Монография посвящена трагическим страницам в истории армянского народа в 1894-1991 гг., вызванным социальными потрясениями в стране проживания и во всем мире.

"Декрет Военно-Революционного Комитета Армении об учреждении Верховного Революционного Трибунала

Постановлением Военно-Революционного Комитета от 19 декабря 1920 г. на территории Социалистической Советской Республики Армении учреждается быстрый, гибкий и в то же время в достаточной степени грозный аппарат революционной репрессии Верховный Революционный Трибунал для ведения дел:

A) О контрреволюционных деяниях, как-то, а) заговорах и восстаниях с целью ниспровержения советского социалистического строя; б) измене Советской Республике; в) восстаниях против органов рабоче-крестьянского правительства и установленных им властей, в сопротивлении проведению в жизнь требований законов Республики или постановлениям и распоряжениям советских властей; г) агитации и провокации, имеющих целью вызвать совершение массами указанных выше преступных деяний; д) распространение ложных сведений и слухов о Советской власти.

Б) Дела о крупной спекуляции товарами и предметами, взятыми на учет.

B) Дела по должностным преступлениям лиц, обвиняемых в хищениях, подлогах, неправильной выдаче нарядов, в участии в спекуляции в той или иной форме, равно как и об иных более выдающихся должностных преступлениях, в том числе и о взяточничестве, вымогательстве, превышении и бездействии власти, если по­следние деяния имели общегосударственное значение или сопровождались существенным вредом для Республики и значительным убытком для казны.

Г) Дела о явном дискредитировании власти советскими работниками.

Председатель Военревкома (подпись)

Наркомюст (подпись)"

(там же, с. 477).

И начинается разнузданный террор.

Коммунисты обманули армянский народ и его правительство, поставив свою подпись под следующими пунктами "Договора" 2 декабря 1920 года:

"4. Командный состав армянской армии не несет ответственности за те действия, которые он совершил, будучи в рядах армии, до провозглашения в Армении Советской власти.

5. Члены партии Дашнакцутюн и других социалистических партий (СР, СД) не должны подвергаться никаким преследованиям за принадлежность к партии и участие в борьбе против коммунистической партии и за действия, совершенные до провозглашения Советской Армении" (Врацян, 1992, с. 93).

Точно так же, как и младотурки 24-28 апреля 1915 года, армянские коммунисты в первую очередь решили обезглавить армянский народ, арестовав лучших его представителей (оставшихся после турецкого геноцида): были арестованы (и многие впоследствии убиты) бывший премьер-министр Амо Оганджанян, лидер социал-демократов Бахши Ишханян, писатель Левон Шант, литературовед Никол Агбалян, публицист и министр юстиции Рубен Дарбинян, военачальник Амазасп, многие герои Сардарапатской битвы, спасшие население Восточной Армении от полного уничтожения, и среди них – командир общего Сардарапатского отряда Даниэл Бек Пирумян, Товмас Назарбеков и другие. Затем последовали массовые аресты дашнакцаканов и офицеров республиканской армии.

Сначала этот террор проводили член Ревкома Авис Нуриджанян и председатель ЧК Айвазов. Однако вскоре выяснилось, что некоторые члены руководства Советской Армении проявляли "мягкотелый либерализм". Например, председатель Ревкома Касьян, пользуясь своей властью, разумеется, не спасал невинных людей от расстрела, но посылал в Баку и в Москву телеграммы о "левацких перегибах". Подобная "умеренность" была Центру не по нраву, и 14 января 1921 года в Ереван прибывает полномочный представитель центральной ВЧК по Азербайджану и Армении Геворк Атарбеков, "прославившийся" тем, что, будучи председателем Астраханской ЧК, приказывал грузить заключенных (среди которых было много местных армян) на баржи и топить их в Волге (Захарян, 19906).

Четыре года спустя, 22 марта 1925 года в авиационной катастрофе вблизи Тбилиси погибли первый секретарь Закавказского Крайкома ВКП(б) Александр Мясникян, председатель Закавказской ЧК Соломон Могилевский и Атарбеков. Три следственные комиссии пришли к выводу о том, что мотор и системы управления самолета были вполне исправны; не было обнаружено ошибок и в действиях двух пилотов (также погибших). Однако причину возникшего на борту пожара установить не удалось.

