Монография посвящена трагическим страницам в истории армянского народа в 1894-1991 гг., вызванным социальными потрясениями в стране проживания и во всем мире.

В борьбе с защитниками Зангезура коммунисты использовали не только русские, но и турецкие войска. Командующий XI Красной Армией с сентября 1920 года по май 1921 года А. И. Геккер в ответ на протест Нжде писал: "За посылку турецких батальонов в Зангезур мы не хвалим себя. Но кто мог подумать, что турки под красным знаменем подымут оружие против крестьянства" (Мурадян, 1996).

11 июня превосходящие силы коммунистов начинают наступление на Зангезур (у меня нет сведений о том, участвовали или нет в этом наступлении турецкие войска). 13 июля коммунисты оккупируют весь Зангезур, на 70 лет покончив с независимостью Армении.

Число жертв при подавлении восстания февраля-апреля и боев в Зангезуре неизвестно и до сих пор хранится в каких-то архивах (если не уничтожено вообще). Нжде и Врацян уехали за границу. Врацян скончался в Бейруте, а Нжде в 1944 году, в возрасте 58 лет был арестован в Болгарии, вывезен в Россию и в 1955 году погиб в одной из самых страшных советских тюрем – Владимирской.

О разгуле террора после возвращения армянских марионеток Кремля в Армению можно косвенно судить, ознакомившись с текстом воззвания Ревкома Армении, вновь усевшегося в Ереване:

"Не преступление, а политическая ошибка Советской власти Армении заключается в том, что она лишь накануне осуществления заговора дашнаками приступила к аресту ряда руководителей этой партии и только в момент отступления из Эривани расстреляла около двух десятков маузеристов, хмбапетов и прочих мерзавцев, которые еще до ареста были объявлены вне закона"

(Захарян, 19906).

16 марта 1921 года. Заключение в Москве "Договора о дружбе и братстве" между Советской Россией и кемалистской Турцией. Поскольку султанат в Турции был упразднен лишь полтора года спустя (1 ноября 1922 года), правительство Кемаля в момент заключения данного договора было мятежным правительством, и, строго говоря, Договор не имеет юридической силы. О нем написано невероятное количество статей, он подробно рассматривался во всех трудах по истории Армении XX века (я имею в виду серьезные исследования, а не заказную писанину армянских советских историков). В силу этого в данном исследовании я лишь упоминаю о нем. А не упомянуть о нем вовсе никак нельзя, ибо этот Договор лишил Армению большинства ее исконных земель и дал туркам "законное" право добить на "своей" территории тех армян, которые там, еще остались, и покончить с этим "проклятым" Армянским вопросом – после Лозаннской конференции 1923 года Армянский вопрос был снят с повестки дня международных совещаний.

Однако Лозаннская конференция лишь констатировала то, что произошло еще за год до этого и о чем с радостью 1 марта 1922 года поведал Кемаль: "Так называемый армянский вопрос, который хотели решить, сообразуясь не столько с подлинными интересами армянской нации, сколько с экономическими интересами международного капитала, нашел в Карсском договоре свое самое правильное решение. Добрые связи между двумя нашими трудолюбивыми народами, жившими в течение веков в дружбе между собой, сейчас, к полному удовлетворению, восстановлены" (Кемаль, 1966, с. 224-225).

Армянский вопрос был снят не только с повестки дня международных совещаний – он был снят и в Советской России незадолго до подписания Московского договора: 5 марта 1921 года был ликвидирован существовавший с 1917 года Комиссариат по армянским делам при Народном комиссариате по делам национальностей РСФСР (Великая Октябрьская.., 1957, с. 644).

Армянские советские историки обвинили дашнаков в подписании 4 июня 1918 года "позорного" Батумского договора с Турцией. Но какой бы позорный договор ни подписали дашнаки, этот договор подписывало все-таки правительство Армении. Оно вольно было, в конце концов, подписать договор и о полной капитуляции. Московский договор 1921 года об отторжении армянских земель в пользу Турции подписало правительство чужой страны – Советской России. Как совершенно справедливо отметил Захарян (1991, с. 87), правительство Советской России "претендовало на право распоряжаться юридически не принадлежащими России территориями. Все равно, как если бы Армения специальным декретом объявила о передаче Кенигсберга Германии".

