простые солдаты; в "раскулачивании" принимали активное участие не только "двадцатипятитысячники", направленные из городов, но и односельчане (и подчас последние проявляли большее рвение, чем первые).

Большинство из тех, кто убивал, депортировал и охранял "врагов народа", были простыми людьми, причем многие из них не были коммунистами. И поэтому о терроре тех лет по-прежнему говорят: "Период сталинских репрессий", "пал жертвой сталинских репрессий". Берия и Суслов руководили депортацией северо-кавказских народов, но конкретную работу по депортации проводили рядовые солдаты, и их было – тысячи. И сапогами били беременных балкарских женщин не Берия и Суслов, а простые солдаты.

"Охрана эшелонов – так называемые конвойные войска НКВД отличались особой жестокостью и пренебрежением к заключенным <...> Один из тех поляков, которых в 1939-40 году, после захвата Советским Союзом части Польши, отправили в Сибирь, вспоминает о поездке в следующих словах:

"Почти немыслимо, чтобы живое существо, не охваченное особым приступом гнева или мстительности, упорно отказывалось подать ведро воды пятидесяти или шестидесяти другим живым существам, запертым в вагоне. Причем, подавая воду, человек не уменьшал свой собственный рацион воды. Однако факт тот, что эти люди, охранники, систематически отказывались давать воду. Целые сутки проходили без единой капли воды, поданной в вагоны. Бывали безводные периоды и по тридцать шесть часов <...> Лагерь, расположенный около Ашхабада, 8 декабря 1949 года был разрушен землетрясением. Чекисты окружили его и открыли огонь по уцелевшим заключенным. Из двух тысяч восьмисот человек осталось в живых тридцать четыре" (Конквест, 1990, № 7, с. 132; № 12, с. 118).

"Ужасной смертью погиб штабс-капитан, адъютант начальника школы прапорщиков: его, тяжело раненого, большевистские сестры милосердия взяли за руки и за ноги и, раскачав, ударили головой о каменную стену <...> Вызванного под конвоем проводили через всю палубу мимо целого ряда вооруженных красноармейцев и вели на так называемое "лобное место" (место казни). Тут жертву окружали со всех сторон вооруженные матросы, снимали с жертвы верхнее платье, связывали веревками руки и ноги и в одном нижнем белье укладывали на палубу, а затем отрезали уши, нос, губы, половой член, а иногда и руки и в таком виде жертву бросали в воду" (Мельгунов, 1989, с. 89,90).

Миллионы детей и внуков этих убийц и насильников и немногие дожившие до наших дней сами убийцы и насильники, разумеется, не заинтересованы в оглашении бесчисленных преступлений. И поэтому до сих пор – ни одного судебного процесса над палачами (судебные процессы над В. С. Абакумовым, М.Д. Багировым и другими – верхушечная борьба, и к восстановлению справедливости никакого отношения не имеет). И поэтому до сих пор – "жертвы сталинских репрессий"...

Мало того, 31 октября 1995 года (не 1937, не 1950 и даже не 1977, а 1995 года!) в Санкт-Петербурге прошла публичная презентация книги некоего Василия Бережкова "Внутри и вне "Большого дома". На презентации начальник пресс-службы УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Евгений Лукин заявил буквально следующее:

"В последнее время у российской общественности сложилось впечатление, что в эти годы ЧК расстреливало бесконечное множество людей. Это не так. Соотношение прибли­зительно следующее: в ноябре 1919 года арестовано за бандитизм 544 человека, за должностные преступления – приблизительно столько же, за контрреволюционную деятельность – 168 человек, за мародерства и прочие преступления – тоже порядка пятисот человек. То есть приблизительно 80% арестованных были бандиты. В том же месяце, в условиях гражданской войны, были расстреляны за бандитизм 44 человека, за должностные преступления – несколько десятков, но ни одного человека не было расстреляно за контрреволюционную деятельность. О каком "красном терроре" можно говорить? Одно из достоинств этой книги и заключается в том, что в ней приведены факты того времени" (Карев, 1995).