А.В. Антонов-Овсеенко (1988, с. 145) уверен в том, что это было покушением на Мясникяна, поскольку он "располагал сведениями, политически компрометирующими Сталина <...>, и Берии удалось пронюхать об этом". Однако современники не сомневались, что авиакатастрофа – результат покушения на Могилевского и Атарбекова, которые уж слишком усердствовали в своих зверствах (между прочим, в том же 1925 году была убита, и почти никто не сомневается в том, что это дело рук ГПУ, маньячка-убийца Евгения Бош).

Как видно из предыдущего изложения, я стремлюсь придерживаться фактов или ссылок на работы других историков и избегаю различных слухов. Однако в данном случае не могу удержаться, чтобы не рассказать легенду (а, быть может, и быль) об Атарбекове. Люди, которые мне поведали о ней и были убеждены в том, что она действительно имела место, ушли из жизни, и будет очень жалко, если эта история (легенда?) не станет достоянием потомков. Я пересказываю ее, следуя завету Геродота (История, VII, 152): "Мой долг передавать все, что рассказывают, но, конечно, верить этому я не обязан".

Атарбеков не контролировал свои эмоции и мог просто так пристрелить на улице любого, не понравившегося ему человека. Однажды мальчик лет шести, переходя улицу, увидел, как из-за угла на большой скорости неожиданно выехал фаэтон. В попытке спастись, ребенок ринулся на тротуар и со всего размаху налетел на шедшего Атарбекова, чуть не сбив его с ног. Прохожие в ужасе замерли. Атарбеков на несколько мгновений опешил, затем посмотрел на мальчугана и... погладил его по головке. И по Еревану разнесся слух: "Атарбеков детей любит".

Первое, что сделал Атарбеков по прибытии в январе 1921 года в Ереван, – это арестовал всех оставшихся на свободе (около тысячи) офицеров (всего за время кратковременного господства коммунистов, по данным Г. Мартиросяна, 1994, с. 93, было арестовано 1 400 офицеров). "На заседании Ревкома и ЦК армянской компартии, – писал в своем письме на имя ЦК РКП(б), Ленина, Троцкого и Сталина Нарком иностранных дел Армении Александр Бекзадян, – Отарбекян [так в тексте; имеется в виду Атарбеков. – Г.X.], ссылаясь на инструкции ВЧК, потребовал спешной и безусловной высылки за пределы Армении всех бывших офицеров (как состоящих, так и не состоящих на службе в Красной Армии)" (там же).

Вяло протестовавшие члены Ревкома и ЦК все-таки дали санкцию на эту акцию. В условиях продолжавшегося наступления кемалистов – в марте они вырежут 10 тысяч армян Ахалкалакского уезда – любой эпитет не будет адекватно характеризовать данное преступление армянских коммунистов.

Арест и высылка офицеров были проведены самым подлым и бесчеловечным образом. 24 января 1921 года был опубликован приказ, согласно которому все офицеры должны были явиться в здание бывшего армянского парламента для перерегистрации. Большинство офицеров с радостью явились туда, полагая, что наконец-то их пошлют сражаться с турками. Всех собравшихся заперли в здании, оцепили его пулеметами, а затем отдельными партиями стали высылать из города.

Ничего не подозревавшие люди явились в обычной городской одежде. Им не разрешили взять с собой ни еды, ни теплой одежды и погнали пешком через снежный Севанский перевал. Январь, высота Севанского перевала – 2 122 м, и голодные, одетые по-городскому те, кто всю свою жизнь спасал соотечественников от турок... Разве это не сцена 1915 го­да, и попадись эти герои в руки турок, разве те обращались бы хуже с ними?

Благодаря Гюлабу Мартиросяну мы имеем сведения о крестном пути 462 человек, попавших в Рязанский концла­герь. "Арестованных офицеров в дороге не кормили. Они питались, продавая свою одежду <...> По прибытии в Баку их держали под стражей, впроголодь, в отвратительных условиях. В результате более 20 человек оказались в больницах Дилижана, Агстафы, Гянджи, Баку. А один из них, капитан Стефан Агаджанович Егиазаров в результате нервного шока ослеп. Однако болезнь не освободила их от Рязанского концентрационного лагеря" (Мартиросян, 1994, с. 99).

Весьма своеобразным было оформление "дел" армянских офицеров. Второй список от 26 января был назван "Именным списком арестованных Деникинцев" (там же, с. 110), хотя никто из 76 перечисленных офицеров в армии Деникина не служил. У Деникина служили некоторые армянские офицеры, но все они находились за пределами Армении.

