Монография посвящена трагическим страницам в истории армянского народа в 1894-1991 гг., вызванным социальными потрясениями в стране проживания и во всем мире.

"Ревком организовал нещадную и решительную конфискацию и огосударствление, без разбора и не взирая на классовый принцип [а "взирая на классовый принцип", можно творить беззакония? – Г.X.], не считаясь с общим положением крестьянства и его психологическим состоянием. Конфискация происходила неорганизованно, не носила запланированного и революционно-классового характера и сопровождалась ненужным насилием. Без организованного и дисциплинированного механизма, без предварительной агитационной работы и не принимая во внимание специфические условия страны, Ревком провозгласил лозунг: конфисковать и огосударствить продовольствие в городах у частных лиц и запасы хлеба у крестьян. Неорганизованно изымалось и огосударствлялось все – солдатская форма, инструменты ремесленников, частные и другие рисовые мельницы, без исключения все водяные мельницы, инструменты парикмахера, улья, постельное белье, одежда, посуда и мебель из домов граждан, без учета их классового положения" (там же).

Ситуация в Армении была ярко описана первым премьер-министром Республики Армения Ованесом Качазнуни:

"Прошло примерно два месяца с того дня, когда большевики вошли в Армению, организовались и утвердились здесь. Армянское трехцветное знамя и "Наша Родина" [гимн Республики Армения. – Г.X.] были изгнаны из обихода, как контрреволюционные символы, их заменило пролетарское красное знамя и пролетарский "Интернационал". Солдаты Красной армии расположились в квартирах граждан, ели их хлеб и жгли их горючее. Официальные лица и деятели правительства заняли лучшие дома в городе, лучшую мебель, утварь.

Каждый день Ревком издавал декреты и приказы, имевшие целью упрочить в Армении пролетарскую диктатуру и в то же время расширить и углубить великую мировую революцию. ЧК неустанно выполняла свою спасительную работу с такой большой энергией, что в тюрьмах Армении яблоку негде было упасть. В народных (или революционных) трибуналах (судах) товарищи судьи судили и решали возникавшие между гражданами споры в соответствии со своим "революционным сознанием" (вследствие отсутствия нормального законодательства). В деревнях "комячейки" сводили старые и новые счеты с неугодными соседями.

В городах были образованы городские и домовые комитеты.

На каждые десять домов приходилось по одному десятнику. Десятники и хозяева домов должны были следить за жильцами, и если замечали что-либо "контрреволюционное", немедленно должны были докладывать в ЧК. Административная система основывалась на взаимном контроле и взаим­ной слежке. Обязанность контролировать, следить и докладывать была возложена не только на официальных лиц, но и на всех граждан. Гражданин был обязан не только быть доброжелательным к Советским властям, но и бдительным оком следить за доброжелательностью соседей. В противном случае он сам был бы обвинен в "контрреволюционности", то есть в необходимости ЧК.

"Коммунист" (официальная правительственная ежедневная газета) постоянно помещал разгромные статьи. Он говорил, что победа революции в Армении не обеспечена, поскольку здесь не было гражданской войны. Необходима война, чтобы на самом деле были уничтожены контрреволюционные элементы! Нужна война, чтобы углубилось рабоче-крестьянское классовое сознание. Революционный пролетариат должен своей рукой пролить кровь буржуазии, чтобы раскрыть между собой и ей непроходимую пропасть. Подобного же содержания произносились речи и призывы на публичных митингах. На стенах прикреплялись большие рисунки, исполненные в футуристском духе, где текла поганая кровь дашнаков и других контрреволюционеров. Впрочем, кровь текла не только на рисунках, но и в чекистских тюрьмах.

Население разделилось на две неравные части: большевики (или притворявшиеся большевиками), которым были даны все права, и небольшевики (то есть огромное большинство), на которых возлагались все обязанности. И в первую очередь – кормить большевиков, заботиться обо всех их нуждах.

Половина всей энергии большевиков уходила на деятельность в ЧК и тому подобное, другая половина – на обыски и конфискации. Конфисковывалось все – начиная с домов, колясок, вьючных животных, горючего и кончая музыкальными инструментами, мылом для стирки, нитками, иголками. Хватит, сколько буржуи наслаждались жизнью, настала очередь Кроной армии и революционного пролетариата. Этот принцип осуществлялся по всем направлениям, со всей последовательностью и с чрезвычайным усердием.