Но дело не только в убийцах и насильниках, но и в так называемых "простых советских гражданах". "Одну семью арестованного москвича в 1937 – мать с ребятишками, милиционеры повезли на вокзал – ссылать. И вдруг, когда вокзал проходили, мальчишка (лет восьми) исчез. Милиционеры искрутились, найти не могли. Сослали семью без этого мальчишки. Оказывается, он нырнул под красную ткань, обматывающую высокую разножку под бюстом Сталина, и так просидел, пока миновала опасность. Потом вернулся домой – квартира опечатана. Он к соседям, он к знакомым, он к друзьям папы и мамы – не только никто не принял этого мальчика в семью, но ночевать не оставили! И он сдался в детдом..." (Солженицын, 1990а, т. 2, с. 426). Эти тысячи и тысячи "простых советских граждан" также не заинтересованы в саморазоблачении – их устраивает формула "жертвы сталинских репрессий".

К сожалению, и в странах бывшего СССР, и в Турции общество еще не намерено признаться в массовых преступлениях. В странах бывшего СССР все сваливают на Сталина, Ежова, Берию, НКВД, а в Турции решили просто-напросто отрицать вообще все (впрочем, как показывает только что приведенное выступление Лукина, в России также некоторые решили идти по этому пути).

Террор коммунистов, унесший десятки миллионов жизней, и упорное нежелание большинства населения признать сам факт столь массового и столь кровавого террора не могли пройти бесследно – общество полностью переродилось. Немногочисленные противники коммунистического режима терпели поражение не потому, что им противостояла многомиллионная армия сотрудников карательных органов, платных и добровольных осведомителей и доносчиков, а потому, что у этой армии были надежные тылы инертных граждан, совершенно безразличных к страданию ближнего, или же запуганных граждан, боявшихся даже слово произнести. И потому совершенно прав Конквест (1974, с. 887) в том, что "относительное спокойствие, которое воцаряется в деспотической стране после уничтожения всех противников и потенциальных противников режима – такое же проявление террора, как сами убийства".

Подсчет числа жертв коммунистического террора по отдельным республикам и тем более нациям без доступа к архивам невозможен. Динамика населения той или иной нации в открытых советских публикациях, как правило, отсутствовала, а та, что имелась, настолько лжива, что можно только диву даваться. Приведу один, наиболее яркий пример советской "статистики".

По советским официальным "данным переписи" 1926 года, численность украинцев определялась в 31,2 млн. человек, а по данным переписи 1939 года – в 28,1 млн. человек" (Гозулов, Григорьянц, 1969, с. 91; к сожалению, сведения о динамике численности армян в данной, как впрочем, и в других книгах, отсутствуют, в данной книге они приведены лишь для русских и украинцев). Расчет показывает, что в спокойной ситуации численность украинцев должна была достигнуть в 1939 году 39,45 миллиона человек, а их оказалось 28,1. 11 миллионов украинцев исчезло! А как объясняли это исчезновение официальные советские статистики? "Без сомнения, какая-то часть украинцев и, прежде всего та их часть, которая проживала за пределами Украинской ССР, при переписи населения 1939 г. отнесла себя к русской национальности" (там же). Это из 40 миллионов украинцев 11 миллионов отказалось от своей нации?!..

Ну что же, применим доказательство от противного.

Предположим, что Гозулов и Григорьянц правы, и рассчитаем, сколько должно было быть русских в 1939 году. "По данным переписи 1926 года русских насчитывалось 77,8 млн. человек" (там же, с. 86). Расчет показывает, что в спокойной ситуации численность русских должна была в 1939 году достигнуть 98,38 млн. человек. Прибавим сюда 11,35 млн. украинцев, якобы сменивших свою национальность на русскую, и получим 109,73 млн. человек. "К 1939 году, – писали те же Гозулов и Григорьянц там же, – численность русских возросла уже до 99,0 млн. человек". Теперь русских не хватает почти 11 миллионов. Может быть, они тоже сменили свою национальность и стали писаться грузинами или каракалпаками?..

Выяснить число армян, павших жертвами коммунистического террора, в настоящее время совершенно невозможно. Цифры, называемые различными источниками, имеют не меньший разброс, чем по СССР в целом. Например, по сведениям МНБ РА, число депортированных в 1948-1949 годах – 5 тысяч, а по данным К. Захаряна (1993, с. 136) – 200 тысяч.