После подписания Московского договора коммунисты продолжали оказывать кемалистам значительную помощь: "9 апреля 1921 года временно исполняющий обязанности посла Буду Мдивани передал Мустафе Кемалю от имени Советского правительства и трудящихся масс страны Советов 30 тысяч рублей золотом <...> Советское правительство удовлетворило также просьбу Мустафы Кемаля от 25 мая 1921 года о постройке в Анкаре порохового завода и фабрики бездымного пороха, поставив Турции также оборудование для патронного завода и сырье для производства патронов" (Захарян, 1990а, с. 85, 86). Продолжалось литься рекой в Турцию и российское золото: находившийся в ноябре 1921 – январе 1922 годов в Турции Михаил Фрунзе, "по поручению Советского правительства, передал турецким властям 1 100 тысяч рублей золотом" (Еремеева, 1966, с. 424).

Московский договор развязал кемалистам руки на Востоке и дал им возможность перебросить на западный фронт новые подкрепления, одержать победу над греческой армией, вынудить Францию уйти из Киликии и устроить небывалый террор в отношении армян и греков. Трагедия греческого народа в 20-х годах – также на совести коммунистов.

Подсчитать даже приблизительно, установить хотя бы порядок жертв армянского народа от террора коммунистов в настоящее время чрезвычайно трудно.

Согласно данным Архива Министерства национальной безопасности Республики Армения (Манукян, 19966; ввиду исключительной важности данного документа, привожу его почти полностью в Приложении 13), с 1930 по 1938 годы включительно в Армении было репрессировано 14 904 человека, из них расстреляно – 4 639. Как сообщил устно автору настоящего исследования тот же А. Манукян, за все 70 лет советской власти (1920-1990 годы) в Армении было репрессировано не более 24 тысяч человек – не расстреляно, а репрессировано.

24 тысячи репрессированных за 70 лет "вавилонского плена" – совершенно неприемлемая цифра. Это не только мое мнение, но и армянских историков. С. Амирян и К. Худавердян (1996) указывают на то, что общий итог за 1930-1938 годы, обнародованный Манукяном, занижен. Однако Амирян и Худавердян также занижают число жертв. "Жертвы этой "бескровной" волны репрессий [армянские интеллигенты, высланные из Армении в начале войны Советского Союза с Германией. – Г.X.] <...> возвратились домой после завершения войны", – пишут Амирян и Худавердян. Так уж все они и возвратились, и никто из них не погиб? Жены "врагов народа" томились до середины 50-х годов – и тоже никто не погиб? Упоминается о высылке в 1921 году 1 300 офицеров, но ничего не говорится о том, что не высланные военачальники были расстреляны или зарублены топорами. И о том, что многие из высланных в годы коллективизации и депортации 40-х годов погибли, – тоже не говорится.

Но главное в том, что Амирян и Худавердян не сомневаются в том, что и цифра 14 тысяч, и цифра 24 тысячи – явно занижены. На мой взгляд, существуют три варианта возникновения "статистики" МНБ РА.

Вариант первый. Полные архивные данные находятся в Москве – именно оттуда спускался план по террору. В 1982 и 1983 годах решение об аресте и осуждении меня и моих подельников (Р.А. Папаян и Э.Г. Аветян) принималось не в Ереване, а в Москве. В приведенных Манукяном данных речь идет лишь о тех, кто был по суду осужден или освобожден. Но ведь многих осуждали закрытым судом, заочно, многих после ареста этапировали из Армении и никакого суда в Армении не было. Манукян устно сообщил мне, что данных о депортированных в Архиве МНБ нет, поскольку решение о высылке в 40-х годах принимала особая комиссия, среди членов которой был лишь один представитель МГБ Армянской ССР, вся документация велась этой комиссией и где она сейчас, Манукян не знает.

Вариант второй. Архивы были, но неоднократно уничтожались, особенно при смене руководства карательных органов СССР (Дзержинский – Менжинский – Ягода – Ежов – Берия – Абакумов – Игнатьев и в 1953 году, когда Берия ликвидировал МГБ, а верхушку его арестовал). Разумеется, архивы могли неоднократно уничтожаться и при смене руководства местных карательных органов.

Вариант третий. Архивы в МНБ Армении полностью сохранились, но, согласно какой-то внутренней инструкции, пока не все подлежат рассекречиванию.

24 тысячи жертв – совершенно неприемлемая цифра, и здесь придется сделать значительное отступление от основного текста (но не от основной темы), чтобы на примере СССР в целом показать сложность проблемы и показать, что по отношению к армянскому народу речь может идти лишь о порядке числа жертв, а не о приблизительной цифре.