Мартиросян смог ознакомиться с делами только тех офицеров, которые были направлены в Рязанский концлагерь; судьба остальных (около 1 000 человек) нам неизвестна; известно лишь, что все они (в том числе и Дро) были отправлены в Россию. Армения провозглашалась "независимой" в Договоре 2 декабря 1920 года лишь на бумаге. Высылка армянских офицеров в Россию – еще одно тому подтверждение. Если даже эти офицеры и были виновны в глазах новых властей, то почему же они не были посажены в тюрьмы Армении? Разве Франция провинившихся офицеров высылает в тюрьмы Испании? Однако не все офицеры были высланы в Россию – оставшихся ждала более ужасная участь, о чем чуть позже.

Видя, что у них горит земля под ногами, коммунисты все более и более усиливают террор, используя любой повод или выдумывая таковой. 10 февраля 1921 года ЧК Армении издает следующий приказ (совершил ли Ханаян инкриминировавшееся ему деяние или нет, установить не удалось):

"Вечером 9-го сего февраля арестован террорист, переодетый в женский костюм, Левон Ханаян с маузером при покушении на одного из виднейших деятелей Советской власти (в докладной того же Амирханяна Предревкому Армении от 13 февраля указывалось, что Ханаян покушался на жизнь Атарбекова – см. цитируемый источник, с. 512. – Г.X.]. Через арест Ханаяна удалось установить, что партия дашнакцутюн имела решение совершить ряд террористических актов над ответственными работниками.

Советская Армения пролетариев и бедного крестьянства хотела предать забвению неисчислимые преступления дашнаков перед трудовыми массами, которые, будучи обмануты, дашнаками лозунгом "физического существования", на самом деле за все время господства дашнаков были жертвой, с одной стороны, братоубийственной национальной резни и безудержной вакханалии грабежей дашнакского правительства, с другой стороны, жертвой гнусных интриг империализма Антанты.

Предательский замысел заклятых врагов рабоче-крестьянской Армении, очевидно, явился результатом великодушия, истолкованного как слабость власти.

Советская власть великодушна, но она умеет сурово и без всякой пощады наказывать всякого, кто осмелится посягнуть на власть, добытую дорогой кровью рабочих и крестьян.

Независимо от арестов лиц, причастных к делу покушения, ЧК, желая предупредить подлый замысел партии дашнакцутюн, вынуждена была арестовать ряд дашнакских деятелей как заложников и объявляет, что всякая малейшая попытка со стороны дашнаков приведет как к расстрелу заложников, так и к другим суровым мерам военно-революционного времени по отношению к семьям и пр.

Пред ЧК Армении Ш. Амирханян"

(Великая Октябрьская.., 1957, с. 507—508).

Арестованных даже не расстреливали – их просто рубили топорами в подвалах ЧК. В ночь на 17 февраля были зверски уничтожены более 50 человек, в том числе Амазасп, полковник Корганян, Серго, Македон, Григор и другие. Террор был так жесток, что население Александрополя не увидело разницы между ушедшими турками и начавшими править большевиками. Вот как описывает ужасы, пережитые в эти дни в ереванской тюрьме, Каро Сасуни:

"С наступлением темноты начиналась адская деятельность. Вооруженные револьверами люди, со свечой в руке, открывали с мягким скрипом дверь одной из камер, и один из них читал по списку: "Амазасп, Сеник Оганджанян, Аршак Мелконян". И так далее. Им приказывали выйти с вещами. А через несколько минут под окнами раздавались удары топора и крики: "Помогите! Ради Бога, помогите! Во имя человечности помогите!.." Но эти вопли постепенно стихали под ударами топора. А мы в своих камерах, прижавшись друг к другу, с ужасом ждали своей очереди. Были среди нас те, кто не терял своего революционного самообладания и мужества, но большинство, слыша стоны и вопли своих товарищей, переживали нервные потрясения. А люди с зажженными свечами со скрипом открывали уже следующие двери и так же спокойно читали другие фамилии. Когда выводили Амазаспа, он обратился к своим окаменевшим сокамерникам и спокойно сказал: "Товарищи, я больше не увижу вас. Я иду умирать за нашу нацию и наши идеи".

В тюрьме действовала бригада кровопийцы Ависа. В одной из камер заключенные решили забаррикадировать двери и не впускать убийц. Но по приказу Ависа из окон стали стрелять из пулеметов и стреляли до тех пор, пока в камере не осталось ни одного живого" (Оганесян Э., 1991, с. 332— 333).