Народ был в растерянности, в недоумении, в страхе. Не понимал, что происходит. Не понимал, чего хотят от него эти незнакомые люди в островерхих со звездами шапках, вооруженные маузерами и наганами, эти несовершеннолетние девушки с плохо выкрашенными лицами, эти многочисленные комиссары и комтоварищи, день и ночь разъезжавшие по Еревану, сидя в автомобилях. Оторопь взяла не только "буржуев". Оторопели и трудящиеся массы, наравне с "буржуазией" страдавшие от большевистских порядков. Грабили, оскорбляли, лишали прав не только "буржуев", подобное же происходило со всем народом (кроме большевиков, разумеется), со всеми, живущими ежедневным трудом.

Отныне никто не был хозяином того, что имел, ни своего труда. Коммунизм был понят и осуществлялся с той мыслью, что собственность не большевика должна служить большевику" (Врацян, 1992, с. 104-105).

Коммунисты не простили Качазнуни правдивого описания событий: в 1937 году, в возрасте 69 лет он был арестован и год спустя погиб в тюрьме.

Переполнила чашу терпения народа холопская политика Ревкома Армении не только по отношению к Советской России, но и к Турции. Следуя инструкциям из Москвы, армянские коммунисты утверждали, что турки испытывают вражду не к армянам, а к дашнакам, и стоит только свергнуть их власть, как отношения Армении и Турции станут распрекрасными. Однако кемалисты продолжали разнузданный террор на армянской земле и после захвата власти коммунистами в Ереване. Ревком Армении не организовал народ на борьбу с турками, а ограничивался лишь не имевшими никаких последствий депешами в Анкару (одна из них, в качестве примера, приведена в Приложении 17).

Доведенный до крайней степени отчаяния, народ поднимает восстание. Степень народного возмущения можно оценить хотя бы по тому, что, не имея ни одного (!) военачальника и даже офицера (все они к тому времени были высланы из Армении), армянский народ (как я уже говорил, исключительно лояльный к властям) смог свергнуть власть коммунистов.

13 февраля 1921 года восставшие захватывают село Кешишкенд, а 16 февраля восстание охватило всю страну. Ревком принимает попытки к сопротивлению, но безрезультатно. 16 февраля восставший народ начинает окружать столицу. Охваченные паникой члены "рабоче-крестьянского" Ревкома готовятся к бегству, а в отместку за поражение в ночь на 17 февраля совершают зверские убийства в Ереванской тюрьме именно тогда погиб Амазасп и его боевые товарищи. В ночь на 18 февраля "потерявший голову от страха перед восставшим народом Ревком, со своими вооруженными солдатами и коммунистическими чинами, захватив с собой похищенные из государственной казны деньги, продукты, оружие и боеприпасы – из государственных складов, бежал, укрывшись в двух бронепоездах, в Кямарлу для соединения со своими друзьми-турками Шарура" (Врацян, 1991).

18 февраля восставшие, возглавляемые Куро Тарханяном и Мартиросом, входят в Ереван. Всю полноту власти в стране взял на себя Комитет Спасения Отечества, который возглавил Симон Врацян. В состав Комитета вошли Каро Сасуни, Куро Тарханян, Тертерян, Тер-Акопянц и другие. Началась работа по восстановлению независимости Армении. Одним из первых внешнеполитических шагов Комитета была телеграмма в Москву Ленину и Чичерину, представляющая "истинный характер февральского движения в Армении, которое являлось стихийным взрывом возмущения трудового народа, отчаявшегося перед лицом террора со стороны Ревкома, никак не направленного против России и вообще советской власти. Комитет Спасения Отечества просил дружественного содействия со стороны Ленина и Чичерина и признания независимости Армении" (там же).

Оценка армянскими коммунистами февральского народного восстания – ярчайший образец коммунистической демагогии. Когда коммунисты захватили власть в Армении, то в Декларации Ревкома о провозглашении Армении Советской Республикой утверждалось, что находившиеся у власти дашнаки "цинично потворствовали империалистическим планам Антанты, но эта власть уже вырвана у дашнаков волею истории, волею восставшего народа" (Великая Октябрьская.., 1957, с. 432). Иными словами, власть дашнаков ориентировалась на внешние силы, а "революция" шла из недр самой Армении, это воля ее народа.

