Ю. М. Романенко (С. Петерб гос ун-т), докт филос наук проф

Городская культура и методология ее исследования

Возникновение городов — один из основных признаков перехода от варварства к цивилизации; город выходит за пределы привычных традиций, отношений и связей общинного мира. С самого начала город — это центр общения с главным общим богом (а не своим покровителем дома и рода) через городской храм, который наряду с рынком — центром общения и торговли — был непременным и центральным элементом городской среды. Город — это и архитектурный феномен, произведение строительного искусства, и социокультурное образование, где представлены различные формы жизнедеятельности людей.

В своих многообразных функциях город становится объектом исследований многих наук, в том числе урбанистики, социологии города, социальной психологии, а также эстетики, культурологии, философской антропологии. Образы города находили и находят свое воплощение в художественной литературе, изобразительном искусстве, кино. И в своей совокупности эти виды художественного творчества создают образную панораму города, корпус определенных текстов, которые как бы «отражают» город, но и значительно отличаются от текста самого города, который представлен как множество семантических связей между горожанами и их материальным окружением. Как говорил Ю. М. Лотман, исследуя город, «мы создаем некую модель, которая сама себе равна, и она очень удобна для исследовательских построений. Но в модели нельзя жить, нельзя жить в кинофильме, нельзя жить ни в одном из наших исследований… А жить можно только в том, что само себе не равно. То, что все время о себе говорит на разных языках»1. Так или иначе города возникают, меняются, исчезают и все это время остаются объектом изучения для многих исследователей.

Говоря о проблеме города в культурологии, изначально необходимо определить, что имеется в виду под культурологическим знанием. Вообще говоря, «любая рефлексия культуры — независимо от того, в какой форме и какими средствами она осуществляется, — может считаться культурологической мыслью, т. е. разновидностью самосознания культуры»2. Таким образом, культурологическая мысль может свободно принимать или включать в себя литературно-художественные, философские, религиозные и обыденные формы. Значит, каждая культурно-историческая эпоха получает свое отражение в огромном количестве культурных текстов. Первые размышления о городах и горожанах возникли едва ли не одновременно с их появлением, и эта тема не теряла своей актуальности на протяжении веков.

Очевидно, что города со времени своего возникновения и по сегодняшний день — объекты внимания и изучения для многих писателей, ученых и исследователей. Сегодня урбанизм — это стиль эпохи, он определяет образ жизни почти половины населения планеты. Города возникли как центры цивилизации; города всегда были носителями культурной информации, это культурный текст, своеобразная знаковая система. Город — это и архитектурная организация пространства, которая, безусловно, влияет на формирование горожан; город — это социальный институт, связывающий различные субкультуры, различные общности людей. Наконец, город — это центр административной, политической, торговой, культурной жизни, таким он стал на протяжении веков. Но из этой полифункциональности города вытекает множество проблем, которые должны стать проблемами не только социальными или политическими, но и собственно культурологическими в силу вышеперечисленных особенностей города. Городская среда — это, прежде всего, место жизни людей, она играет существенную роль в отношениях между людьми, и за последнее столетие именно в этом контексте возникло множество трудностей, которые должны стать предметом рассмотрения исследователей культуры города, городского образа жизни. Это и проблема толерантности, которая неизбежно возникает в любом крупном городе; особенно остро этот вопрос сейчас стоит в Европе в контексте обсуждения концепций «единой Европы», с одной стороны, и стремления к обособлению, с другой. Это проблема массовой культуры, которая возникла именно в городах; это вопрос организации архитектурного пространства в новых районах больших городов (доказано, что городская среда и архитектурный облик влияют на развитие личности). В итоге, это вопрос, так называемой, «деурбанизации». Люди, ощутив ситуацию, когда, по словам Эриха Фромма, «современный человек отчужден от себя, от людей и от природы», стремятся уехать жить подальше от города и свести свое «общение» с ним к минимуму. Как пишет современный французский философ Мишель Серр, «нужно как можно скорее найти новые мотивации, чтобы жить в городском шуме, смоге и тесноте»1. Но помимо этих частных проблем, возникающих во внутренней динамике города, существует и более общая, но не менее важная задача — исследовать культуру города как целостную систему, охватывающую материальную, духовную и художественную сферы деятельности города. Все это приводит к тому, что проблема города, городской культуры и городского образа жизни не теряет своей актуальности, а получает все новые и новые формы и пути развития.