Незадолго до этого в районе Дилижана была расстреляна большая группа героев Сардарапатской битвы. В числе расстрелянных был полковник Даниэл Бек-Пирумян, геройски дравшийся против турок весной 1918 года. "Его брат, тоже герой Сардарапата, полковник Погос Бек-Пирумян, узнав о случившемся, покончил жизнь самоубийством" (Захарян, 19906). Главнокомандующий войсками в Сардарапате Мовсес Силикян и герой Сардарапатского и Баш-Апаранского сражений Христофор Араратов были расстреляны коммунистами позднее – в 1937 году.

Но террор был направлен не только против дашнакцаканов и военных – коммунистам были ненавистны все слои населения Армении. Трудно решить вопрос о том, кто были большими армянофобами – кемалисты или армянские коммунисты. Выше я уже приводил "идеологическую" установку Атарбекова: "Армянский народ – это мещанское понятие <...> Если во время великих социальных потрясений должен погибнуть армянский народ, пусть погибает". В соответствии с этой установкой армянские коммунисты решили полностью разорить обреченный на гибель народ. "Грузовиками из Армении посылались в подарок "товарищу Ленину" или "красной армии" конфискованные из государственных складов и у населения запасы – белая мука, сгущенное молоко, какао, сахар, обувная кожа, одежда и так далее" (Врацян, 1992, с. 103).

Коммунистический историк Борян спустя семь лет "прозрел":

  1. Книга снабжена уникальным Именным указателем к I и II томам истории Русского народа в XX веке

    Книга
    Четвертая книга (в двух томах) из серии архивных исследований «Терновый венец России» открывает тайные и неизвестные страницы истории Русского народа в XX веке.
  2. История отечества с древнейших времен до наших дней

    Документ
    Энциклопедический словарь "История Отечества", выпускаемый издательством "Большая Российская энциклопедия", представляет собой первый опыт однотомного справочно-энциклопедического издания, освещающего все периоды
  3. Вэтой книге представлены биографии и воззрения ста крупнейших мыслителей всех

    Документ
  4. Методические материалы (Гайбарян О. Е., Ростовский гу) 307 История зарубежной литературы 17-18 веков 333 Сводный вариант лекций (Иванова Н. А., Стерлитамакская гпа) 334 (1)

    Методические указания
    "Уроженец афинского предместья Колона, Софокл был настоящим воплощением лучших сторон эллинства: прекрасный собой, сильный, здоровый, замечательно разносторонний в своих дарованиях и обаятельный в обращении, он во всеоружии своих
  5. Методические материалы (Гайбарян О. Е., Ростовский гу) 307 История зарубежной литературы 17-18 веков 333 Сводный вариант лекций (Иванова Н. А., Стерлитамакская гпа) 334 (2)

    Методические указания
    "Уроженец афинского предместья Колона, Софокл был настоящим воплощением лучших сторон эллинства: прекрасный собой, сильный, здоровый, замечательно разносторонний в своих дарованиях и обаятельный в обращении, он во всеоружии своих
  6. И тогда мастер словно в попытке изгнать бесов, порождаемых слепотой рассудка, стал писать самую простую из своих историй… Эта книга называется “ Все имена

    Книга
    «И тогда мастер словно в попытке изгнать бесов, порождаемых слепотой рассудка, стал писать самую простую из своих историй… Эта книга называется “Все имена”.
  7. Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской филологии Составитель: к и. н., доцент Кантимирова Р. И (1)

    Документ
    Выпускник, получивший квалификацию учителя истории, должен быть готовым осуществлять обучение и воспитание обучающихся с учетом специфики преподаваемого предмета; способствовать социализации, формированию общей культуры личности, осознанному
  8. Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской филологии Составитель: к и. н., доцент Кантимирова Р. И (2)

    Документ
    Выпускник, получивший квалификацию учителя истории, должен быть готовым осуществлять обучение и воспитание обучающихся с учетом специфики преподаваемого предмета; способствовать социализации, формированию общей культуры личности, осознанному
  9. Мунчаев Ш. М., Устинов В. М. История России. М 90 (1)

    Документ
    Авторы учебника — известные отечественные ученые, док­тора исторических наук, профессора ведущих вузов страны — ана­лизируют в своем труде сложные, противоречивые исторические процессы России, руководствуясь научными принципами объектив­ности,

Другие похожие документы..