Когда же произошло народное восстание, на языке армянских коммунистов "контрреволюция", то, по мнению членов Дилижанского уездного комитета Компартии Армении, "вспыхнувшая в Армении контрреволюция и начало гражданской войны есть факт, доказывающий, что револю­ция в Армении не создана извне, а представляет из себя один из этапов развития истории в Армении" (там же, с. 521).

Победа "революции" свидетельствует о том, что "она не создана извне", а победа "контрреволюции" свидетельствует о том, что "революция не создана извне"... Благодатное поле для психоаналитиков.

26 февраля. В Москве открылась Вторая русско-турецкая конференция с целью выработки окончательного текста "Договора о дружбе и братстве" кемалистов с коммунистами, договора, который должен был закрепить раздел сфер влияния в регионе.

Покончив в конце ноября — начале декабря с независимостью Армении, коммунисты и кемалисты направили свои силы на независимую Грузию Восстание в Армении не входило в их планы, и они не стали их менять, все более и более сжимая в тиски Грузию. Коммунисты наступали с севера (со стороны России), с востока (со стороны Азербайджана) и с юга (со стороны Северной Армении, находившейся под их контролем), а кемалисты – с запада. Помогая коммунистам расправиться с Грузией, кемалисты одновременно решали и свою задачу – уничтожение армянского народа (резня 6-16 марта 10 тысяч армян Ахалкалакского уезда Тифлисской губернии – см. выше).

11 марта – июль 1921 года, АРМЕНИЯ

Установив в начале марта контроль почти над всей территорией Грузии, 11 марта коммунисты направляют основные силы XI Красной Армии на Ереван, распространяя слухи о зверствах дашнаков и о том, что восстание инспирировано извне. Зная, что большинство армянского народа против режима коммунистов, подавление восстания возлагается на оккупационные войска:

"Телеграмма Молкочанова РВС XI Армии

Эривань, 17/11—21 г.

Восстание носит угрожающий характер. Оно обнимает большой район, перебрасываясь в Баш-Гярни. Давно подготавливаемое дашнаками, оно вспыхнуло одновременно, есть основание быть уверенными, что руководящее влияние идет из Турции и Грузии. В нейтральной зоне Александропольского района в Армению выступило 200 кавалеристов турецких армян в помощь повстанцам. Необходим ввод русских частей крупных соединений.

Комвойском ССРА Молкочанов

Военком Свиридов"

(там же, с. 519—520).

Дашнакофобия с параноидальными видениями, о которой говорилось во "Введении", берет свое начало в 1921 году:

ЦК Компартии Армении в июне, обращаясь к крестьянам Зангезура, заявил, что партия дашнакцаканов представляла из себя "состоящую из нескольких человек группу, которая под громким именем дашнакцутюн тридцать лет сосала кровь армянского народа, убивала тысячи, десятки тысяч невинных людей" (там же, с. 563). О том, как "несколько человек" умудрились убить "десятки тысяч невинных людей", до сих осталось тайной.

С целью выяснить ситуацию на месте, 20 марта в Ереван приезжает армянский поэт Ованес Туманян, широко известный не только в Армении, но и в России. В тот же день Комитет Спасения Отечества направляет Орджоникидзе следующую телеграмму:

"Сегодня в Ереван прибыл поэт Ованес Туманян, из сообщений которого стало ясным, что Вы совершенно неправильно представляете происходящее в Армении. Переворот в Армении не есть дело безответственных лиц, а в буквальном смысле – дело всего народа, который воюет за свое существование. Знайте, что только по трупам армянских рабочих и крестьян можно дойти до Еревана. Туманяну дается полное право и возможность изучить ситуацию и доложить о ней Вам" (Оганесян Э., 1991, с. 341).

Ознакомившись за четыре дня с ситуацией, встретившись с простыми людьми, с руководством Республики, с представителями различных партий, Туманян 24 марта теле­графирует Орджоникидзе:

"Познакомившись с обстановкой на месте, я убедился, что наши представления о событиях в Армении не соответствуют действительности. Движение началось среди крестьянства и распространилось до Еревана, потянув за собой интеллигенцию. Создалась следующая ситуация: с оружием в руках друг против друга поднялись, с одной стороны, рабочие, крестьяне и служащие Армении, с другой – коммунистические группы, и льется кровь без всякого на то основания. На фронте товарищи коммунисты говорили, что за все время революции Красная Армия не вела более бессмысленной войны, чем та, которую она ведет сейчас. Поэтому настоятельно прошу Вас – сделайте все от Вас зависящее, чтобы, как можно скорее, прекратить эту, никому не нужную войну. Считаю необходимым сообщить, что после переворота в Армении не расстрелян ни один коммунист и ни один военнопленный. Если потребуются дополнительные сведения, прошу вызвать меня к радио, и я дам Вам нужные сведения" (там же, с. 342).