Подсчет числа жертв коммунистического, террора – один из самых трудных вопросов истории СССР. Цифры, называемые различными источниками, отличаются на несколько порядков. Один твердолобый армянский коммунист заявил мне, что число жертв "сталинских" (ленинских не было, потому что их не могло быть – это была "борьба с контрреволюцией") репрессий не превышает 400 тысяч. Согласно расчетам А. В. Антонова-Овсеенко (1980) – 100 миллионов.

Такой разброс цифр объясняется тем, что официальные органы СССР никогда, даже в разгар "хрущевского ренессанса" и "горбачевской перестройки" не называли даже приблизительных цифр. Публиковались материалы, разоблачавшие так называемый "культ личности Сталина", реабилитировались те или иные (как правило, партийные) деятели, но как только речь заходила о жертвах в целом, в ход шел эвфемизм "массовые репрессии" (Хрущев, 1989, с. 5; СИЭ, 1965, т. 8, с. 275).

Несмотря на все "ренессансы", в изданиях, рассчитанных на массового читателя, тиражировалась ложь 30-х – 50-х годов о якобы непрерывном росте населения страны. Блестящее тому подтверждение – цифры населения СССР на 1 января 1926 и 1939 годов, опубликованные в т. 13 СИЭ (1971, с. 513):

1926 – 147 028 тысяч человек

1939 – 190 678

Налицо – явное увеличение населения. Но достигнуто это увеличение путем подлога. Авторы статьи в СИЭ для 1926 года привели цифру для территории СССР в границах до 17 сентября 1939 года, а для 1939 года – для территории в современных границах, включив в эту цифру не только население "воссоединенных" в 1939 году Западной Украины и Западной Белоруссии, но и оккупированных год спустя Бессарабии, Литвы, Латвии, Эстонии и Северной Буковины. Общая цифра населения оккупированных территорий – 23,97 миллиона человек (Политический словарь, 1940; БСЭ, 3-е изд.).

Отсутствие цифр прироста по годам в массовых изданиях и убеждение в том, что даже если кто-то и найдет эти цифры, вряд ли будет производить расчеты, а если и произведет, то все равно ни одна советская редакция не примет его работу к печати, – все это позволяло "проверенным статистикам" публиковать различные небылицы, согласно которым наблюдался непрерывный рост населения в СССР.

Тем, кто имеет дело со "статистическими сведениями" тоталитарных режимов, не мешало бы помнить следующий отрывок из "1984" Дж. Орвелла: "Большинство тех материалов, которые приходилось обрабатывать, не имели ничего общего с действительностью, не имели даже подобия сходства с действительностью, какое содержится в прямой лжи. Статистические данные в первоначальных версиях были так же фантастичны, как и в исправленных. В большинстве случаев от вас ожидали просто выдумки. Например, по предварительным подсчетам Министерства Изобилия, выпуск сапог должен был достигнуть в квартале ста сорока пяти миллионов пар. Действительное производство составляло, по официальным данным, шестьдесят два миллиона. Переписывая цифры предсказания, Уинстон, однако, уменьшил их до пятидесяти семи миллионов, чтобы можно было утверждать, что план был перевыполнен. Но, при всех условиях, шестьдесят два миллиона были ничуть не ближе к истине, чем пятьдесят семь или даже сто сорок пять миллионов. Скорее всего никаких сапог вообще не было выпущено".

Однако положение с подсчетом числа жертв коммунистического террора не так уж безнадежно, как может показаться на первый взгляд. Я уже писал во "Введении", что, к счастью, орвелловский мир – идеальная модель, и в СССР не был претворен в жизнь. В массовых изданиях коэффициентов естественного прироста по годам нет, но они публиковались в различных специальных изданиях. Эти коэффициенты, по всей вероятности, близки к истине, так как расчеты, произведенные на их основе, дают возможность узнать число жертв террора. Если бы эти коэффициенты были сфальсифицированы, то расчеты дали бы те цифры населения, которые были объявлены властями в 1926 и 1939 годах. Однако расчет, произведенный на основе официальных советских коэффициентов естественного прироста, показал, что данные переписи населения СССР на 1.1.1937 года (кстати, рассекреченные лишь полвека спустя – см. Тольц, 1989, с. 59) были завышены на 15 миллионов.