Хотя культура как форма существования человека гораздо старше, чем городской образ людей, и хотя со времен появления городов культура развивалась и в селах, и у кочевых народов, именно город оказался и остается поныне носителем особого типа культуры. Именно в городе культура вступила в ту фазу своей истории, которую принято называть цивилизацией, именно в городе проявились все противоречия культурного бытия человека (оппозиции «массовое-элитарное», «личностное-имперсональное», «технизация-гуманизация», «свобода-насилие», например).

Следовательно, если мы говорим об изучении городской культуры, возникает проблема как терминологического, так и методологического характера, поскольку, если в истолковании понятия «город» в российской и зарубежной мысли особых разногласий не существует, то понятие «культура» трактуется весьма неоднозначно. Концепции культуры складываются с опорой на самые разные методологические концепции — философскую, филологическую, антропологическую, социологическую, семиотическую, искусствоведческую.

Поскольку культура города является сложной самоорганизующейся системой, культурным пространством познавательной деятельности человека в целом, именно междисциплинарный уровень ее исследования позволяет координировать действия наук, направленных на построение целостной структурно-функциональной модели познаваемого объекта. По словам М. С. Кагана, именно «уровень междисциплинарный, на котором несколько дисциплин, обращенных к изучению общего объекта, в процессе комплексного исследования обмениваются информацией, находя возможность перевода языка каждой из них на язык других»1, позволяет соотносить информацию, добываемую каждой из наук, и, следовательно, интегрировать полученные знания для выработки целостной картины исследования. Междисциплинарный уровень исследования является одним из основных уровней интегративного процесса в сфере научного знания (согласно М. С. Кагану, он имеет следующие ступени: уровень синтеза, выражающийся в образовании новой науки благодаря скрещиванию нескольких дисциплин; уровень междисциплинарный, уровень трансдисциплинарный, на котором вырабатываются общие для целой группы наук принципы и методы исследования; уровень общенаучный, на котором вырабатываются исследовательские программы, эффективные для всех областей знания в пределах определенной исторической парадигмы, и уровень философский, позволяющий всем наукам, независимо от объектов изучения, использовать методологические установки, включающие предмет познания каждой из них в целостную картину мира2).

В гуманитарных науках проблема изучения городской культуры не только решается, но и осознается в зависимости от того или иного взгляда на сущность культуры и пути ее изучения.

До возникновения системного представления о культуре города ее изучение неизбежно сводилось к суммированию разных ее проявлений в общетеоретическом масштабе. К таким исследованиям можно отнести следующие: «Географическое положение больших городов» Ф. Ратцеля, «Большие города и духовная жизнь» Г. Зиммеля, капитальную монографию Л. Мамфорда «Культура городов», в которой описываются различные стороны и проявления городской культуры без обоснования необходимости и достаточности их проявления, исследование К. Линча «Образ города». Если же мы говорим о культурологии как о науке, исследующей формы организации социокультурного опыта человечества, воплотившегося в артефактах культуры и информационных системах, в способах организации человеческого поведения, то согласно концепции М. С. Кагана, можно выделить четыре фактора, которые обуславливают культурную жизнь города: географический фактор, социальный статус города, его архитектурный облик, и, наконец, эстетически-художественный фактор. В соответствии с этой градацией среди многочисленных исследований городской культуры можно выделить следующие их направления:

— работы, сосредоточивающие свое внимание на историческом развитии города как целостной системы в конкретных географических условиях, это, прежде всего, исследования Школы Анналов (Ф. Бродель, Ж. Ле Гофф), Л. Б. Когана, Э. А. Орловой, Л. М. Семеновой и многих других ученых;

— комплекс работ, предметом исследования которых становится, прежде всего, социальное пространство города (так называемая, урбан-социология): это концепции Ф. Тенниса, М. Вебера, Л. Хобхауза, Э. Дюркгейма, В. Глазычева, В. Вагина, Л. Ионина, Б. Ерасова;

— работы, направленные на изучение архитектурно-эстетического облика города (исследования Л. Б. Когана, В. Л. Глазычева, Д. С. Лихачева, А. Д. Иконникова, К. Линча, П. Клаваля); семиотические исследования В. Н. Топорова, Ю. М. Лотмана, З. Г. Минца.