Если по СССР в целом мы знаем точную первоначальную цифру и вся задача заключается в том, чтобы определить, насколько сфальсифицированы итоги переписей 1920, 1926, 1937, 1939 и оценки 1950 годов, то для Армении мы не знаем главного – сколько было армян в границах бывшего СССР 7 ноября 1917 года, 2 декабря 1920 года и в июле 1921 года, когда Советская власть окончательно утвердилась в Армении.

Население Армении в современных границах на 1 января 1913 года – 1 000,1 тыс. человек (Экономика и культура.., 1984, с. 19) – нам ничего не дает, поскольку "в целом за годы первой мировой войны в Восточную Армению направилось только из Западной Армении от 500 до 600 тысяч человек. Кроме этого, в Восточной Армении обосновалось около 150 тысяч человек из армянских областей (Каре, Сурмалу, Ардвин) царской России <...> По неполным архивным данным, в годы первой мировой войны и межнациональных столкновений в 1918-1920 годах число эмигрировавших из Азербайджана армян (без учета всех уездов Елизаветполя) составило почти 235 тысяч человек" (Ходжабекян, Асатрян, 1989, с. 51).

Однако сотни тысяч беженцев-армян, хлынувших из Турции, Бакинской и Елизаветпольской губерний, постоянно перемещались. Армяне бежали в Восточную Армению, в Грузию, в Россию, в Европу, в Америку. Они приходили в Армению и покидали ее, они приходили в Грузию и в Россию и покидали их, возвращаясь в Армению. После освобождения русскими войсками территорий Западной Армении армяне возвращались к своим очагам, а с отступлением русских войск вновь бежали из Турции, в том числе и в Восточную Армению. Постоянные перемещения, гибель от голода, от ран.

Не зная первоначальной цифры, производить какие-либо расчеты – бессмысленно. Можно говорить (и то весьма приблизительно) о порядке жертв.

Называемая сотрудниками МНБ РА цифра 24 тыс. репрессированных, из которых чуть более 4 тыс. расстрелянных – совершенно неприемлема, ибо за 70 лет коммунистического режима было несколько крупных вспышек террора, каждая из которых унесла больше, чем 4 и даже 24 тыс. человек.

1. Террор со 2 декабря 1920 года по 18 февраля 1921 года по всей территории страны; чудовищные конфискации, которые во многих случаях приводили к голодной смерти. В такой обстановке, разумеется, не оказывалась помощь беженцам, находившимся на грани смерти и погибшим без поддержки.

2. Подавление народного восстания 1921 года.

3. Коллективизация 1929-1930 годов.

4. Формально "партийные чистки", а фактически чистка всех неугодных в 1935—1939 годах. "В декабре 1935 года, когда в Советской Армении завершилась -кампания проверки партийных документов, около 1 000 членов компартии были признаны пассивными и исключены из рядов. Через год все они исчезли в подвалах НКВД <...> Новое руководство Армении – Аматуни, Акопов, Цатуров писали 21 мая 1937 года Сталину, что в течение прошедших десяти месяцев в Армении разоблачены тысячи дашнаков, троцкистов, контрреволюционеров и националистов, и что все они "понесли достойное наказание" <...> Эшелоны западных армян отправляли в Сибирь" <...> [В сентябре 1939 года. – Г.X.] из партии были исключены 1 796 человек, из которых 939 было арестовано <...> Из материалов, опубликованных в период осуждения культа личности, следует, что за период 1920-1937 годов в Армении было уничтожено и сослано [так в тексте; следовало бы: посажено. – Г.X.] в лагеря 20 процентов населения" (Оганесян Э., 1991, с. 401-402). К сожалению, Э. Оганесян не дает ссылок на источники, и у нас нет оснований опираться на эту цифру.

5. Депортация армян Крыма летом 1944 года. Согласно сообщению заместителя председателя Государственного комитета Крыма по делам национальностей и депортированных граждан Олега Габриеляна, было депортировано 20 тысяч армян (ереванская газета "Азг", 21 августа 1996 г., с. 3).

6. Ссылка большинства из тех, кто был в фашистском плену.

7. Депортация армян 1948-1949 годов.