Так сколько же все-таки на совести коммунистов? 400 тысяч? 4 миллиона? 40 миллионов? 100 миллионов? Последняя цифра (Антонова-Овсеенко) вызвала у меня большие сомнения, и в 1982 году я решил провести самостоятельное исследование. Расчеты проводил на основе открытых советских публикаций, по отдельным периодам. Примитивность расчетов Антонова-Овсеенко побудила меня обратиться к демографам, которые дали мне ряд полезных советов. Подсчеты оказались довольно сложными, с введением различных коэффициентов и пр.

Что касается якобы 400 тысяч за 70 лет, то подсчет числа жертв только за первые три года власти коммунистов показал следующее (здесь привожу упрощенный подсчет).

Население Российской империи на 1.1.1917 г. – 143,5 млн.

- «. страны в тех же границах 20.8.1920 – 136,8

Согласно "Курсу демографии" (1974, с. 390), коэффициент естественного прироста для военных лет – 15,0. Тогда

1.1.1917 – 143,5 к = 15,0

1.1.1918 – 145,6.

Отсюда следует отнять 600 тысяч, погибших в первой мировой войне в 1917 году (жертв коммунистического террора за первые два месяца их власти не принимаем во внимание). Тогда население на 1.1.1918 равно 145 млн. Дата переписи 1920 года – 20 августа. Пересчет на 1.1.1921 дает 137,5 млн.

Проведем подсчет теоретической цифры населения на 1.1.1921 (если бы не было ни жертв террора коммунистов, ни жертв белого террора, ни жертв интервентов, ни эмиграции):

1.1.1918 – 145,0 к = 15,0

1.1.1919 – 147,2 к= 15,0

1.1.1920 – 149,4 к = 15,0

  1. Книга снабжена уникальным Именным указателем к I и II томам истории Русского народа в XX веке

    Книга
    Четвертая книга (в двух томах) из серии архивных исследований «Терновый венец России» открывает тайные и неизвестные страницы истории Русского народа в XX веке.
  2. История отечества с древнейших времен до наших дней

    Документ
    Энциклопедический словарь "История Отечества", выпускаемый издательством "Большая Российская энциклопедия", представляет собой первый опыт однотомного справочно-энциклопедического издания, освещающего все периоды
  3. Вэтой книге представлены биографии и воззрения ста крупнейших мыслителей всех

    Документ
  4. Методические материалы (Гайбарян О. Е., Ростовский гу) 307 История зарубежной литературы 17-18 веков 333 Сводный вариант лекций (Иванова Н. А., Стерлитамакская гпа) 334 (1)

    Методические указания
    "Уроженец афинского предместья Колона, Софокл был настоящим воплощением лучших сторон эллинства: прекрасный собой, сильный, здоровый, замечательно разносторонний в своих дарованиях и обаятельный в обращении, он во всеоружии своих
  5. Методические материалы (Гайбарян О. Е., Ростовский гу) 307 История зарубежной литературы 17-18 веков 333 Сводный вариант лекций (Иванова Н. А., Стерлитамакская гпа) 334 (2)

    Методические указания
    "Уроженец афинского предместья Колона, Софокл был настоящим воплощением лучших сторон эллинства: прекрасный собой, сильный, здоровый, замечательно разносторонний в своих дарованиях и обаятельный в обращении, он во всеоружии своих
  6. И тогда мастер словно в попытке изгнать бесов, порождаемых слепотой рассудка, стал писать самую простую из своих историй… Эта книга называется “ Все имена

    Книга
    «И тогда мастер словно в попытке изгнать бесов, порождаемых слепотой рассудка, стал писать самую простую из своих историй… Эта книга называется “Все имена”.
  7. Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской филологии Составитель: к и. н., доцент Кантимирова Р. И (1)

    Документ
    Выпускник, получивший квалификацию учителя истории, должен быть готовым осуществлять обучение и воспитание обучающихся с учетом специфики преподаваемого предмета; способствовать социализации, формированию общей культуры личности, осознанному
  8. Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской филологии Составитель: к и. н., доцент Кантимирова Р. И (2)

    Документ
    Выпускник, получивший квалификацию учителя истории, должен быть готовым осуществлять обучение и воспитание обучающихся с учетом специфики преподаваемого предмета; способствовать социализации, формированию общей культуры личности, осознанному
  9. Мунчаев Ш. М., Устинов В. М. История России. М 90 (1)

    Документ
    Авторы учебника — известные отечественные ученые, док­тора исторических наук, профессора ведущих вузов страны — ана­лизируют в своем труде сложные, противоречивые исторические процессы России, руководствуясь научными принципами объектив­ности,

Другие похожие документы..