Особо следует отметить две работы, в которых осуществлена попытка системного исследования, учитывающего совокупное действие перечисленных выше факторов: это монография Н. Анциферова «Душа Петербурга», направленная на определение культурной жизни и истории города, и фундаментальное исследование петербургского ученого М. С. Кагана «Град Петров в истории русской культуры», главной задачей которого стало рассмотрение культуры как результата связи, взаимодействия всех своих частей; соответственно, именно оно является примером междисциплинарного исследования.

Таким образом, культура города должна исследоваться как многосторонняя и целостная систему на методологическом уровне, позволяющем интегрировать и соотносить информацию разных наук.

Как пишет в своей статье «Культура города и пути ее изучения» М. С. Каган, культура, взятая в полноте своего динамического бытия, «оказывается трехаспектной системой: три ее грани или модальности — человеческая, деятельностная и предметная»1.

При таком понимании культуры, очевидно, что в мировом времени и мировом пространстве существует множество культур — исторических, региональных, конфессиональных. Следовательно, культура города является своеобразной субкультурой по отношению к целостной национальной культуре, и потому ее изучение требует понимания ее целостности, ее структурно-функционального строения, ее граней и взаимовлияний. Без такого системного представления о культуре ее изучение неизбежно сводится к суммированию знаний. Как отмечает профессор М. С. Каган в статье «Перспективы развития наук в XXI веке», методология исследования должна отвечать уровню сложности самой системы, поэтому простого суммирования методов и полученных с их помощью знаний оказывается недостаточно, поскольку культура не является суммой разных сторон своего бытия, она — система, то есть органическая взаимосвязь и взаимодействие.

Такие исследователи как И. Валлерстайн, Б. Н. Межуев, М. С. Каган отмечают, что в данном случае необходима особая методология, способная выявить эти связи и взаимодействия — именно та, которую в наши дни начала разрабатывать теория междисциплинарных исследований. Следовательно, по словам исследователей, «первая задача научной и философской мысли XXI века — глубокая разработка методологии междисциплинарных исследований человека, адекватной его системной структуре, и открывающей науке новые пути, неизвестные всей прошлой ее истории»2.

Таким образом, методологическая база изучения городской культуры формируется на принципах междисциплинарно-системно-синерге-тического понимания научной деятельности, что позволит снять многие противоречия, возникшие именно в рамках культуры города.

В. Г. Туркина (Саратов)

  1. Парадигма (1)

    Документ
    Редакционный совет: докт. филос. наук, проф. М. С. Уваров; докт. филос. наук, проф. В. Н. Сагатовский; докт. филос. наук, проф. И. И. Евлампиев, канд.
  2. Учебно-методическое пособие казань кгту 2007 удк 364 ббк 65. 272

    Учебно-методическое пособие
    Социальная работа : курсовое и дипломное проектирование : учебно-методическое пособие / А. В. Морозов. – Казань : Изд-во Казан. гос. технолог. ун-та; 2007.
  3. И. Г. Вепрева, д-р филол наук

    Документ
    О–26 Обыденное метаязыковое сознание и наивная лингвистика: Межвузовский сборник научных статей / Отв. ред. А.Н. Голев. – Кемерово, Барнаул, 2008. – 480с.
  4. Удк 81'1=81'366. 56+81'367. 625 Лаврентьев В. А. Взаимодействие категорий лица и залога

    Документ
    Глагол выражает значение процессуальности в категориях вида, залога, лица, наклонения, времени, числа, при этом все названные категории находятся в многосторонних и многообразных связях между собой, однако далеко не все эти связи детально
  5. С. А. Авакьян Библиография по конституционному и муниципальному праву России

    Документ
    Библиография содержит сведения об изданиях по конституционному и муниципальному праву России, появившихся за период более 100 лет. В библиографическом справочнике учтена литература по состоянию на 1 января 2002 г.
  6. А. З. Одомашнем суде между государственными крестьянами // жмги. 1846. Ч. 18. №1/3

    Документ
    200 лет Тамбовской губернии и 60 лет Тамбовской области: Историко-статистический обзор. / Администрация Тамбовской обл.; Тамбовский обл. ком. гос. статистики; Тамбовский гос.
  7. З м І с т (13)

    Документ
    Актуальність теми дослідження. Юридична концепція людини як суб’єкта права, відповідні філософсько-правові уявлення про її природні права і свободи обумовили характер змін у суспільстві, стали основними орієнтирами реформування та

Другие похожие документы..