Как было сказано выше, в настоящее время даже приблизительное число депортированных невозможно установить. Цифры, приводимые различными источниками, отличаются друг от друга на несколько порядков (от 5 до 200. тыс. человек). Мы не знаем даже приблизительного числа депортированных, но зато нам известна предыстория этой депортации, а она весьма показательна. Она показательна тем, что вызвана не какими-то действиями армян, а политическими играми Сталина. Вкратце эта предыстория сводится к следующему.

В конце второй мировой войны, когда победа СССР была уже очевидна, Сталин мог вновь серьезно думать о "победоносном шествии коммунизма по планете". Вопрос о расширении сферы влияния на Запад был решен: пусть не союзные, но явно подопечные Польша, Восточная Германия, Чехословакия, Венгрия, Румыния, Болгария, Албания и Югославия (разрыв с Тито произойдет позже, в 1949 году). На Севере расширяться было некуда, на Востоке – США – пока Сталину не по зубам.

На Юге Народно-Освободительная Армия коммунистов Китая одерживала над японцами одну победу за другой. После поражения Германии рано или поздно капитулирует и Япония, и тогда победа Мао Цзэдуна не за горами. А там (чем черт не шутит) – может и японский пролетариат на советские деньги и с помощью китайских "добровольцев" одержит победу над японским милитаризмом. Афганистан и Иран – традиционно в сфере влияния Великобритании, и лучше с ними пока не связываться (конечно, "пока", ибо "победа коммунизма неизбежна"). А вот Турция... Здесь есть над чем подумать.

  1. Книга снабжена уникальным Именным указателем к I и II томам истории Русского народа в XX веке

    Книга
    Четвертая книга (в двух томах) из серии архивных исследований «Терновый венец России» открывает тайные и неизвестные страницы истории Русского народа в XX веке.
  2. История отечества с древнейших времен до наших дней

    Документ
    Энциклопедический словарь "История Отечества", выпускаемый издательством "Большая Российская энциклопедия", представляет собой первый опыт однотомного справочно-энциклопедического издания, освещающего все периоды
  3. Вэтой книге представлены биографии и воззрения ста крупнейших мыслителей всех

    Документ
  4. Методические материалы (Гайбарян О. Е., Ростовский гу) 307 История зарубежной литературы 17-18 веков 333 Сводный вариант лекций (Иванова Н. А., Стерлитамакская гпа) 334 (1)

    Методические указания
    "Уроженец афинского предместья Колона, Софокл был настоящим воплощением лучших сторон эллинства: прекрасный собой, сильный, здоровый, замечательно разносторонний в своих дарованиях и обаятельный в обращении, он во всеоружии своих
  5. Методические материалы (Гайбарян О. Е., Ростовский гу) 307 История зарубежной литературы 17-18 веков 333 Сводный вариант лекций (Иванова Н. А., Стерлитамакская гпа) 334 (2)

    Методические указания
    "Уроженец афинского предместья Колона, Софокл был настоящим воплощением лучших сторон эллинства: прекрасный собой, сильный, здоровый, замечательно разносторонний в своих дарованиях и обаятельный в обращении, он во всеоружии своих
  6. И тогда мастер словно в попытке изгнать бесов, порождаемых слепотой рассудка, стал писать самую простую из своих историй… Эта книга называется “ Все имена

    Книга
    «И тогда мастер словно в попытке изгнать бесов, порождаемых слепотой рассудка, стал писать самую простую из своих историй… Эта книга называется “Все имена”.
  7. Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской филологии Составитель: к и. н., доцент Кантимирова Р. И (1)

    Документ
    Выпускник, получивший квалификацию учителя истории, должен быть готовым осуществлять обучение и воспитание обучающихся с учетом специфики преподаваемого предмета; способствовать социализации, формированию общей культуры личности, осознанному
  8. Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской филологии Составитель: к и. н., доцент Кантимирова Р. И (2)

    Документ
    Выпускник, получивший квалификацию учителя истории, должен быть готовым осуществлять обучение и воспитание обучающихся с учетом специфики преподаваемого предмета; способствовать социализации, формированию общей культуры личности, осознанному
  9. Мунчаев Ш. М., Устинов В. М. История России. М 90 (1)

    Документ
    Авторы учебника — известные отечественные ученые, док­тора исторических наук, профессора ведущих вузов страны — ана­лизируют в своем труде сложные, противоречивые исторические процессы России, руководствуясь научными принципами объектив­ности,

Другие похожие документы..