Разумеется, ни Орджоникидзе, который находился в Тбилиси, ни его хозяевам в Москве никакие дополнительные сведения не были нужны, и Красная Армия перешла в наступление на всех фронтах. 12 апреля был взят Ереван, а 20 апреля восставшие отступили в Зангезур, где (как было сказано выше) еще 25 декабря 1920 года была провозглашена Армянская Сюникская Республика, которую возглавил Нжде, одна из самых ярких личностей в истории Армении нынешнего столетия.

Истинный патриот, гражданин, выдающийся военачальник, поэт, публицист и мыслитель Гарегин Нжде в ноябре 1918 года был назначен командующим войсками в Зангезуре. Проявив выдающиеся способности полководца, он на протяжении двух с половиной лет смог отстоять Зангезур от неоднократных набегов турок, азербайджанцев и коммунистов. То, что Зангезур сегодня находится в составе Армении и по-прежнему представляет препятствие на пути создания Великого Турана, – вне всякого сомнения, заслуга Нжде.

  1. Книга снабжена уникальным Именным указателем к I и II томам истории Русского народа в XX веке

    Книга
    Четвертая книга (в двух томах) из серии архивных исследований «Терновый венец России» открывает тайные и неизвестные страницы истории Русского народа в XX веке.
  2. История отечества с древнейших времен до наших дней

    Документ
    Энциклопедический словарь "История Отечества", выпускаемый издательством "Большая Российская энциклопедия", представляет собой первый опыт однотомного справочно-энциклопедического издания, освещающего все периоды
  3. Вэтой книге представлены биографии и воззрения ста крупнейших мыслителей всех

    Документ
  4. Методические материалы (Гайбарян О. Е., Ростовский гу) 307 История зарубежной литературы 17-18 веков 333 Сводный вариант лекций (Иванова Н. А., Стерлитамакская гпа) 334 (1)

    Методические указания
    "Уроженец афинского предместья Колона, Софокл был настоящим воплощением лучших сторон эллинства: прекрасный собой, сильный, здоровый, замечательно разносторонний в своих дарованиях и обаятельный в обращении, он во всеоружии своих
  5. Методические материалы (Гайбарян О. Е., Ростовский гу) 307 История зарубежной литературы 17-18 веков 333 Сводный вариант лекций (Иванова Н. А., Стерлитамакская гпа) 334 (2)

    Методические указания
    "Уроженец афинского предместья Колона, Софокл был настоящим воплощением лучших сторон эллинства: прекрасный собой, сильный, здоровый, замечательно разносторонний в своих дарованиях и обаятельный в обращении, он во всеоружии своих
  6. И тогда мастер словно в попытке изгнать бесов, порождаемых слепотой рассудка, стал писать самую простую из своих историй… Эта книга называется “ Все имена

    Книга
    «И тогда мастер словно в попытке изгнать бесов, порождаемых слепотой рассудка, стал писать самую простую из своих историй… Эта книга называется “Все имена”.
  7. Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской филологии Составитель: к и. н., доцент Кантимирова Р. И (1)

    Документ
    Выпускник, получивший квалификацию учителя истории, должен быть готовым осуществлять обучение и воспитание обучающихся с учетом специфики преподаваемого предмета; способствовать социализации, формированию общей культуры личности, осознанному
  8. Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской филологии Составитель: к и. н., доцент Кантимирова Р. И (2)

    Документ
    Выпускник, получивший квалификацию учителя истории, должен быть готовым осуществлять обучение и воспитание обучающихся с учетом специфики преподаваемого предмета; способствовать социализации, формированию общей культуры личности, осознанному
  9. Мунчаев Ш. М., Устинов В. М. История России. М 90 (1)

    Документ
    Авторы учебника — известные отечественные ученые, док­тора исторических наук, профессора ведущих вузов страны — ана­лизируют в своем труде сложные, противоречивые исторические процессы России, руководствуясь научными принципами объектив­ности,

Другие похожие документы..